16+

«Забайкальский рабочий», Официальный сайт ежедневной краевой общественно-политической газеты

Главная / Статьи / Юрий Волков: «Нужно быть честными с людьми»
В печати не опубликовано!

Юрий Волков: «Нужно быть честными с людьми»

Фото Александра КАЛАШНИКОВА.

По традиции завершение года — время для подведения итогов. О том, каким был уходящий год для депутата фракции ЛДПР в Государственной Думе РФ от Забайкалья Юрия Волкова, парламентарий рассказал в беседе с журналистами газеты «Забайкальский рабочий». Народный избранник поделился смелыми суждениями о бюджетной политике края, высказал свое мнение по поводу значимых экономических проектов региона, а также рассказал о том, как он дальше намерен отстаивать в парламенте интересы Забайкалья.

Поставить точку в пользу граждан

— Юрий Геннадьевич, в России завершилось формирование бюджета на 2018 год и плановый период 2019-2020 годов. Какие сильные и слабые стороны Вы видите в главном финансовом документе государства?

— В федеральном бюджете есть положительные моменты. Связаны они с тем, что Государственная Дума приняла один из бюджетообразующих законов, связанный с повышением с 2018 года минимального размера оплаты труда до прожиточного минимума. Это застарелая проблема, о которой депутаты фракции ЛДПР говорили на протяжении десяти лет. Расстраивает лишь тот факт, что сам прожиточный минимум, составляющий немногим более одиннадцати тысяч рублей, никак не может покрыть реальные потребности россиян. Поэтому на следующем этапе нужно ставить вопрос об увеличении прожиточного минимума.

Второй вопрос, на котором нужно сосредоточиться, сохранение районных коэффициентов. Важно, чтобы районные надбавки не входили в состав минимального размера оплаты труда. В начале декабря Конституционный суд принял решение, согласно которому районный коэффициент не должен входить в состав МРОТ. Проблема в том, что положение Трудового кодекса сформулировано так, что из него невозможно понять, входят северные надбавки и районный коэффициент в состав МРОТ или нет. Считаю, что в этом вопросе нужно ставить точку, разумеется, в пользу граждан, чтобы их доходы увеличивались. Повышение доходов населения — это механизм стимулирования роста потребительского спроса, который является локомотивом развития экономики.

— Представители исполнительной власти Забайкалья называют краевой бюджет на 2018 год лучшим за последние три года. А что можно сказать о нем в сравнении с другими субъектами?

— Тревожный момент связан с тем, что повышение МРОТ ложится на местные бюджеты. Предусматривается выделение регионам дотаций на эти цели. При этом увеличение минимального размера оплаты труда приведет к росту средней заработной платы в регионе, в соответствии с которой рассчитывается зарплата работников бюджетной сферы, подпадающих под действие «майских» указов президента страны. Поэтому средств на исполнение «майских» указов потребуется больше, а это в бюджете Забайкалья не предусмотрено. Есть опасения, что по данной причине краевой бюджет в 2018 году будет несбалансирован. Если деньги на исполнение «майских» указов будут найдены, то только за счет перераспределения средств. Когда полтора месяца назад некоторые регионы заявили, что им не хватает денег на выполнение «майских» указов, я считаю, что Забайкалью следовало занять такую же позицию. На «майские» указы край получил бы дополнительное финансирование, а на закрытие кредиторской задолженности теперь нужно брать коммерческий кредит, что приведет к увеличению государственного долга региона.

В других регионах, которые я представляю в Госдуме, бюджетная ситуация обстоит гораздо лучше. Хотя Республика Бурятия является близнецом Забайкалья, там нет такого большого государственного долга, поэтому субъект тратит меньше средств на его обслуживание. Бюджеты Республики Саха (Якутия) и Чукотки намного больше, чем забайкальская казна. Это показатель того, насколько федеральный центр по-разному подходит к регионам, выделяя дотации, позволяющие сохранить крупных налогоплательщиков. Когда произошел слом советской системы, Якутия стала акционером алмазной компании «Алроса». У Забайкалья же было отнято все, и сейчас край не является учредителем ни одной крупной компании, кроме Черновского овощевода и машзавода, от деятельности которых бюджет не получает никаких доходов.

— Есть ли вероятность, что правительство России когда-нибудь спишет долги субъектам Федерации?

— На федеральном уровне принята программа реструктуризации долгов регионов, но она заключается не в прощении долга, а в том, что бюджетные кредиты будут пролонгированы. Отсрочка оплаты позволит уменьшить суммы, которые регионы тратят на обслуживание государственного долга. Но регионы, которые в эту программу войдут, до погашения кредитов лишаются возможности брать новые бюджетные кредиты. При отсутствии возможности брать бюджетные кредиты субъектам придется обращаться к коммерческим кредитам, поэтому общая долговая нагрузка возрастет. Сэкономленные деньги тут же придется направлять в банковский сектор. Представители фракции ЛДПР обратили внимание на данную проблему несколько лет назад, когда регионы стали резко наращивать сумму госдолга. Мы говорили о том, что этот процесс нужно «заморозить», либо принять политическое решение о списании долгов, которые в общем объеме составляют свыше 2 триллионов рублей. На наш взгляд, иного выхода, кроме списания долгов, нет — сами субъекты страны не справятся.

