Меню
16+

«Забайкальский рабочий», Официальный сайт ежедневной краевой общественно-политической газеты

15.10.2015 10:00 Четверг
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 188 от 14.10.2015 г.

“Технура” отдых не заслужила?

Выбивать досрочную пенсию бывшему авиатехнику пришлось через суд.

Как правило, в редакцию “ЗР” читатели обращаются с еще нерешенными проблемами в надежде на понимание и содействие. Хотя бы в форме публикации открытого письма или жалобы. Однако Борис Жеребцов — мужчина настойчивый и далеко не робкого десятка — пришел к нам, на Ленинградскую, 15, другим путем. В надежде исключительно на свои силы сначала он побывал во всех инстанциях, от сотрудников которых — их квалификации и желания помочь — зависело его ближайшее будущее. И даже добился признания собственной правоты, для чего ему, правда, пришлось посудиться.

Свое стремление осветить весь ход этой борьбы “за права простого человека” на страницах газеты Борис Васильевич объяснил так: “За профессию и за коллег обидно”.

Вот что рассказал он в своем обращении:

Я проработал в “Читаавиа” без малого 30 лет, до самого развала предприятия. Трудился авиатехником в авиационно-технической базе города Читы, начальником смены квартальной котельной. При увольнении отдел кадров мне выдал справку о льготном стаже для назначения досрочной пенсии по достижении возраста 55 лет.

И вот в 2009 году, за месяц до 55-летия, я обратился в Управление Пенсионного фонда России в Чите (межрайонное) о назначении мне досрочной трудовой пенсии по старости в связи с работой по непосредственному обслуживанию воздушных судов гражданской авиации в инженерно-техническом составе. Сотрудница клиентской службы приняла документы, расписалась, однако сообщила, глядя в трудовую книжку, что в досрочной пенсии мне будет отказано. Спросила, чем могу доказать, что работал именно авиатехником? Я ответил, что в трудовой книжке все написано, обратил внимание на записи о наградах и поощрениях. Однако сотрудницу ПФР это не смутило, она отошла проконсультироваться с юристом, а затем передала мне бумажку с перечнем документов, которые необходимо донести. Там значились журналы всех видов инструкций с моими подписями, техническая документация после техобслуживания воздушных судов и т.д. В связи с реорганизацией предприятия эти бумаги догнать было уже невозможно. Кстати, коллеги предупреждали меня о возможности такого исхода дела, поскольку сами сталкивались с отказами в Пенсионном фонде.

Официального письма с отказом в досрочной пенсии не было долго. Я звонил в ПФР регулярно, но там ссылались на занятость и обещали отправить ответ заказным чуть попозже. Почти через год поехал туда снова и наконец добился пусть отрицательного, но зафиксированного на бумаге ответа, который в фонде объяснили недостаточностью специального стажа.

Не буду описывать, как догонял различные справки в военкомате, военном архиве и других структурах, скажу лишь, что при повторном обращении в ПФР все равно получил отказ. Это было уже в августе 2013 года. Тогда я и решил обратиться в суд…”

В решении Центрального районного суда города Читы от 12 марта 2015 года говорится, что при рассмотрении документов в Управлении ПФР из стажа Бориса Васильевича были исключены некоторые периоды работы (в частности, во время службы в армии в частях ВВС), отчего он “недобрал” нужное количество лет, дающее право на досрочный выход на пенсию.

По закону досрочная пенсия по старости назначается, если человек проработал в инженерно-техническом составе на работах по непосредственному обслуживанию воздушных судов гражданской авиации не менее 20 (мужчины) и 15 (женщины) лет и имеет страховой стаж в гражданской авиации соответственно не менее 25 и 20 лет. Отметим, что после нескольких судебных заседаний (Центральный районный суд включил, а краевой частично исключил из “льготного” стажа отдельные периоды работы) мужчине “оставили” 36 лет 8 месяцев и 5 дней страхового стажа и 21 год 5 месяцев и 4 дня специального, позволяющего человеку выйти на заслуженный отдых на пять лет раньше остальных. Также добавим, что досрочную трудовую пенсию по старости Борису Жеребцову назначили с 4 ноября 2009 года, то есть выплатили накопившийся за это время долг.

Возможно, — пишет Борис Васильевич, — я никогда бы не придал огласке, через что я прошел, если был воспитан иначе. Но я не привык отступать и опускать руки. Решил ради себя, ради моих наставников, старой гвардии — “технуры” — напомнить обществу, что мы не бедные родственники, что заслужили положенные льготы и достойны уважения.

Задайте вопрос руководству нынешнего предприятия ОАО “АэроЧита”, когда туда приходили новые специалисты? А кто пойдет?! Ни условий, ни зарплаты, ни жилья. Летчики — пенсионеры, техники — аналогично. На сегодняшний день по причине нехватки молодых кадров в Забайкальском крае осталась горстка авиаспециалистов-пенсионеров, которые до сих пор обеспечивают безопасность полетов.

Тягу к работе в авиации убивают и сотрудники отдельных учреждений и ведомств наподобие Пенсионного фонда, которые недооценивают значение профессий, требующих теоретической подготовки, опыта, определенных физических и моральных качеств, отнесенных поэтому государством к перечню особых, льготных. Недаром нас “отпускают” на пенсию раньше: “прелести” работы на свежем воздухе для “технуры” не прошли бесследно. Мы приобрели заболевания опорно-двигательного аппарата, органов слуха и зрения, пищеварения, кожных покровов и многих других.

