16+

«Забайкальский рабочий», Официальный сайт ежедневной краевой общественно-политической газеты

Главная / Статьи / Из окон школы Родину видеть
06.09.2017 15:09
  • 25
  • 1

Из окон школы Родину видеть

«Нам целый мир чужбина; Отечество нам Царское Село». Так великий  Пушкин связал навеки себя и товарищей своих с Царским Селом. Уже двести лет тому, но мы сегодня говорим Царское Село, а думаем лицей. Император Александр I называл лицей школой будущих государственных деятелей. 

Учить человека учиться — трудно

И из тридцати двух первых, окончивших эту школу, были вошедшие в историю России на поприще государственном, дипломатическом, военном, статском. Были бунтари. Были поэты. Был Дельвиг, будущий литератор, издатель, поэт, ученик ленивый и неусердный, и потому при выпуске в список внесённый последним. Был Пушкин, напрочь не способный понять теоремы и уравнения. Помните, дорогой читатель, случай из его биографии, когда профессор, вызвавший его к доске, сказал: «Садитесь, господин Пушкин, и пишите свои стихи». И он писал стихи, не усердствовал по наукам, ему непонятным и неинтересным, и при выпуске был предпоследним, строчкой выше Дельвига. По правилам сегодняшней школы он должен бы быть переведён в другую школу, где усваивают «два пишем, один в уме», и с ним Кюхельбекер — оригинал, мыслитель, поэт — как тип неуравновешенный и «трудный». Но лицей был школой других правил. Школой равных, школой наук и знаний, школой братства.

У российской школы не было своих повествователей, как, скажем, Екатерина Бакунина, Фёдор Углов и Николай Амосов в медицине: о радостях и неудачах, надеждах и поисках, о труде во имя здоровья людей – интересно, ярко, художественно. Как будто в поколениях просветителей не было людей, владеющих словом и пером. Есть книги Макаренко: откровение, исповедь великого педагога о себе, своих воспитанниках и коллегах-воспитателях. Книги о воспитании человека, личности.

А вот школы, классов и тех же воспитанников, которыми вчерашняя вольница, верстак в мастерской и плуг ценились выше арифметики и географии, словно и не было. Словно не было и учителей, всё-таки пробуждавших в них интерес и тягу к знаниям. Ведь сотни пацанов, окончив школу при колонии, пошли учиться дальше, в техникумы, институты. Для них это был путь через тернии беспризорного и жестокого детства к своим звёздам, в жизнь.

Мог бы Макаренко, кажется мне, продолжить «Педагогическую поэму» оптимистической драмой. Драмой, достойной быть описанной им самим в книге, её участниками в воспоминаниях, дневниках, записках. Это была бы книга, как стать и быть учителем, и бесценный опыт для людей этой действительно прекрасной и очень трудной профессии. Учить человека учиться — это трудно.

Ученики умнеют через годы: «Дурак я был, что не хотел учиться, учителей доводил, бить меня надо было». А в кругу учителей, уже немолодых, нередко можно услышать: «Можно было уйти, так нет же, держит, тянет эта проклятая школа». Бывает, уходят, и уходят одарённые, предмет свой знающие молодые учителя, не сумевшие взять главный барьер – дисциплину в классе. Каким нюхом, каким чутьём дети видят учителей, непонятно, непостижимо. Кому-то с первых минут знакомства садятся они на голову, у кого-то самый буйный класс сидит тише одной мыши. Вот где пригодились бы опыт и наследие макаренковских учителей, их школы.

Школа — это пожизненная школа для учителя и самое дорогое воспоминание для детей. Здесь букварь, другие учебники и книги, мир познания и мечты о будущем, о профессии. Мечта — это цель, к которой идёт человек. Люди сегодняшних старших поколений — счастливое племя. Мы где-то в пятом-шестом классе писали сочинение на тему «Кем я мечтаю быть». Никто не боялся нарваться на резкость и насмешку учителя, а наши родители наше будущее за нас не решали и наши мечты через колено не ломали.

Мой класс

Я помню, вовсе не прилежная Тамара твердила: «Буду радистом», отличница Люба Бато-Очирова ещё в четвёртом классе говорила: «Буду геологом», тихий Лёнька Беломестнов: «Пойду в военное училище», а Сашка Лесков: «Буду трактористом и танкистом». Мы, которые сами с усами, их мечты и свои принимали как дело решённое.  Учителям, наверное, думалось, что жизнь покажет, мудрость родителей помогала нам быстро взрослеть.