— Под занавес 2017 года Государственная Дума приняла закон, согласно которому организации с заблокированными за неуплату налогов или оплаты ЖКХ счетами должны будут в первоочередном порядке выплачивать заработную плату своим сотрудникам. Удастся ли с помощью этого документа решить проблему с арестованными счетами в Забайкалье в 2018 году?

— Проблема блокировки счетов бюджетных учреждений в Забайкальском крае стала особенно острой с 2015 года. Ежемесячно от 150 до 200 учреждений имели заблокированные счета. В этом году численность таких организаций резко подскочила — если по данным на середину октября их было чуть больше 200, то к концу ноября стало свыше 500. Суть проблемы заключается в том, что краевой бюджет не финансирует расходы учреждений на оплату услуг ресурсоснабжающих организаций, страховых взносов. С бюджетных учреждений стали взыскивать задолженность через суд, до погашения которой на счета накладывается арест. При этом средства на заработную плату работников учреждений поступают на эти счета и лежат там мертвым грузом до решения суда. Забайкальские бюджетные учреждения пытались решить эту проблему с помощью третьих лиц. К примеру, в Красночикойском районе в конце ноября были арестованы счета всех школ кроме одной, через которую педагоги муниципалитета получают свои заработанные деньги. Разумеется, такая схема на грани законности, и есть риск, что контролирующие органы рано или поздно ее пресекут. Совместно с представителями профсоюза работников образования мы подготовили законодательную инициативу, чтобы целевые средства с заблокированных счетов можно было перечислять на выплату заработной платы. С долгами рассчитываться надо, но учителя при этом не должны страдать. Вместе с председателем Всероссийского профсоюза работников народного образования и науки Галиной Меркуловой мы постарались придать законопроекту динамику. Документ после первого чтения на долгий срок был отправлен на доработку в министерство юстиции, однако второе и третье чтение он преодолел за одну неделю. Сегодня закон уже подписал президент страны Владимир Путин. Конечно, данный закон не решает основную проблему, поскольку хозяйственная деятельность образовательных учреждений с арестованными счетами по-прежнему парализована. И есть риск, что в связи с необходимостью повышения минимального размера оплаты труда и исполнения «майских» указов кредиторская задолженность в крае будет возрастать.

Один поезд ушёл, можем пропустить второй

— С запуском Быстринского горно-обогатительного комбината в Забайкалье связывают огромные надежды. Сможет ли этот экономический проект дать существенный импульс развитию края?

— Финансовая политика государства выстроена так, что увеличение собственной доходной базы региона тут же влечет сокращение федеральной дотации. Поэтому запуск Быстринского ГОКа, который в перспективе может приносить в бюджеты разных уровней до двух миллиардов рублей, приведет к тому, что на эту же сумму краю снизят федеральную дотацию. Поэтому бюджетная ситуация придет в свое текущее положение: денег в краевом бюджете останется столько же. На социально-экономической ситуации работа предприятия не отразится.

— Решение вопроса по строительству рудника № 6 в Краснокаменске порядком затягивается. Будет ли реализован этот проект? Что ждет Краснокаменск в будущем? Ведь даже руководство Атомредметзолота говорит о том, что запасы урана со временем иссякнут.

— Недавно в Государственной Думе прошли парламентские слушания по развитию моногородов. Краснокаменск прозвучал на них как пример моногорода, в котором в данный момент есть стабильно работающее градообразующее предприятие ППГХО, но перспективы развития этого предприятия неясны. Месторождение урана вырабатывается, а время на строительство нового рудника уходит. В какой-то момент это приведет к точке невозврата, когда деятельность предприятия остановится, люди начнут покидать город.

Пока этот момент не наступил, нужно предпринимать реальные действия по развитию градообразующего предприятия. Таких шагов мы пока не видим, а лишь слышим политические заявления о том, что данный вопрос доведен до президента страны. Однако финансовых вложений со стороны госкорпорации «Росатом» нет, и в ближайшем году они не предвидятся. Росатом — это государство в государстве, на которое не получается повлиять ни правительству региона, ни депутатам Госдумы. На мой взгляд, руководству госкорпорации следует честно проинформировать о реальном положении дел. Если они не собираются развивать ППГХО, то об этом нужно сказать, чтобы власти успели принять меры по смягчению дальнейшей социально-экономической обстановки в Краснокаменске.

