Меню
16+

«Забайкальский рабочий», Официальный сайт ежедневной краевой общественно-политической газеты

26.02.2016 16:49 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 33 от 26.02.2016 г.

Как забайкалец танковую армию СС нашел

Автор: Виталий БУРДИНСКИЙ
подполковник в отставке, краевед

Детские и юношеские годы моего поколения проходили в послевоенное время, в окружении людей, которым выпала тяжелая обязанность защищать Родину на фронте и трудиться в тылу. Удивительные это были люди. Они понимали, что, одержав победу, их поколение совершило что-то необычайно большое и великое. Но свое личное участие в войне воспринимали, как само собой разумеющееся и обыденное.

Вспоминая военное лихолетье

В 1952 году наша семья переехала в поселок Первомайский Шилкинского района. Вскоре встал вопрос о заготовке леса на сруб. Помогал отцу Алексей Ефимович Корчагин. С этого времени завязались у них приятельские отношения, которые продолжались до самой их кончины. Они часто вспоминали войну, форсирование Днепра и левобережную Украину, где прошли их военные дороги. При многих их разговорах мне довелось присутствовать. Из всего услышанного запомнились слова дяди Леши, сказанные им мимоходом о том, что убить человека голыми руками — дело несложное. На фронте его этому обучили. Услышанное поразило. Оно долго не укладывалось в моем сознании и не соответствовало облику дяди Леши, которого я знал. Контраст был поразительный.

В 1965 году отмечалась 20-я годовщина Победы. 9 мая объявили праздничным днем. Были введены льготы для лиц, награжденных всеми степенями орденов Славы. Отец, узнав об этом, направился к Корчагину и рассказал ему об услышанной новости.
Немалых усилий стоило отцу уговорить друга поехать в военкомат, чтобы проверить достоверность услышанного. Скромности Алексей Ефимович был неимоверной. Он всю дорогу до районного центра страдал из-за того, что своим посещением военкомата оторвет занятых людей от важных дел и ругал своего друга, что поддался на его уговоры.

Когда отец, взявший на себя роль поводыря, объяснил дежурному Шилкинского военкомата причину их посещения, посмотреть на Алексея Ефимовича собралась толпа народа. О том, что в поселке Первомайский проживает полный кавалер орденов Славы, в военкомате и знать не знали.

Наш человек на Параде Победы

Сразу после окончания войны началась подготовка к Параду Победы в Москве. Для участия в нем отбирали самых заслуженных людей. В первую очередь — Героев Советского Союза и полных кавалеров орденов Славы. Было на груди гвардии сержанта Корчагина тогда два ордена Славы и медаль «За отвагу».

О том, что его за разведку в январе 1945 года у озера Балатон представили к ордену Славы I степени, слух прошел, но вручения награды не было. Пришел приказ об его откомандировании, с исключением из списков части в формирующийся при штабе фронта сводный парадный полк.

В штабе фронта первый же строевой смотр показал, что в парадный расчет разведчик не годится. В итоге на парад Победы он поехал в резерве полка. А в Москве, куда прибыли представители всех фронтов для участия в Параде Победы, в разговоре маршала Малиновского и генерал-полковника Трофименко возник вопрос о том, как были награждены разведчики, обнаружившие прибытие в район озера Балатон 6-й немецкой танковой армии СС.

Выяснилось, что вручения наград не было. Разговор этот услышал подошедший к ним маршал Толбухин. Он тут же дал команду своему порученцу проконтролировать судьбу неврученных наград.

23 июня 1945 года все радиостанции объявили Указ Президиума Верховного Совета СССР «О демобилизации старших возрастов личного состава действующей армии», а на следующий день, 24 июня, на Красной площади состоялся парад Победы.
1 июля 1945 года только что назначенный командующим Южной группой войск маршал Толбухин провожал домой демобилизованных солдат сводного парадного полка и вручал им неполученные награды.

Запомнилась фраза, сказанная им с улыбкой, в полусерьезном, полушутливом тоне, после поздравительных слов о награждении высокой правительственной наградой, гвардии сержанту Корчагину при вручении ордена Славы I степени и погон старшего сержанта: «Добрая слава пирога слаще! Спасибо тебе, солдат!».

Ну вот и кончилась война

Алексей Ефимович, демобилизовавшись, приехал домой — в Шилкинский район. В местную дистанцию пути Забайкальской железной дороги, где он работал до 1942 года, он не вернулся, а устроился работать в геолого-разведочную партию № 7, контора которой была в их селе. Оттуда он и ушел на пенсию.