Тамара по окончании школы работала радистом на Диксоне, Люба при наших встречах поёт песню молодости своей: «Страдают в бродяжьих душах бетховенские сонаты…», Лёньку кто-то встретил в те годы в звании старшего лейтенанта, а Сашка стал, как мечтал, хлеборобом. В возрасте пятнадцати-, семнадцатилетнем они, каждый сам-друг, поехали, по тогдашним понятиям народа, в города далёкие, выдержали конкурсы и выучились. Бывали случаи, что кто-то где-то не прошёл по конкурсу, но чтобы завалить экзамен, такого не бывало. Да и мы, пусть не все, прошли с детства выбранными дорогами. Дорогами от родной школы, из нашего Царского Села, которое называется село Цаган-Олуй Борзинского района.

А первый выпуск нашей школы, четырнадцать человек, все до одного поступили и окончили институты, а Галина Гомбоева – МГУ, биофак. Тоже каждый сам-друг, без всяких направлений, без понятия о блате и льготах, надеясь только на себя.

Многое, как известно, познаётся в сравнении. Те четырнадцать человек и, смею сказать, за ними и мы, по сравнению с сегодняшними школьниками, получали фундаментальные знания. Только арифметику учили мы пять лет. Сегодня такого предмета в школе нет. Почему – я упираюсь в это – половина сегодняшних учеников, не в состоянии одолеть математику, после девятого класса уходит из школы. Не потому, что неспособные, а потому, что им не вложена в головы «царица математики». Да и в целом дело школьного образования в стране не в такие уж далёкие времена было поставлено на высочайший уровень. Это надо признать.

Мне рассказывали, что, приехав домой на каникулы, Галина гостила у земляков. На коне, от юрты к юрте. И народ, радуясь за землячку, кто как мог одаривал её деньгами и помог ей выучиться. Это было в середине пятидесятых годов. С тех пор и не за так просто Цаган-Олуйскую школу до перестроечных времён называли кузницей кадров района и области. Помнят на селе, что они с восьмого класса выезжали в лес на заготовку дров для школы, на тушение больших пожаров, на сельхозработы. В те времена на такие дела народ смотрел просто и мудро: «А как же, сидеть что ли будут? Не маленькие». Случись сегодня подобные дела, это назовётся угрозой жизни ребёнка и запахнет судом. 

Лучшая в мире

Когда и кем была введена и принята школьная реформа, которую называют советской системой образования, в Министерстве образования, наверное, не знают. Иначе всё же заглянули бы в архивы, в материалы партийных и учительских конференций, в печать прошлых лет. И узнали, что история и истина гласят, что советская образовательная система и программа были признаны лучшими в мировой практике школьного обучения.

Должно быть, в Министерстве деятельность осуществляют люди, безгранично далёкие от школы. Был же министр Ливанов, по предыдущей своей работе, кажется, дипломат. Возможно, ошибаюсь, что не мудрено. Культурой руководит ныне точно дипломат, вооружёнными силами командовал мебельных дел мастер, здравоохранением и социальной политикой – экономисты. Потому не очень смущаюсь, если ошиблась. И в тяжеловесах, должно быть, там ходят юристы, экономисты, финансисты. А когда-то министром просвещения РСФСР была Горская, учитель, автор признанного всей страной липецкого метода, прошедшая школу директора и заведующего гороно. Человек, как говорили деды, от сохи. Тогда, в шестидесятые годы, в районах и сёлах нашей области школы из старых, дореволюционной и довоенной постройки зданий перешли в новые, отвечающие требованиям времени, оборудованные новыми необходимыми пособиями. Это было время, которое можно назвать прорывом образования вперёд и вверх.

А если бы реформаторы последних двух десятилетий умели оглядываться в прошлое, то, может быть, увидели, что не они изобрели сегодняшний школьный велосипед. В наше время кто-нибудь, списав контрольную у соседа, говорил: «Я слизал». Это я к тому, что новаторы образования, перечёркивая и уничтожая старое, советское, не придумали ничего лучшего, как слизать полувековой давности с начала введения ЕГЭ у нас опыт (именно так: опыт) Франции. Опыт этот имеет историю интересную и поучительную. 

История поучительная

В конце пятидесятых и начале шестидесятых годов народ из Марокко и Алжира, освободившихся из-под колониального владычества Франции, хлынули туда же в стремлении учить детей, получить образование. И Франция вынуждена была разработать и ввести в школе программу, ориентированную на обучение полуграмотных пришельцев. Но новшество, в основу которого был заложен ЕГЭ, не оправдало надежд и не помогло правительству достигнуть поставленных целей. Уровень знаний в школах резко снизился, университеты и коллежи выразили недовольство. И Франция через четыре года с начала введения в школах ЕГЭ поставила на нём крест и вернулась к испытанной, классической системе обучения и экзаменов. Испытали непригодность французского эксперимента Голландия и, кажется, Испания или Португалия. И тоже быстро покончили с ним.