Если рудник все же будут возводить, то об этом также нужно четко заявить. Отсутствие информации порождает волну спекуляций на эту тему и неоправданных ожиданий. Нужно быть предельно честными с людьми, поскольку те предприятия, которые могут появиться в Краснокаменске в рамках Территории опережающего социально-экономического развития, никогда не смогут компенсировать сокращение объемов производства ППГХО.

— Насколько эффективна инвестиционная политика региона?

— Важно понимать, что инвестиционная политика — это не только действия властей, а прежде всего реальные социально-экономические условия. А условия у нас таковы: удаленность от рынков сбыта, неразвитость транспортной инфраструктуры, высокие тарифы на железнодорожные перевозки и электроэнергию, снижение качества трудовых ресурсов по причине миграции. Именно эти факторы определяют инвестиционную привлекательность субъекта. Замечательно, что в крае появилась Корпорация развития, создана Территория опережающего социально-экономического развития в Краснокаменске, но пока неизвестно, какой нужен срок, чтобы эти шаги смогли переломить негативную тенденцию. Мне кажется, что регион в рейтинге инвестиционной привлекательности подняли бы снижение тарифов на электроэнергию, налоговые каникулы для начинающих предприятий, бюджетные гарантии и прямые бюджетные кредиты. Но финансовые возможности края на сегодняшний день не позволяют всего этого, потому и реальных мер поддержки предпринимательства в крае мало. Важно научиться использовать приграничное положение регионов: например, если бы часть таможенных пошлин оставалась в субъекте, то это способствовало бы его развитию. В Китае мы видим пример целенаправленной политики по развитию приграничных территорий, потому и наблюдаем такой контраст между внешним обликом китайской Маньчжурии и нашего Забайкальска.

— План социально-экономического развития Забайкалья до сих пор не подписан. Как Вы думаете, на самом ли деле федеральные власти относятся серьезно к этому документу? Станет ли он прорывным для Забайкалья?

— Данный вопрос находится в поле деятельности исполнительной власти, поэтому на площадке Госдумы его не рассматривали. Однако могу поделиться некоторыми размышлениями по этому поводу. Я твердо убежден, что продвигать на федеральном уровне программу социально-экономического развития Забайкалья было бы лучше, объединив усилия с субъектами Байкальского региона: Иркутской областью и Республикой Бурятией. Только объединившись, можно было бы поставить на государственном уровне вопрос о создании федеральной программы по развитию макрорегиона, в которую вошли бы вопросы охраны озера Байкал, совершенствования транспортной инфраструктуры, энергетики. К слову, Бурятия и Иркутская область консолидируют свои усилия — их объединяет Байкал. Мы смотрим на этот процесс отстраненно, хотя даже название нашего края говорит о том, что мы имеем отношение к озеру. За это и нужно хвататься! Забайкалье должно активнее продвигать свои интересы как составная часть Байкальского региона. Что касается Дальнего Востока, то наш регион не успел запрыгнуть на подножку уходящего поезда. Иллюзия, что мы сможем получить какое-то финансирование по программе развития Дальнего Востока. И при этом надо признать, что принимать отдельную программу по развитию малонаселенного региона, который не играет стратегической роли и в котором живет небольшое население, никто не будет. Опыт других субъектов доказывает, что подобной практики в России нет, за исключением разве что Калининградской области и Республики Крым.

— Говорится ли на федеральном уровне что-нибудь о возможной ликвидации Забайкальской железной дороги?

— Мне известно об этом только из средств массовой информации. Насколько я понимаю, такое предложение было сформулировано на одной из соседних железных дорог. То есть это даже не федеральная повестка. Поэтому я реальных оснований для беспокойства по этому поводу не вижу. Однако если подобные разговоры перейдут в практическую плоскость, то это станет серьезным ударом по забайкальской экономке и социальной сфере.

— Возможно ли каким-то образом остановить отток населения из Забайкалья?

— На самом деле далеко не все наши земляки готовы уехать в Краснодар или Москву. Если обратиться к данным статистики, то можно заметить, что половина покинувших Забайкальский край перебралась в соседнюю Бурятию. Мы видим, что даже минимальные преимущества становятся для людей решающим фактором при принятии решения о смене места жительства. Поэтому данный вопрос нужно задавать не на федеральном уровне, а спрашивать краевые власти, что предпринимают они, чтобы удержать людей.

Голос оппозиции должен звучать громче

— В 2018 году в России пройдет кампания по выборам президента страны. Насколько нам известно, лидер ЛДПР Владимир Жириновский намерен бороться за пост главы государства. Как Вы оцениваете его шансы?

