Меню
16+

«Забайкальский рабочий», Официальный сайт ежедневной краевой общественно-политической газеты

25.01.2016 13:16 Понедельник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 10 от 25.01.2016 г.

Степь да степь кругом... Комсомольцы на стройке Харанорской ГРЭС

Автор: Виолетта ВДОВЯК

«Забайкальский рабочий» 40 лет назад сообщал о первом десанте строителей одной из главных электростанций региона. В конце 1975 года они приехали на 73-й разъезд железной дороги, расположенный на месте нынешнего Ясногорска… Работа началась с торжественного митинга, вдохновляющих выступлений и лозунга «Даешь Харанорскую ГРЭС!».

Недавно в нашей редакции побывали участники комсомольской стройки Харанорской ГРЭС Валентин Сверкунов и Валерий Жаров. Валентин Иванович – непосредственный участник тех событий, о которых писал «ЗР» в середине 70-х, Валерий Алексеевич работал на строящейся ГРЭС с 1983-го по 1990 годы.

Аккурат к Новому году

Ононские степи встретили строителей морозом под –40, простором и одиночеством. Место необжитое, несколько одноэтажных домов для работников ЗабЖД. На месте будущего Ясногорска располагался только железнодорожный разъезд №73 и чабанская стоянка.
— Всего в составе первого десанта приехало 15 человек. Они и начали обустраивать быт — устанавливали жилые вагончики, оборудовали их, — вспоминает Валентин Иванович. — Как все началось? В те годы я работал заместителем начальника строительного управления Читинской ГРЭС. По решению партии и правительства, пришла директива о сооружении Харанорской ГРЭС. Мне дали задание провести подготовку десанта к началу строительства электростанции.
Надо было найти временное жилье, оборудовать котельную. Вагонный жилой городок достался по наследству после строительства Читинской ГРЭС. Его решили демонтировать и доставить на новое место. Преж-
де всего, надо было сделать расчеты для крепежа и перевозки вагончиков, согласовать это мероприятие с железной дорогой. Чем и занялся Валентин Иванович.
— Вместе с Александром Довгялло, начальником Борзинского отделения ЗабЖД мы проехали на мотодрезине, осмотрели территорию, он выдал кран, — продолжает Валентин Сверкунов. — Прибыли аккурат перед Новым годом. Выгрузка вагончиков проходила с торжественным митингом, выступлениями и надеждой на успешное строительство. С тех времен сохранился символический памятный гвоздь, таким гвоздем прибили на стену одного из домов транспарант «Даешь Харанорскую ГРЭС!». Люди, вспоминает Валентин Иванович, были настроены оптимистично. Никого не пугал ни мороз, ни неизвестность.
«Мы еще не раз вспомним этот день — 29 декабря 1975 года. День, когда на первый домик серебряным гвоздем прибили транспарант со словами «Даешь Харанорскую ГРЭС!», — сообщал Валерий Братушев в газете «Забайкальский рабочий».
«… Все началось буднично и просто. Тепловоз не спеша подтолкнул платформы, стропальщики помогли крану перенести на землю первые грузы, и вот уже заместитель начальника управления строительства Читинской ГРЭС Валентин Иванович Сверкунов поздравляет собравшихся с торжеством. Он говорил о будущем поселке энергетиков. А перед нами лежала неоглядная ононская степь, где лишь вдалеке маячили контуры безлесых сопок. Он показывал, как разместится железнодорожная станция. Мы с удивлением и улыбкой смотрели на малочисленные постройки небольшого разъезда».
— Гвоздь — это артефакт начала строительства Харанорской ГРЭС, с того времени не осталось ни лозунгов, ни вагончиков, кроме этого гвоздя, — говорит Валентин Иванович. — На торжестве были работники Оловяннинского райкома партии, журналисты «Забайкальского рабочего», представители заказчика — «Читаэнерго» и подрядчика — строительного управления Читинской ГРЭС.
К сожалению, судьба жестоко распорядилась с надеждами строителей Харанорской ГРЭС. Первый энергоблок заработал только спустя два десятилетия.

