16+

«Забайкальский рабочий», Официальный сайт ежедневной краевой общественно-политической газеты

Главная / Статьи / Как сохранить любовь
07.07.2017 10:30
  • 616
  • 3

Как сохранить любовь

Фото из семейного архива Гаймоленко. 

Династия врачей Гаймоленко хорошо известна в Забайкалье. Сергей Григорьевич и Инесса Никандровна не только сами всю жизнь посвятили медицине, они и детям передали свою любовь к профессии. Оба сына — дипломированные врачи, невестки тоже работают медиками. Мы поговорили с супругами Гаймоленко о том, как сберечь любовь и взаимное уважение в семье, несмотря на трудности; как правильно воспитывать детей — кнутом, пряником или сразу тем и другим; о благодарных пациентах, мудрых наставниках, любимых внуках, путешествиях и многом другом. 

Романтика, картошка и... длинные волосы

— Вы познакомились и стали встречаться в мединституте, насколько мне известно. А когда именно та самая искра между вами пробежала?

Сергей Григорьевич:

— В те времена, когда мы поступали, первую неделю учебного года нам читали лекционный курс. Огромный зал, 350 студентов, два потока. Обратили ли мы тогда внимание друг на друга, я не знаю, но знакомство произошло именно в этом зале. Я на первом курсе отпустил длинные волосы, потому что в школе это было запрещено. Но меня хватило ровно на год. Потом подстригся и ходил всю жизнь с короткой стрижкой, с длинными некомфортно было. Быстро я от них отказался.

Инесса Никандровна:

— Я увидела его впервые в этом зале. Он был такой… птенец шестнадцатилетний, совершенно юный, мальчик с длинными волосами. Во время этой лекционной недели кто-то мне сказал, что он, оказывается, учится в нашей группе. А я поступила вместе с подружкой-одноклассницей, причем в группе оказалось семеро моих одноклассников! Потом сразу после этого лекционного курса мы поехали на картошку в Верх-Читу, в колхоз. Жили в бараках, днем собирали картошку, а вечером сидели у костра. Замечательное было время.

Сергей Григорьевич:

— У нас в группе было примерно 50 на 50 юношей и девушек. Почему взгляд упал именно на Ину? Я думаю, что она в молодости была кокеткой. Всегда строила глазки. Купились на это двое: я и еще один наш одногруппник. А добился я! По жизни я упертый. Если у меня есть какая-то цель, я, как правило, не отказываюсь от нее. Может быть, не с первого раза, но с третьего, пятого, десятого — неважно, все равно в итоге этого достигну, добьюсь. Так и получилось.

Инесса Никандровна:

— Завязались отношения, роман продолжался до четвертого курса, с разнообразными всплесками и падениями. После четвертого курса поженились, а в начале шестого родился первый ребенок. Мы учились вместе с Сережей, только теперь уже в разных группах: Сергей — в хирургической, я — в педиатрической. Такое разделение произошло потому, что мы окончили лечебный факультет, и на пятом курсе нужно было выбрать специализацию: хирургия, акушерство, терапия, педиатрия. Самыми престижными были акушерство и хирургия, на них можно было претендовать со средним баллом 5.0. Две другие были наименее престижными, в них шли все остальные. Но мы учились хорошо, Сергей Григорьевич уже с третьего курса был ленинским стипендиатом, это позволяло иметь стипендию в размере целой заработной платы (по тем временам). Я тоже хорошо училась, без троек, были четверки, но в основном пятерки. Выбрала я все-таки педиатрию, хотя могла претендовать на акушерство и хирургию. Я никогда о них не мечтала, потому что знала, что мой характер и особенности нервной системы не предрасполагают к таким жестким специальностям. Педиатрия стала для меня осознанным выбором.

Чита-Красноярск-Чита

Последний звонок  в ЧГМА. Даниил и его супруга Ольга в окружении родителей. 

— Как складывалась Ваша карьера после окончания вуза?

Инесса Никандровна:

— Когда я еще училась в субординатуре по педиатрии, наш преподаватель Анатолий Владимирович Серкин, который потом стал первым деканом педиатрического факультета, сказал: «Мы тебе предлагаем ординатуру, если только ты в последующем поедешь в аспирантуру. Нам нужны преподавательские кадры для факультета». Именно в этот период шло решение вопроса по организации педфака в вузе. У меня зачетка была 5.0, и я осталась в ординатуре на кафедре педиатрии. А затем уже через два года пришлось ехать в аспирантуру в Красноярск. Хотя у нас ребенок уже был. Речь шла о том, что Сергей останется здесь, а я уеду на три года в другой город. Это было очень трудно. Все вокруг говорили: «Как же так, ты уедешь на три года, и ваша семья распадется…» И здесь большую роль сыграла моя единственная и любимая свекровь. Она сказала: «Ина, езжай». Я говорю: «А как же он?» И она произнесла очень мудрую фразу: «Будучи вместе, семья тоже может распасться, если ее не поддерживать и не сохранять. Надо ехать. Возьмем ребенка к себе, будем его с дедушкой пока воспитывать» Так и получилось. Слава богу, мы не три года жили в разных городах, а всего один, потому что мой руководитель Жан Жозефович Раппопорт сразу же расспросил меня про семейное положение. Я ему все рассказала, и он спросил: «А муж не хочет сюда в ординатуру?» И Сергей приехал в Красноярск, мы там два года прожили вместе, потом вернулись в Читу.