А через полвека после тех событий спецы нашего министерства образования и науки подобрали опробованный и отвергнутый настоящими авторами и их правительством эксперимент и, понимаю, выдали и держат его за свой, новый и прогрессивный. И на том стоят, а с ними — всё дело образования в стране, вот уж, считай, полтора десятилетия.

Проректор МГУ на передаче «Познер» как-то говорил: «Из школы к нам приходили подготовленные ребята, пока не было этой напасти — ЕГЭ». Другой, тоже из руководства не помню какого вуза, на той же передаче сказал: «К нам приходят такие школьники, что первые два года мы тратим на обучение  их простейшим знаниям, которые они должны получать в школе. А приходят они с отличными аттестатами по результатам ЕГЭ». В этот момент я подумала о своём родиче, который запятую от точки с запятой не отличал, но ЕГЭ по русскому языку «натыкал» на «четыре». Я видела молодого учителя в классе, который, записывая число на доске, название месяца пишет с заглавной буквы, и другого, который грубо путает знаки «больше» и «меньше». И уверяю читателя, что советской школы троечник и сегодня не допустит ошибок, какие валом идут в текстах телереклам.

 

Поделили детей… столбиком

Учебник русского языка Бархударова и Крючкова — книга, достойная быть занесённой в «100 великих книг России», если бы была такая серия. Учебник этот по своей значимости, как Кижи: «Такого не было и не будет». Министерство образования, отправив его в утиль, подвергло разрушению главный школьный предмет — русский язык, и тем самым — грамотность населения страны.

Учебник в школе — главная книга, от которой в сознании и душе человека произрастают, как от ствола дерева, будущие могучие ветви, интерес и тяга к новому, незнакомому, неизвестному — к познанию.

По советской программе в начальных классах был учебник «Родная речь». По нему дети читали Льва Толстого: в первом классе — «Филиппок», во втором — «Булька», в третьем — «Прыжок» и «Акула», в четвёртом — «Кавказский пленник». Было интересно, нескучно читать. С семилетнего возраста школьники на произведениях Толстого познавали великое и такое простое и понятное слово, учились понимать героев рассказов, запомнили их. А как не помнить Жилина и добрую девочку Дину, как забыть поединок канонира с акулой, как было не хотеть читать Толстого дальше? А сегодня в «Литературном чтении» для третьего класса Толстого нет. В «Родной речи» были Пушкин, Лермонтов, Аксаков, Мамин-Сибиряк, классики советской детской литературы. С чтением стихов наизусть, подробным пересказом событий, первыми изложениями, а с пятого класса – сочинениями. У меня хранится сочинение десятилетней давности другого моего родича, ученика одиннадцатого класса, на полторы страницы тетрадного листа, оценённое на «четыре» и «пять». По требованиям советской программы работа тянет на «четыре» в четвёртом классе. И помню, повертев и просмотрев сочинение, я хмыкнула: «Ну и чего стоит, какой смысл несёт в себе поднятый реформой шумный лозунг о развивающем обучении?»  Если судить по этому лозунгу, то признанная лучшей в мире советская школьная программа не способствовала, не содействовала развитию способностей школьника. А если судить по сочинению и оценкам моего родича, то изучение литературы в школе перевернулось с ног на голову.

И как не перевернуться литературе в школе, если, к примеру, учебник третьего класса автора Чураковой открывают шесть басен Эзопа? Они, по автору книги, способствуют развитию «житейской мудрости» у девятилетнего человека. По советской вузовской программе Эзоп входил в курс «Древнегреческая литература». В этом же учебнике идёт «Чук и Гек» Гайдара и даже «От двух до пяти» Чуковского. «Мальчик увидел в зоопарке полосатую зебру: «Лошадь в тельняшке»». И вопрос автора учебника к ученику: «Тебе удалось улыбнуться?» По автору и замыслу реформаторов такое обсуждение развивает мышление школьника. Ученик, если он смышлёный, должен улыбнуться. А не улыбнувшийся может быть взят на заметку как ребёнок (самое ходовое теперь слово в школе) с замедленным мышлением. А если он вообще неулыбчивый, то как с отставанием в развитии?

Я не утрирую. Сегодняшняя школа умеет «делить столбиком» детей. Тому доказательство – вспомогательные, коррекционные школы, которых теперь много, а до известного времени было единицы. Девяностые годы были временем  разгула «деления» и открытия в каждой школе коррекционных классов, этой беды в семьях «меченых» детей. В те же времена борзинская школа № 15 решилась и отказалась от практики «деления» детей. И, прошу читателя поверить мне, все буйные, слабые, неулыбчивые на равных со всеми закончили кто девять, а кто и одиннадцать классов, иные – и техникумы и вузы, работают. Как гласит закон седой старины: перемелется – мука будет.

