16+

«Забайкальский рабочий», Официальный сайт ежедневной краевой общественно-политической газеты

Главная / Статьи / Сыны и пасынки региональной политики России
18.10.2016 14:19
  • 120
В печати не опубликовано!

Сыны и пасынки региональной политики России

Дальний Восток и Забайкалье: острый дисбаланс господдержки. 

Комитет Совета Федерации по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера провел в Хабаровском крае выездное совещание по вопросам реализации госпрограммы «Социально-экономическое развитие Дальнего Востока и Байкальского региона».

В мероприятии приняли участие представители федеральных органов и субъектов Российской Федерации, расположенных на территории Дальнего Востока и Байкальского региона. На совещании в Хабаровске акцент был сделан на формировании в составе госпрограмм специальных разделов, предусматривающих опережающее развитие регионов в рамках реализации Послания Президента России Федеральному Собранию от 3 декабря 2015 года. По итогам мероприятия на вопросы корреспондента «Забайкальского рабочего» ответил член Совета Федерации, заместитель председателя Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Степан ЖИРЯКОВ.

О Забайкалье много говорят, да мало делают

— Степан Михайлович, на Ваш взгляд, государственная программа «Социально-экономическое развитие Дальнего Востока и Байкальского региона» содержит необходимые меры и ресурсы по достижению сбалансированного социально-экономического развития Забайкалья?

— Давайте начнем с того, что существовавшая до августа этого года предыдущая редакция госпрограммы основной своей целью ставила ускоренное развитие Дальнего Востока и Байкальского региона путем создания транспортной и иной инфраструктуры. При этом главным инструментом реализации госпрограммы на территории нашего Байкальского региона была и остается федеральная целевая программа «Экономическое и социальное развитие Дальнего Востока и Байкальского региона до 2018 года».

Необходимо отметить, что в предыдущей версии ФЦП доля господдержки Забайкальского края без учета средств на железнодорожную инфраструктуру БАМа и Транссиба составляла мизерную величину 1,1 % (Иркутской области — 4,0%, Республики Бурятии — 4,5 %). В то же самое время доля государственной поддержки субъектов Дальневосточного региона в ФЦП составляла 90,4 %.

— А если принять во внимание численность населения?

На душу населения субъектов Дальневосточных регионов приходилось более чем в 6 раз больше средств федерального бюджета, чем на душу населения Байкальского региона. В свою очередь, доля, формируемая субъектами Байкальского региона в совокупном объеме валового регионального продукта Дальнего Востока и Байкальского региона, составляет почти треть — 30 %.

Такая, мягко говоря, диспропорция, просматривается и в вопросе доли софинансирования.  Доля софинансирования за счет средств региональных бюджетов в среднем по программе составляла 5,8%. Величина данного показателя для Забайкальского края — 21 %, для Республики Бурятии — 12%, для Иркутской области — 37 %. Это кратно выше, чем для субъектов Дальневосточного региона.

— И что в промежуточном итоге?

— За время реализации госпрограммы, с 2014 года по настоящее время, в Забайкальском крае было построено целых … 35,82 км автомобильных дорог.

— Не густо…

Новая редакция госпрограммы — диспропорции сохраняются

— В августе 2016 года была утверждена новая редакция госпрограммы, которая претерпела кардинальные изменения целей, приоритетов, источников и механизмов реализации поставленных задач. Присутствие в программе мероприятий по развитию Байкальского региона теперь вообще носит «транзитный» характер и не является приоритетным. Расскажите об этом подробнее, пожалуйста.

— Структура, включающая 5 подпрограмм и 3 федеральные целевые программы, а также ресурсное обеспечение госпрограммы подтверждают лишь незначительное присутствие Байкальского региона. Хотя при описании особенностей, учитываемых при составлении проекта программы, были выделены именно два макрорегиона — Дальний Восток и Байкальский регион.

25 мая 2016 года по итогам заседания правительственной комиссии по Дальнему Востоку и Байкальскому региону отраслевым федеральным министерствам, ответственным за реализацию госпрограмм, было дано поручение о включении, начиная с будущего 2017 года, мероприятий по Байкальскому региону в состав специальных разделов госпрограмм и федеральных целевых программ.