— А в Чите Вы защитили кандидатскую и докторскую?

— С момента возвращения домой я прошла путь от ассистента и доцента до заведующей кафедрой педиатрии, защитила кандидатскую после аспирантуры. А через некоторое время, благодаря ректору Анатолию Васильевичу Говорину, начала заниматься докторской диссертацией. Он меня стимулировал к этому, и я ему пообещала это сделать. И именно из-за того, что мне было стыдно не выполнить обещание, хотя это было очень трудно, мне пришлось ее писать. Он при каждой встрече спрашивал, нужна ли помощь? Через пять лет я ее защитила. Сейчас я заведую кафедрой педиатрии педиатрического факультета Читинской государственной медакадемии. Нисколько не жалею о своем профессиональном пути: ни о том, что в педиатрию попала; ни о том, что благодаря своему шефу в Красноярске профессору Раппопорту стала углубленно заниматься аллергологией и пульмонологией детского возраста, и это продолжает оставаться в сфере моих интересов. Ни о том, что благодаря ректору медакадемии начала делать научную карьеру.

— Сергей Григорьевич, а Ваша карьера как складывалась?

Сергей Григорьевич:

— Почему я вообще решил стать врачом? Мне кажется, что повлиял на меня дед по материнской линии, который жил в Чите. Он меня многому в жизни научил, и я ему очень благодарен за это. Он был очень неоднозначным человеком, но я его в детстве очень любил и уважал. Он сильно болел, и я ему все время говорил: «Дед, ты потерпи, я вырасту, стану врачом и тебя вылечу». Когда я заканчивал институт, возможности были разные: поступить в ординатуру, еще куда-то… Но я все шесть лет обучения занимался в студенческом кружке на биохимии и считаю, что этот кружок меня многому научил: мышлению, отношению к ситуации, анализу. В итоге после института мне предложили должность ассистента на кафедре биохимии. Я сомневался. Решающее слово сказала моя мама, которая была педагогом: «Сережа, да ты что?! Это же кафедра!» Сам я, конечно, не мог тогда этого оценить. А потом, спустя год, понял, что потерял главное. Я же стремился всегда быть врачом, а стал…

Инесса Никандровна:

 — Тем не менее Сергей с друзьями все время, пока они учились, ходил в городскую больницу, дежурил, возил больных, потом уже и оперировал. Хирургия шла параллельным курсом с биохимией. Это был очень сложный год. Он приходил домой, молчал, был совершенно удрученным и к концу года сказал: «Я не могу больше, мне надо решать». Куратором нашей группы была Лариса Петровна Никитина, жена ректора и заведующего кафедрой биохимии Владимира Николаевича Иванова. Она была нам как мама родная, очень нас любила, мы к ней ходили в гости, ездили вместе на природу, много общались вне учебы, она болела за нас на каждой сессии до самого окончания учебы. И Сережа был ее любимым учеником. Поэтому уходить с кафедры было очень тяжело.

Сергей Григорьевич:

— Решение было трудным. Владимир Николаевич и Лариса Петровна меня многому научили, я им очень благодарен за все. Еще же советские времена были, надо понимать. Ты никто, а тебе сделали подарок в жизни — взяли ассистентом на кафедру. И тут ты самовольно отказываешься от этого и идешь против воли людей, которые тебе помогали. Психологически тяжело было. Но в итоге я все-таки ушел.

— Почему именно в детскую хирургию?

Сергей Григорьевич:

— Я туда попал случайно, по стечению обстоятельств. Я же лечебник. Одногруппница наша работала в областной (сейчас краевой) детской клинической больнице медсестрой. Как-то она мне говорит: нам нужны медсестры, приходи к нам. Я пришел в детскую хирургию, она была тогда на первом этаже, и стал работать медбратом. Год интернатуры, два года ординатуры, в итоге вернулся сюда. Прошел путь врача, затем заведующего отделением общей хирургии краевой детской клинической больницы. Сейчас работаю заведующим кафедрой детской хирургии медицинской академии. Я, абсолютно не кривя душой, считаю, что педиатрия вообще и детская хирургия как ее часть — это специальность супер. Ее ни с чем нельзя сравнить. Дети такие благодарные пациенты, настолько психологически комфортно работать с ними! Понятно, что есть тяжелобольные, даже бесперспективные больные. Но их процент гораздо ниже, чем в той же геронтологии, где пациенту нужна помощь врача даже не как специалиста, а как психолога. У детей все по-другому. Обычная реакция ребенка, когда он болеет, он отгораживается, боится. Только ему полегчало — все, он твой лучший друг.