Рад бы в рай…

Из седой старины у нас идёт и имеет силу понятие о царёвом слове. И тут у меня иногда возникают мысли, которые, на взгляд читателя, могут показаться непонятными, нехорошими.

Как-то Станислав Говорухин на Первом канале высказал свою тревогу по поводу не совсем продуманной программы по изучению литературы в школе. Он говорил, что великой русской литературе по каким-то, ему непонятным причинам отведено место второстепенное, что невозможно, чтобы школьник не знал Пушкина, что дети не знают «Бразды пушистые взрывая, летит кибитка удалая». Ответ от высокого чиновника был таков: «Ребёнок ещё может понять, что такое кибитка, а вот что такое облучок он не поймёт». Говорухин ждал понимания, а получил такой удар, от которого взгляд у него стал совершенно потерянный, он растерялся, застыл. Было от чего. Великого Пушкина, основоположника современного русского языка, языка простого, понятного каждому россиянину, объединяющего и роднящего народы и нации, человек, слово которого чиновным людом принимается как высочайший указ, одной фразой своей отправил ещё подальше, в концы школьной программы.

Слово было услышано, и дело пошло. В учебнике Чураковой (2013 г.) двадцать два автора, от Эзопа до Гайдара. Пушкину в нём нашлось место двадцать первое. И не как-нибудь, а стихами «Цветок» из любовной лирики поэта. «На память нежного ль свиданья, или разлуки роковой. Или одинокого гулянья в тиши полей, в тени лесной?» Это человеку девятилетнему, видимо, куда понятнее, чем «летит кибитка удалая». И кто знает, сколько может продлиться «третья ссылка» великого поэта. Подумать, так, наверное, пока во власти не появится человек, который, дай бог, вспомнит, что Пушкин — «солнце нашей поэзии», что без него современного литературного, государственного языка не было бы, что культура России начинается со сказок Пушкина. И хочется надеяться, что человек тот увидит, что язык наш, уже сегодня измордованный, замусоренный, общипанный и выталкиваемый с трибун и страниц печатных органов, становится архаичным, многими известными ораторствующими невостребованным, и скажет, что России без Пушкина не быть.

Учебник Чураковой у меня, жителя дальней, экономически отсталой окраины страны, вызывает недоумение, раздражение. В содержание его входят по каждой теме такие пункты, как предложение ученику слушать произведения авторов русской и мировой музыкальной классики. Третьеклассник из Борзи должен уметь слушать, чувствовать, понимать Бородина, Стравинского. Он должен уметь ощущать, чувствовать и читать полотна великих художников, видеть кисть художника. Должен уметь прочувствовать единство себя и композиции картины, себя и художника. К примеру, прочитав «На Волге» Некрасова, ученику надо подумать и понять нравы времён поэта, связать стихи с «Масленицей» Кустодиева, рассмотреть полотно по фрагментам, воссоединить природу из стихов и картины с «Концертом № 2 для фортепиано с оркестром до минор» Рахманинова и «чувствовать необыкновенный простор, гладь воды, свежесть утра». Так он будет развивать свой внутренний мир. Это главный замысел автора учебника.

Как не приветствовать такое дело? Как не радоваться учителю и родителям приобщению детей к прекрасному? Но рад бы в рай…  Да и как соответствовать школе и родителям «требованиям новых образовательных стандартов», коль школа все последние десятилетия чистейшей воды голь перекатная? А там должны быть фонотека классической музыки и собрание репродукций мастеров отечественной и зарубежной живописи. Не до жиру, а быть бы живу многим родителям, чтобы учить и выучить своих детей. Не до фонотеки и домашних галерей. Пример. В Цаган-Олуе семья вырастила свинью (а это стоит очень недёшево) на зиму, в котёл. И тут министерство вспомнило, что школьники должны быть одеты в форму. Но о единой, современной и дешевой форме контора не озаботилась. И пошёл товар «выбирай на вкус», всякий, но по жёсткой цене. Тогда у моих земляков школьников было трое. Свинья пошла на продажу, деньги – на форму. И это в одной семье. Если кто думает: «А пособия на детей?», тот ничего не знает о жизни, особенно на селе, да и в городе, где все рабочие места – одни рельсы. Я говорю о своём городе, но и другие в крае есть, в которых и рельсов-то нет. Детские пособия в размере двухсот рублей в месяц, альбомы репродукций мастеров кисти в доме, формы с бабочками и розочками, требования прочих премудростей — это цинизм высшей марки конторы высокого уровня. 

Продолжение следует. 

Автор: Марина ГОЛОРБУЕВА

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите, пожалуйста, необходимый фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам. Заранее благодарны!

Оцените, пожалуйста, этот материал по 5-балльной шкале:

Выберите один вариант

Всего проголосовало 0 человек

06.09.2017 - 06.10.2017

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

Вверх