О нас не писали стихов, не посвящали нам оды, мы просто честно трудились, обеспечивая безопасность полетов гражданских судов, несмотря на стужу и жару, ветер со снегом и проливной дождь. О приближающемся пенсионном возрасте думали с оптимизмом, подшучивали: “Что-то в масле, что-то в поте, но зато в Аэрофлоте!” Многие не выдерживали и увольнялись. А мы работали. Есть высказывание, что техник живет семь лет до школы и год после пенсии, но, к сожалению, многие ушли раньше…

Наверняка на День авиации представление на Каштаке смотрели и сотрудники Пенсионного фонда, хлопали в ладоши. Грандиозное представление, правда? А кто за всем этим стоит? Летно-подъемный состав, “технура”. А вы с легкостью перечеркиваете их работу и заслуги. Я подчеркиваю, нас очень мало. Считаю, что мы — гордость бывшего читинского авиапредприятия, ведь раньше борты летали по всему краю, их было много, поэтому мы испытывали большие нагрузки при их обслуживании, хотя всегда помнили установку: “Ничто не должно идти в ущерб безопасности полетов”.

Пять лет ушло на то, чтобы убедить ПФР в одной простой вещи — законы нужно исполнять. А при необходимости не “отфутболивать” человека, не гонять по инстанциям, а доступно объяснять, какие документы нужно принести и т.д., помогать в оформлении пенсии.

Пользуясь случаем, говорю спасибо всем, кто поддерживал меня и помогал доказывать мою правоту — судейской коллегии Центрального районного суда, краевого суда, сотрудникам читинского военкомата, юридической фирме Ларисы Вячеславовны Дряевой и многим другим. А будущих пенсионеров-льготников призываю внимательнее изучать записи в трудовой книжке, знать назубок свои права, чтобы лишить возможности ПФР отвечать отказом на заявление о назначении досрочной пенсии.

Встретившись с моими коллегами после профессионального праздника, я узнал, что действующий руководитель ОАО “АэроЧита” Игорь Слепцов не поздравил личный состав служб, даже работников штаба предприятия. Да что за начальники засели в кабинетах?! Одни считают, что положенные по закону льготы нужно подтверждать в суде, другие не находят для своих подчиненных доброго слова. Вероятно, они забывают, что старость — и их будущее тоже. Совесть у власть имущих нынче ушла на второе место после бездушия.

Сегодня зарплата действующих авиатехников предприятия составляет в среднем 15 тысяч рублей. Представляете, какой будет у них пенсия?! А с таким подходом Пенсионного фонда к своей работе они, возможно, даже эти копейки не смогут получить вовремя.

С уважением, пенсионер-льготник Борис Васильевич ЖЕРЕБЦОВ».

От редакции

Чтобы понять, заслужил ли Борис Васильевич досрочно уйти на пенсию, вовсе не обязательно поднимать кипы документов, делать запросы в архив и дожидаться ответов официальных органов. Достаточно ознакомиться с санитарно-гигиенической характеристикой условий его труда за подписью главного государственного санитарного врача по Забайкальскому краю Владимира Пинтусова – ее копия имеется в распоряжении редакции.

В характеристике говорится, что Борис Жеребцов 20 лет отработал авиатехником в Читинском объединенном авиаотряде гражданской авиации – впоследствии акционерное общество открытого типа АООТ «Читаавиа», которое затем было ликвидировано. Еще два с лишним года трудился в должности инженера-теплотехника котельной СТ и СТО. Стаж его работы в условиях воздействия опасных, вредных веществ и неблагоприятных производственных факторов составляет 22,5 года.

Процитируем первоисточник: «Работа в авиаотряде (самолеты АН-2) связана с оперативным обслуживанием воздушных судов на перроне и местах стоянок. Авиатехник (авиамеханик, бригадир) 70 процентов рабочего времени находился в зоне повышенного шума в непосредственной близости от воздушных судов при запуске двигателей, их остановке, выруливании и заруливании на стоянку.

Также работа авиатехника в Читинском объединенном авиаотряде связана с заменой агрегатов на воздушных судах, фильтров, устранением неисправностей. После замены агрегатов, ремонтных и профилактических работ проводился запуск двигателей с проверкой на герметичность систем в непосредственной близости от двигателей при открытых капотах. Занятость на этих работах составляла до 30 процентов рабочего времени.

В зимний период запуск и прогрев двигателей занимали более длительное время и проводились вне ангаров на открытом воздухе при воздействии отрицательных температур от -25 до -40 градусов. Трудовой процесс в зимний период в условиях низких температур составлял 80 процентов рабочего времени».

Добавим, что зимой или в период с неустойчивыми суточными температурами при обледенении взлетной полосы авиатехник обрабатывал ее специальной жидкостью, когда шел снегопад, расчищал полосу вручную – при помощи обычной лопаты и других подручных средств. Техническое обеспечение агрегатов и механизмов воздушных судов осуществлялось зачастую в неудобной или фиксированной позе. При этом, находясь в постоянном физическом напряжении, специалист должен был выполнять непростые задачи, выбирать верные алгоритмы устранения неисправностей. Подчеркнем, что речь шла о ремонте самолетов, а не бытовой техники, и работники предприятия несли огромную ответственность за принимаемые решения.

Будучи инженером-теплотехником котельной в «Читаавиа», Борис Жеребцов обеспечивал надежную, безопасную и экономичную работу ее оборудования, бесперебойное теплоснабжение потребителей энергии, поддержание готовности к включению в работу резервных котельных агрегатов, а также выполнял все обязанности начальника смены, касающиеся руководства персоналом.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.