Инесса Никандровна:

— Мы хотим сказать слова признательности людям, благодаря которым состоялась наша профессиональная судьба. Это замечательные педагоги вузов Читы и Красноярска, врачи-профессионалы, которые окружали нас на разных этапах нашей жизни. Человек формируется как личность под влиянием семьи, учителей, друзей, коллег по работе. Кроме того, для людей нашей профессии большое значение имеет общение с нашими пациентами и их родителями. Всех этих людей перечислить невозможно, но мы благодарны каждому.

Кнут, пряник и магазины люкс

9 мая 2017 года. 

— Расскажите, пожалуйста, о ваших детях.

Инесса Никандровна:

— Дети — это счастье. В молодости я думала, что у меня будет пятеро детей. Потом, накануне замужества решила: трое. Потом вышла замуж и сконцентрировалась на двоих. Так в жизни случилось, что мы чуть было не остались с одним ребенком. Второй достался нам трудно. У них очень большая разница в возрасте — 13 лет. Артему — 37, он по специальности врач-психиатр, Даниилу — 24, он в этом году получил диплом педиатрического факультета. У нас две невестки, они тоже окончили медакадемию — фармаколог и лечебник. Я очень благодарна мужу за то, что у меня два сына.

— У вас какие-то особенные методы воспитания в семье применялись?

Инесса Никандровна:

— В семье должны быть и пряник, и кнут. Я по характеру не очень жесткий родитель, поэтому исполняю роль пряника. Муж на меня иногда сердится: почему я должен быть кнут, а ты пряник? Это же не очень приятная роль. Я ему благодарна, потому что если бы не он, то мои мальчики, наверное, не были бы такими, какие они сейчас. Они выросли нормальными, успешными людьми. Они его очень уважают, где-то и побаиваются. Некоторые бытовые проблемы мы можем и за его спиной решить вместе с детьми. А когда принципиальное что-то решается, это все делается только с его ведома.

Сергей Григорьевич:

— Я и старшего, и младшего воспитывал примерно одинаково. Чем старше молодой человек, тем потребностей больше, и когда-то это теряет границы. В те времена, когда младший был студентом, эта проблема так остро не стояла, а вот когда Артем учился, тогда вообще денег не было. Я им говорил всегда: наша с матерью обязанность — вас одеть, обуть, накормить. Хотите развлекаться — зарабатывайте, развлекайтесь. Никаких проблем.

Инесса Никандровна:

— Однажды нас пригласил режиссер студенческого театра ЧГМА на спектакль и сказал, что прототип одного из героев — наш сын. Спектакль был создан на основе интервью, взятых у студентов. Один из героев на сцене рассказал, почему пошел работать: «Когда мне исполнилось 18 лет и у меня появилась девушка, родители мне сказали: если хочешь иметь деньги на развлечения, иди и работай!» И мы узнали в нем нашего сына…

— Ребята сразу определились с выбором профессии, глядя на родителей, или все же колебались?

Инесса Никандровна:

— В общем-то сразу. Хотя старшему мы говорили: «Может, ты не пойдешь в медицину?» Потому что это были те времена, когда врачи жили плохо. Девяностые годы. Тогда было сильно тяжко, вся страна жила так. И врачи в том числе.

Сергей Григорьевич:

— Он произнес тогда фразу, которая нас повергла в недоумение. Мы ему сказали: «Артем, посмотри, мы живем от зарплаты до зарплаты». Тогда еще и месяцами не платили. Мы в тот момент были в Москве, шли по Калининскому проспекту, и как раз стали открываться дорогие магазины, к витринам которых можно было подойти, посмотреть на ценник и сразу же уйти. И мы мимо такого вот магазина проходили. А он в ответ: «Я так жить, как вы, не буду! Я буду покупать товары в таких магазинах». Мы были просто в шоке. Сейчас он реально живет лучше нас. Он сделал свою судьбу, построил карьеру, защитил диссертацию, у него семья, двое детей. Он состоявшийся человек, достиг всего сам, и мы очень этому рады.

Инесса Никандровна:

— Даниил шесть лет назад пошел работать санитаром на скорую помощь и до сих пор там работает. Гордится этим очень, потому что заработал себе всякие надбавки, «колёсные», очень много видел и делал своими руками, ему это очень помогает в плане обучения. Сейчас работает в реанимационной бригаде. Ездил на оказание помощи пострадавшим паломникам в ДТП в Петровск-Забайкальском районе, отмечен почетной грамотой министра здравоохранения Забайкальского края. Собрался идти в хирургию. 