— На одном из заседаний нашей фракции Владимир Вольфович озвучил решение высшего совета ЛДПР о том, что он намерен баллотироваться на пост президента. Фракция единогласно поддержала это решение. Владимир Жириновский — безусловный лидер нашей партии, один из лидеров российского парламента, член Госсовета, выдающийся политик с большим опытом. Считаю, что его опыт был бы востребован на должности президента России. Мировая практика показывает, что в последнее время во многих странах избиратели стали обращаться именно к опытным политикам. При этом партии, которые по своей идеологии близки ЛДПР, начинают оказывать все большее влияние на политику в странах Европы. Ведь мы отстаиваем наличие сильного парламента, под контролем которого должна находиться деятельность правительства. Также мы требуем упрощенных условий для наших соотечественников, возвращающихся из-за рубежа. Русские — самый большой в мире разделенный народ. Развал СССР привел к тому, что многие люди оказались за пределами своей исторической родины. Сейчас важно, чтобы они могли вернуться без всевозможных бюрократических препятствий.

— Как Вы относитесь к решению Ксении Собчак принять участие в выборах президента?

— У нас свободная страна, поэтому любой человек имеет право на активное участие в выборах. Это нормальная практика большинства мировых держав, когда на начальном этапе избирательной кампании о решении вступить в предвыборную гонку заявляют десятки претендентов. Но на финишную прямую, как правило, выходят три-четыре кандидата.

— Готовится ли ЛДПР к выборам депутатов Законодательного собрания Забайкальского края, которые также состоятся в 2018 году?

— Разумеется, работа уже ведется. Позиция нашей партии заключается в том, что будущий краевой парламент должен быть сформирован таким образом, чтобы в нем были широко представлены политические взгляды забайкальцев. Это должно произойти за счет увеличения в Заксобрании числа оппозиционных депутатов фракций. Многие проблемы в стране и крае появляются из-за того, что у нас формируется парламентское большинство, которое в силу партийной дисциплины некритично принимает все инициативы исполнительной власти. Роль же оппозиции искусственно занижается. Нужно, чтобы голос оппозиции наконец-то зазвучал громче. Для этого следует добиваться роста явки избирателей.

— Чем Вам запомнились личные приемы граждан в Забайкалье? С какими вопросами к Вам обращаются люди? Какие проблемы земляков Вам удалось решить?

— Ко мне часто поступают коллективные обращения, которые позволяют обратить внимание на большие проблемы. Так, одна из главных проблем для жителей юго-востока Забайкалья — отсутствие сотовой связи. Я направил депутатский запрос на имя министра связи и массовых коммуникаций России. Разумеется, данную проблему не решить за один день. Но в данном случае речь не может идти только о коммерческой выгоде сотовых операторов, но о качестве жизни забайкальцев. Поэтому нужно искать какой-то выход из положения. Много обращений поступает ко мне через социальные сети. Они касаются переселения граждан из аварийного жилья, сложностей с устройством детей в дошкольные учреждения. К сожалению, многие вопросы находятся вне рамок депутатских полномочий. Иногда же, наоборот, удается решить чью-то проблему в ручном режиме, когда в присутствии парламентария главы муниципалитетов наконец прислушиваются к своим землякам.

— Вы продолжаете удерживать твердые позиции в «первой лиге» в рейтинге эффективности работы депутатов. Насколько это трудно?

— Разумеется, цель работы депутата не заключается в том, чтобы попасть в какой-нибудь рейтинг. Тем не менее искренне благодарю за высокую оценку моей деятельности, в том числе и забайкальских политологов. На самом деле успешная работа депутата на избирательном округе строится исходя из понимания проблем региона. Мне, как бывшему журналисту, легко удается работать с людьми и доносить до них нужную информацию.

Иногда рейтинги подобного рода провоцируют депутатов на громкие заявления, так появляются запросы в прокуратуру о запрете показа какого-нибудь фильма. Я говорю это не в качестве осуждения, поскольку каждый парламентарий самостоятельно строит свою работу. Для меня же важно уделять как можно больше внимания региону, чтобы законодательные инициативы рождались не в тиши кабинетов, а исходили непосредственно от людей.

Поэтому я намерен и дальше вместе с коллегами вести работу по совершенствованию законов страны. В следующем году нужно актуализировать вопрос по изъятию ряда полномочий у субъектов России. В частности, речь идет о полномочиях по тушению лесных пожаров. Регионы не могут справиться с этой обязанностью собственными силами, средств на эти цели постоянно не хватает.

— Наша встреча с Вами проходит в преддверии новогодних праздников. Что можете пожелать забайкальцам в 2018 году?

— Искренне желаю, чтобы все проблемы земляков остались в 2017 году. Хотелось бы также пожелать краевым властям настроя на серьезную и эффективную работу, чтобы нам всем вместе удалось добиться успешного развития нашего края.

Автор: Юлия БОЛТАЕВСКАЯ.

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите, пожалуйста, необходимый фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам. Заранее благодарны!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

Вверх