Из Читы в Ясногорск

Стройуправление Читинской ГРЭС в 1976 году пустило последний энергоблок станции. Годом ранее, в 1975-м, появилось стройуправление Харанорской ГРЭС. Так, по мнению Валерия Жарова, в советское время воплощалась преемственность в строительстве энергообъектов. Но вот парадокс: в 1958 году начали возводить Читинскую ГРЭС, а в 1965 году, спустя всего семь лет, пустили первый энергоблок. Десант на строительство Харанорской ГРЭС прибыл в 1975 году, а первый блок пустили только в 1995-м, несмотря на технический прогресс.
— В 1983 году меня пригласили в обком партии и сказали, что надо возглавить профсоюзную организацию на стройке Харанорской ГРЭС, — вспоминает Валерий Жаров. — Были сложности в профсоюзной работе. Но основная — недостаток управленческих кадров, способных возглавить строительство новой станции. При этом финансирования было более чем достаточно. Мы выговоры получали за то, что осваивали лишь 25-30% отпущенных нам средств. Не хватало профессионалов, никто не хотел ехать в степь. Создавалось впечатление, что Харанорская ГРЭС не нужна и государству. Даже, несмотря на то, что стройка была объявлена Всесоюзной ударной комсомольской. Строительное управление Харанорской ГРЭС подчинялось сначала строй-управлению Читинской ГРЭС, потом Новосибирскому «Сиб-энергострою», затем «Южуралоэнергострою», потом снова Новосибирскому «строю». Движение на промплощадке началось только после прихода «Братскэнергостроя».
Валерий Жаров с благодарностью вспоминает тех руководителей строительного управления, которые делали все, чтобы работа не замерла. Это Амир Сидтиков, Ибрагим Таиров, Ярослав Швыряев.
— Мы в 1983 году пустили котельную, решали проблему водоснабжения. В Ясногорске была некачественная вода с высоким содержанием железа, ее еще называли красноватой. Вдобавок, от войсковой час-ти просачивались в грунтовые воды нефтепродукты из бензо-хранилища, — говорит Валерий Жаров о бытовых трудностях. — В 80-е в поселке появилось мало-мальское благоустройство: детский садик, стоквартирный дом, в котором открылся Сбербанк, почта, поликлиника, станция скорой помощи. Даже был красный уголок — помещение, где проходили торжественные, партийные и культурные мероприятия. Как-то привезли фильм «Танцор диско». Фильм был настолько популярен, что многие, приходя в красный уголок, были согласны смотреть кино, сидя на полу, мест не хватало в зале.
В 1985 году дополнительно к тем трудностям, что были на стройке, добавились новые. Выдвигались какие-то немыслимые идеи, из ряда «как быстро пустить Харанорскую ГРЭС», но делалось только хуже. В это время в Якутии пустили Нерюнгринскую станцию и там образовались свободные людские ресурсы.
— Начальник строительства Нерюнгринской станции господин Каменев убедил Минэнерго СССР создать Бамэнергострой. Но новички не учли, что в Забайкалье не было таких северных надбавок, как в Якутии, к ним шел народ валом, а у нас нет. Бамэнергострой отказался от Харанорки, — вспоминает Жаров. В «подарок» от этого «строя» ясногорцы получили «угэпэдэшки». УГПД – универсально-групповые передвижные дома, которые не годились для нашего климата, степные ветра их продували насквозь.
— Как-то раз сам Юрий Ножиков, руководитель «Братскгэсстрой» приехал на Харанорскую ГРЭС проводить совещание, — продолжает Валерий Жаров. — Юрий Абрамович сел во главе стола и начал слушать доклады, чуть отвернувшись. Когда совещание закончилось, сказал: «Хватит катать во рту камни, вешать лапшу на уши. Я приеду через две недели, будете мне говорить правду и ничего кроме правды, я должен знать истинную картину». И он прилетел через две недели, позже за стройку взялись.
Вообще время было интересное. Несмотря на сложности, ставили грандиозные задачи — развивать топливно-энергетические комплексы, был Братский, Усть-Илимский комплекс, Якутский. Планировали создать Байкальское энергетическое кольцо, соединив станции области: Иркутский каскад-Харанорскую ГРЭС-Зейскую и Бурейскую ГЭС-через Якутию до Иркутска. Сейчас этого нет, сегодня очень трудно работать энергетикам, надо все время оглядываться на Москву. Электростанции принадлежат московским владельцам, а тарифы взяли производство «за горло».
Делясь своими воспоминаниями о строительстве Харанорской ГРЭС, Валерий Жаров и Валентин Сверкунов делают вывод: без адекватного строительного управления ничего не получится.
— Сегодня наш регион самодостаточен в электроэнергетике, однако, кто знает, может, через два-три года потребуются новые мощности, как и кем они будут строиться? — переживают ветераны. — Наконец, срок эксплуатации Читинской ТЭЦ-1 подходит к концу, что будет взамен нее? Способны ли мы со-здать мощные стройуправления и справиться, если вдруг возникнет потребность в новой энергетике? Хотелось, чтобы этот вопрос решался уже сейчас. А еще, чтобы разговор об истории строительства Харанорской ГРЭС был продолжен с теми энергетиками, кто пускал ее энергоблоки. Например, чтобы о строительстве станции рассказал Виктор Чеславович Мясник, благо, что сегодня он вновь работает в Забайкалье.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.