Большая семья

Артем и Даниил с детьми. 

— Бывали ли внутрисемейные конфликты из-за того, что вы работаете в одной сфере, да еще и такой сложной, как медицина?

Сергей Григорьевич:

— Никогда прямых конфликтов на профессиональной почве не было. Во-первых, потому что у нас все-таки специальности разные, хотя отрасль одна. Если я рассказываю то, что происходит у меня, а она мне свое, то в результате это интересно. Это перекрещивающиеся интересы. Если бы оба работали детскими хирургами да еще на одном поле, я точно могу сказать, что я бы не смог работать. Это же надо все преодолевать. А если еще, не дай бог, один начальник, а другой подчиненный — это вообще тоска. Но серьезных каких-то проблем в семье, связанных с профессией, не было никогда. Наверное, возраст тоже играет роль, интерес сейчас не такой пионерский, как раньше, когда у нас любой случай вызывал восторг. Сейчас уже опыт такой, что новостей особых не случается. Есть только различная окраска, а случаи примерно идентичные.

Инесса Никандровна:

— Со временем мы стали меньше говорить на профессиональные темы дома. Уже и так все понятно. Только если что-то исключительное, если нужно посоветоваться. Бывает и так, что ведем прием в поликлинике ЧГМА в один день примерно в одно и то же время, и если необходимо, то совместно консультируем пациента.

— Какие у вас взаимоотношения с невестками?

Инесса Никандровна:

— Хорошие. У меня есть пример моей свекрови. Она была женщина очень мудрая и относилась ко мне, как к дочери. Мы с Сережиной сестрой были на одной планочке, и я это чувствовала. Поэтому я стараюсь относиться к своим невесткам так же, как она относилась ко мне. Я им тоже очень благодарна. Однажды старшая невестка позвонила и сказала: «Инесса Никандровна, я Вас так люблю!» Мне больше ничего и не надо от моих невесток, если они испытывают ко мне такие чувства. Несмотря на то, что у каждой из нас свои особенности характера.

— Часто ли вы собираетесь все вместе — с сыновьями, невестками, внуками?

Инесса Никандровна:

— У нас трое внуков: Григорий, ему 11 лет, и Дмитрий, ему скоро 6 лет, это дети старшего сына, а внучка Мирослава — дочка младшего сына, ей 30 июня исполнился годик. Очаровательный, улыбчивый ребенок. Внуки — это счастье! Хотя мы бабушка и дедушка не очень правильные. Есть бабушки и дедушки, которые берут внуков на выходные, освобождают родителей. Мы же можем поводиться немного, если дети куда-то уходят. Мы работающие бабушка и дедушка, и тоже имеем право на отдых. Иногда Сергей Григорьевич ворчит, когда дети внезапно собираются к нам прийти, а у нас какие-то планы.

Сергей Григорьевич:

— Просто я не люблю свои планы менять. На работе я в любой момент готов перестроиться, к стрессовым ситуациям привык. А в быту я человек советский: пятилетка должна быть распределена. Я утром встал — должен знать, что у меня будет до конца светового дня.

Инесса Никандровна:

— Очень любим, когда все они приходят к нам в гости. Со старшими собираемся буквально каждые две недели обязательно, иногда и чаще. Они обычно приходят к нам. Младшие не всегда могут к нам присоединиться, потому что Мирослава еще очень маленькая. Несмотря на то, что квартира небольшая, мы так обустроили кухню, чтобы можно было собраться всем вместе.

— Были мысли уехать из Забайкалья?

Инесса Никандровна:

— Да, был такой период, когда возникло непреодолимое желание уехать в другой регион. Но нас остановили дети. Мы поняли, что без детей в другом месте жить не сможем. Если дети поедут, то мы, конечно, тоже поедем. Работа, друзья и дети — это главное, что нас держит здесь.

— Любите ли вы путешествовать вдвоем?

Инесса Никандровна:

— Нам очень нравится это занятие! Когда мы учились в аспирантуре, в ординатуре, у нас была стипендия 90 рублей, и мы путешествовали. В Москву ездили — родители Сережины жили в Подмосковье. В Германии и Польше побывали. Потом был период, когда за пределы Забайкалья практически не выезжали, не было возможности. И потом возобновили путешествия уже после 50 лет. Побывали в Кисловодске, Китае, Таиланде. Очень хочу съездить в гости к подруге, с которой мы учились в одной группе, в Америку. Она в этом году получила там диплом специалиста-радиолога, прошла много этапов подтверждения российского диплома. Каждый год ездим на Байкал — и вдвоем, и с детьми. Будем продолжать путешествовать.

— Спасибо за беседу.

Автор: Кира КРАПИВКИНА

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите, пожалуйста, необходимый фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам. Заранее благодарны!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

Вверх