16+

«Забайкальский рабочий», Официальный сайт ежедневной краевой общественно-политической газеты

Главная / Статьи / «Лекарство» от капризов

«Лекарство» от капризов

фото из личного архива Ирины Прохоровой 

«Сказка ложь, да в ней намёк! Добрым молодцам урок». Эта цитата из «Сказки о золотом петушке» Александра Пушкина знакома многим с детства. Как выяснилось, сказка — это не просто поучительная история. Иногда это ещё и «лекарство» от капризов, непослушания и даже лени.

Об этом нам рассказала детский психолог, сказкотерапевт, уже четыре года практикующий в Чите, Ирина Прохорова.

Первые сказки — для сына

– Ирина, почему Вы решили стать сказкотерапевтом?

– Мне захотелось сменить сферу деятельности, освоить узкое направление, которое позволило бы быстрее находить подход к ребёнку. Сказкотерапии как обучающей программы у нас в Чите нет, но она хорошо развита в Иркутске. Поэтому я поехала туда и поступила в Международный институт комплексной сказкотерапии. Как показала практика, использование в работе традиционных методов детской психологии не дает быстрых результатов. А сказкотерапия помогает решать разные проблемы быстрее и экологичнее. Я убедилась в этом сама, пока взрослел сын. На самом деле это была ещё одна важная причина, по которой я занялась сказкотерапией. Договориться с ним не получалось, но через сказку я смогла показать и рассказать всё то, что хотела. Эта терапия помогла нам очень быстро и безболезненно решить многие проблемы. Сначала появились сказки для него, а позже уже для других детей.

Выход из проблемы

– Получается, сказкотерапия — это некий вид психологической помощи. А как это работает?

– Мы корректируем разные проблемы. Это могут быть страхи, энурез, сложные отношения с родителями, агрессия, злость, капризы, непослушание. Со всем этим можно справиться с помощью сказок. Они, кстати, тоже бывают разные. Всем нам знакомые типа «Курочка Ряба» или «Теремок» — это сказки познавательные, только в них нет никакой нагрузки для развития. Однако существуют специальные терапевтические сказки: дидактические, которые помогают чему-то научить детей, медитативные – успокаивающие, их обычно читают перед сном. Коррекционные сказки помогают решать конкретную задачу в короткие сроки, например, агрессивное поведение. Тот или иной вид выбирается в зависимости от поведения ребёнка.

– Вы самостоятельно пишите сказки или выбираете готовые?

– На самом деле всё очень индивидуально: если у ребёнка есть какая-то определённая проблема, и среди существующих для терапии сказок нет подходящей, то я её пишу сама. А можем и сочинить её вместе с ребёнком в процессе занятия.

Например, ко мне ходит девочка-одиннадцатиклассница. Её проблема – лень. Так как для такого возраста в заготовках нет сказок, я сочиняю сама. И показываю ей, как решить её проблему. Получается, каждая сказка – это некий маленький путь-выход из той ситуации, в которой оказался ребёнок. К тому же такая терапия помогает и взрослым, например, бабушкам и дедушкам найти подход к ребёнку. В этом её большой плюс.

– Получается, для сказкотерапии нет возрастных ограничений?

– Нет. У меня есть и сказки для родителей. Иногда бывают такие ситуации, когда я не могу простыми словами объяснить взрослым, что им делать, не получается понять суть проблемы и найти решение. А через сказку доходит очень быстро.

– А сказки для взрослых чем-то отличаются от детских?

– В сказках для взрослых больше терапии, глубокого смысла для самопонимания и осознания проблемы в семье, а для детей это больше игра, где мы используем вспомогательные предметы, например, проигрываем ситуацию с помощью игрушек или прорисовываем её песком. Отличаются и персонажи сказок: у малышей герои — это мишки, куклы, зайчики, мышки, а у взрослых — это люди, мамы, папы, на которых перекладывается ситуация конкретной семьи в гипертрофированной форме, чтобы родитель понял суть проблемы. Для них сначала это удивительно, они спрашивают меня: «Что, я тоже буду сказку слушать?». И после родители понимают, как поменять отношения с подростком, как исправить агрессивное поведение детей. И эффект тоже достигается очень качественно.

– С какими проблемами обращаются чаще?

– У детей дошкольного возраста это чаще всего различные страхи, непослушание, агрессия к сверстникам, отношения братьев и сестёр, капризы, а также энурез. В школьном возрасте набор проблем уже меняется: отношения с учителями и одноклассниками, нежелание учиться, агрессия по отношению к родителям. У подростков — отношения мальчиков и девочек, первая любовь, школа. Много случаев, когда приходят с проблемами в отношениях с родителями, и, как показала практика, тут чаще виноваты не дети. Бывает, что ребёнок готов идти на контакт, но не знает как. А родители не могут, не умеют выстроить отношения. Из-за этого конфликты.

«Не зря работаете!»

– Бывает, что терапия не даёт результатов?

– На самом деле за всю мою деятельность у меня такого не было. Например, для детей с ограниченными возможностями здоровья по интеллекту сказкотерапия совсем не подходит, потому что это метафорическое восприятие определённой картинки, если ребёнок не может этого сделать, то он просто ничего не поймёт. Но я работаю с такими детками, мы просто не используем сказкотерапию, а, например, работаем с песком.

– А сколько обычно длится курс?

– Здесь тоже все индивидуально. Как только ребёнок приходит к нам в центр, я провожу консультацию с родителями и малышом, и мы определяем количество занятий. Бывает, что достаточно и одной встречи.

– Получается, проблемы, с которыми к Вам приходят, иногда можно решить одной сказкой?

– Да, такое бывает. Например, был у меня мальчик с агрессией. Он не понимал сам, почему дерётся. На консультации с мамой оказалось, что она с детства учила мальчика постоять за себя. Говорила: «Бей в глаз, если кто-то обидел!». И ребёнок установил для себя такую норму поведения. Мы провели с ним одно занятие, я рассказала малышу, как без драк общаться с детьми, которые тебя обижают.

– А Вы как-то отслеживаете результат?

– В современном мире это несложно, родители часто сами пишут о результатах. Недавно одна из мам, дочка которой много капризничала, написала мне: «Спасибо вам большое, мы сегодня сумели впервые договориться, вы не зря работаете!». И постоянно идёт такой обмен сообщениями. Родители после занятий пишут, что получилось.

– Бывает, что ребёнок достиг результата, терапия закончилась, но проблема возникает снова?

– Да, это называется откат. Но тут мы работаем уже не с ребёнком, а с родителями. Потому что они часто создают те же условия, какие были при первом появлении проблемы. Вот, например, из последних случаев: я работала с мальчиком, который совсем не хотел учиться. Как оказалось, у него протест по отношению к родителям. Так как у них слишком высокие требования, с которыми ребёнок не справляется. Соответственно мама и папа мальчиком недовольны и проявляют агрессию. И пока они ходят ко мне, всё встает на свои места, мы добиваемся положительного результата. Первую неделю после окончания терапии мама пишет мне: «Всё замечательно». Вторую неделю: «Всё хорошо, мы договариваемся». А вот через месяц сообщает, что они вернулись к проблеме снова. И я спросила её, что они делают дома, какова обстановка. А она говорит, что делает то же, что и раньше, так ей проще. В этой ситуации работать уже нужно с родителями. Потому что ребёнок знает, как ему действовать, но если дома неблагоприятная ситуация, то все проблемы возвращаются.

Автор: Беседовала Алия ИСАЕВА.

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите, пожалуйста, необходимый фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам. Заранее благодарны!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

Вверх