Вместе с тем в рамках новой подпрограммы «Поддержка реализации инвестиционных проектов в Байкальском регионе» финансирование не было предусмотрено. Не было также включено содействие инвестиционным проектам, не требующим привлечения средств федерального бюджета, а также реализация инвестпроектов с участием акционерного общества «Фонд развития Дальнего Востока и Байкальского региона». Для сравнения, ассигнования федерального бюджета на реализацию аналогичной подпрограммы Дальневосточного федерального округа составляют 178,24 млрд. рублей.

— А как в новом документе отражены интересы территории опережающего социально-экономического развития в Краснокаменске?

— В госпрограмме отсутствуют задачи формирования и развития в Байкальском регионе территорий опережающего социально-экономического развития с благоприятными условиями для привлечения инвестиций. И это несмотря на то, что уже есть решение о создании территории опережающего социально-экономического развития «Краснокаменск» в Забайкальском крае. В то же время в Дальневосточном округе планируется создать 21 ТОСЭР при 12-ти уже имеющихся. Отмечу, из них 20 будет полностью обеспечено инженерной инфраструктурой. Таким образом, Забайкальский край не обеспечен механизмами и инструментами по развитию ТОСЭР «Краснокаменск», кроме существования Фонда развития моногородов.

— Каковы намерения Правительства Российской Федерации по обеспечению потребности в трудовых ресурсах и закреплению населения в Байкальском регионе?

— В Забайкальском крае, Республике Бурятии и Иркутской области планируется создать 2,63 тысячи рабочих мест. Для сравнения, в одном только Владивостоке рабочих мест должно стать 74,8 тысячи.

Тогда как социальная обстановка в Байкальском регионе и, в частности, Забайкальском крае характеризуется значительной миграционной убылью населения. Миграционная убыль Байкальского региона, состоящего из 3 регионов, в 2015 году составила 15,3 тыс. человек. В Дальневосточном федеральном округе, состоящем из 9 регионов — 23,6 тыс. человек. В 2015 году из Забайкальского края уехало 18 тыс. человек, миграционная убыль (7,2 тыс. человек) была замещена естественным приростом лишь на 38 %. Ни в одном из регионов ДФО не наблюдается такой значительной убыли населения. Уезжают в основном квалифицированные специалисты и молодежь, что, несомненно, сказывается на качестве трудовых ресурсов.

В 2016 году миграционный отток сохраняется на уровне прошлого года. Забайкальский край является удаленным приграничным регионом, в связи с чем данное обстоятельство ставит под угрозу национальную безопасность Российской Федерации.

Пасынок в семье регионов России

— Но что-то же мы получаем?

— Я уже говорил, что единственным структурным элементом госпрограммы, по которому Забайкальский край получает финансирование, является федеральная целевая программа «Экономическое и социальное развитие Дальнего Востока и Байкальского региона на период до 2018 года». В ней, как и прежде, содержится только одно мероприятие по Забайкальскому краю, завершаемое в конце 2016 года. Это — строительство подъездов от федеральной автомобильной дороги «Амур» Чита — Хабаровск.

Таким образом, ФЦП, которая должна обеспечивать ускоренное развитие регионов Дальнего Востока и Байкальского региона, в реальности не содержит в себе заявленные в целях строительство и развитие объектов транспортной и энергетической инфраструктуры на территории Забайкальского края.

— При разработке и формировании ФЦП в части оказания государственной поддержки за счет средств федерального бюджета по отношению к трем субъектам Российской Федерации Байкальского региона по-прежнему наблюдается значительная диспропорция финансирования?

— Доля государственной поддержки для Забайкальского края без учета средств, предусмотренных на развитие железнодорожной инфраструктуры Байкало-Амурской и Транссибирской магистралей, составляет 2,15 %, (Иркутской области — 6,90 %, Республики Бурятии — 5,61 %). Для сравнения, доля государственной поддержки субъектов Дальневосточного региона в ФЦП составляет 85,33 %.

На душу населения субъектов Дальневосточных регионов приходится более чем в 4 раза больше средств федерального бюджета, чем на душу населения субъектов Байкальского региона. В свою очередь, доля, формируемая субъектами Байкальского региона, в совокупном объеме валового регионального продукта Дальнего Востока и Байкальского региона составляет 29,06 процента.