В декабре 1976 года, возвращаясь из служебной командировки, я заехал в поселок Первомайский. Выбрав минутку, заглянул на пустырь, где когда-то был родительский дом. Его место обозначали два больших тополя, росших там. А улицу снесли, и от нее ничего не осталось, кроме двух избушек, в которых доживали свой век наши соседи — дядя Вася Звягинцев и дядя Миша Буянов. К ним-то я и зашел. Зашел на минутку, а пробыл часа два, а может, и три. День был обычный, будничный. Но настроение компании, сидевшей за большим столом, было праздничное. Не знаю, по какому поводу собрались мужики за общим столом. Все фронтовики, все на заслуженном отдыхе. И вдруг вошел Алексей Ефимович Корчагин. Когда он снял верхнюю одежду, на его пиджаке зазвенели фронтовые награды. Я первый раз увидел его при всем параде. Оказывается, он ходил в школу, куда его приглашали на встречу с учениками и, возвращаясь домой, заглянул к друзьям.

Читая старую газету

В старом экземпляре «Шилкинской правды» под рубрикой «К 50-летию Советской Армии» напечатаны воспоминания полного кавалера орденов Славы А.Е. Корчагина: «Дело было на Днепре. Служил я в дивизионной разведке. Получаем приказ: перебраться на тот берег, окопаться и прикрыть атаку наших. Переправились бесшумно, немец даже выстрела не сделал. Окопались, день пролежали тихо-мирно. Зато ночью, когда наши пошли, тут уж началось. Нас всего восемнадцать было. Но мы ударили их крепко, чтобы отвлечь внимание от переправы. Только одну атаку отбили, вторая. Смотрим, наши уже на середине реки, а фашисты стараются нас смести. Держимся изо всех сил. Пулеметы, гранаты — все в ходу. Вот уже почти половина убитых, много раненых, однако устояли. Под Бухарестом это было. Две ночи за фрицем охотились, и в обе — провал. А командование требует достать «языка». Нас даже укорять стали: «Эх вы, разведчики!».

Весь день мы к позициям немцев внимательно присматривались, а ночью, прежде чем пойти в поиск, решили — пусть фашисты попсихуют. Договорились с командованием, чтобы в разных местах сильный огонь открыть. Под этот шум и подобрались к окопам противника. Слышим, двое говорят. Даю команду жестом, как раньше договорились: двоим прикрыть справа, двоим — слева. Ребята передвинулись. Одного немца мы застрелили, но «языка» все-таки доставили. Ценные сведения он дал. Наша дивизия пошла на прорыв. Было трудно. Наградили меня за оба случая орденами Славы III и II степени. А орден Славы I степени я получил под Будапештом».

В январе Гитлер приказал перебросить под Будапешт свой последний резерв — 6-ю танковую армию СС. Ее передислокация на восточный фронт осуществлялась в глубокой тайне. Накануне этого события немцы предприняли сброс дезинформации о том, что якобы армию начали перебрасывать против войск 1-го Белорусского фронта, нацеленного на Берлин. Но эта тайна оказалась раскрыта разведчиками 38 отдельной разведывательной гвардейской роты 36 гвардейской стрелковой дивизии, где командиром группы захвата был гвардии сержант Алексей Ефимович Корчагин.

Сведения, добытые ими, позволили установить, что в район венгерского города Секешфехервар прибыла 6-я танковая армия СС. О появлении танковой армии противника доложили в Ставку. Вой­скам Третьего Украинского фронта было приказано перейти к жесткой обороне. Наступление немцы начали 6 марта 1945 года на второстепенном направлении. Основное танковое сражение развернулось севернее озера Балатон, у города Секешфехервар, где немцы повели ожесточенное наступление силами 6-й танковой армии СС и 6-й полевой армии. Бои шли круглые сутки. Сопротивление советских солдат и офицеров, созданная ими противотанковая оборона не позволили врагу прорваться к Дунаю.

Необходимое послесловие

Такова фронтовая судьба Алексея Ефимовича Корчагина, гвардии старшего сержанта, командира группы захвата 38 отдельной гвардейской разведывательной роты. Я часто вспоминаю слова, услышанные от кого-то из фронтовиков: «Мы воевали, чтобы победить. А для этого и умереть было не страшно. Конечно, умирать никто не хотел, но каждый из нас умер бы, не задумываясь. Победа стоила того. А мы вот и победили, и живем благодаря погибшим там».

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.