О своей позиции по вопросу формирования ФЦП и включения объектов инфраструктуры, в том числе объектов инфраструктуры воздушного транспорта и других, забайкальские сенаторы, Правительство Забайкальского края неоднократно обращались в Правительство Российской Федерации и уполномоченные федеральные органы исполнительной власти. Однако предложения Забайкальского края так и не были учтены.

В настоящее время, учитывая поручение заместителя председателя Правительства России Дмитрия Козака о ликвидации с 1 января 2017 года «территориальных» федеральных целевых программ и включении их мероприятий в отраслевые федеральные целевые программы и отраслевые госпрограммы Российской Федерации, ФЦП «Экономическое и социальное развитие Дальнего Востока и Байкальского региона на период до 2018 года» должна прекратить свое существование уже в конце этого года. Это означает, что Забайкальский край будет иметь нулевое присутствие в госпрограмме.

— Почему, на Ваш взгляд, это происходит?

— Как представляется, в некоторых федеральных органах исполнительной власти преобладает не просто ошибочная, а крайне опасная точка зрения, что якобы неправомерно в методологическом плане соединять два макрорегиона (Дальний Восток и Байкальский регион) в одно целое. Байкальский регион, как и Дальний Восток, обладает целым набором специфических факторов, делающих его, с одной стороны, геостратегически значимым, с другой, геостратегически наиболее рискованным и уязвимым: окраинность, северность, приграничность, удаленность от материнской стороны, сырьевая востребованность сопредельными странами.

Забайкалье, по сути, объединяет дальневосточные регионы с остальной частью России. Дальний Восток, в свою очередь, является территорией, сопредельной с Азиатско-Тихоокеанским регионом — одним из быстрорастущих экономических и стратегических районов мира. Основная зона непосредственного контакта с АТР — восточный участок российско-китайской границы. Именно Забайкалье, где этот участок берет начало, и на которое приходится четверть (около 1000 км) его протяженности, по сути, обеспечивает решение задач геополитической безопасности и территориальной целостности государства. Как тут не вспомнить высказывание П.А. Столыпина, что «…наиболее отдаленные … части ее (России – авт.) … могут … безболезненно и незаметно отпасть». А Забайкальский край, образно выражаясь, — это сук, на котором дальневосточная Россия сидит над бездной растущего Китая. Байкальский регион расположен в глубине России, что не снижает его геостратегическую важность для страны, но и не уменьшает геостратегические риски.

— И что дальше?

— Если следовать логике ранее принятых документов, то надо руководствоваться Стратегией социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона на период до 2025 года. В ней в качестве главной цели поставлено закрепление населения за счет формирования развитой экономики и комфортной среды проживания. Закрепления населения на Дальнем Востоке и в Байкальском регионе возможно добиться только за счет превышения среднероссийского уровня социально-экономического развития. Вышеприведенные фундаментальные факторы, усложняющие жизнь дальневосточника и забайкальца, помноженные на экстремальные природно-климатические условия, требуют более высокого уровня благосостояния и социального обеспечения.

Мы, сенаторы от Байкальского региона, представляющие в Совете Федерации Иркутскую область, Республику Бурятию и Забайкальский край, также будем бороться за подготовку и принятие соответствующего нормативно-правового акта Правительства Российской Федерации. Этим документом в том числе предполагается закрепить долю софинансирования для субъектов Байкальского региона по мероприятиям всех государственных программ в размере не более 5%.

В этой связи Комитет Совета Федерации по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера поддержал просьбу учесть предложения Правительства Забайкальского края по внесению изменений в госпрограмму, дополнению ее необходимыми мерами и ресурсами для сбалансированного социально-экономического развития субъектов Байкальского региона, предусмотрев соответствующие источники их финансирования. Это касается мероприятий, направленных на достижение основной её цели — повышение уровня социально-экономического развития Байкальского региона в целом и Забайкальского края в частности.

— Спасибо за интервью.

Автор: Анатолий КВАСОВ.

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите, пожалуйста, необходимый фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам. Заранее благодарны!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

Вверх