Меню
16+

«Забайкальский рабочий», Официальный сайт ежедневной краевой общественно-политической газеты

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 67 от 13.04.2016 г.

Туризм как драйвер забайкальской экономики

Автор: Кира КРАПИВКИНА

Антон Тутов считает основной задачей развитие внутреннего и въездного туризма.
Фото: Анатолий ЯКИМОВ.

Каковы перспективы забайкальского внутреннего туризма? Как привлечь иностранных туристов в наш регион и развить въездной туризм? Чем могут заинтересовать путешественников Чита, Нерчинск, Кодар, Дарасун, Красный Чикой? Что такое медицинский и сельский туризм? Кто готов ехать по Великому Чайному пути? Об этом и многом другом мы побеседовали с руководителем департамента туризма Забайкальского края Антоном Тутовым в рамках проекта «Гость редакции».

Приоритет — внутренний и въездной туризм

— Антон Витальевич, расскажите, что сегодня представляет собой департамент туризма? В чём заключаются его основные функции?

— Раньше сфера регионального туризма была в ведении Министерства внешнеэкономических связей и туризма Забайкальского края. В декабре 2015 года было принято решение о создании отдельного органа — департамента туризма. Это связано с тем, что туризм требует более пристального внимания, и понимание этого есть как на федеральном, так и на региональном уровне. Исходя из социально-экономической обстановки, инвестиционного климата, который сейчас наблюдается в стране, можно сказать: туризм фактически должен стать в ближайшее время одним из основных драйверов нашей экономики. Если мы посмотрим на опыт других стран, увидим, что доля туризма в ВВП там колоссальна, им живут целые страны. Почему бы Забайкалью не жить туризмом? Промышленность — это ключевая область экономики, но все-таки туризм ей в активности не уступает. Одно рабочее место в туризме создает три рабочих места в параллельных направлениях, активно развивается малый и средний бизнес. Сегодня государство уделяет огромное внимание именно въездному туризму, опять-таки исходя из экономической обстановки. Наша страна становится все более и более популярной с точки зрения въездного туризма. Департамент туризма фактически должен стать самым «рентабельным» органом местной власти. Его основная функция — реализация государственной политики в сфере туризма. Как руководитель основной задачей департамента я считаю развитие внутреннего и въездного туризма. Сейчас идёт ожесточенная битва за федеральные ресурсы. Если и раньше она была достаточно жесткая, то теперь только обострилась, и Забайкалье в этом отношении должно очень чётко позиционировать себя на федеральном уровне. И создание департамента туризма этому способствует.

— Кто сегодня работает в департаменте? Что сделано с момента создания ведомства?

— Штат департамента небольшой, но достаточно эффективный и результативный. Это специалисты с туристическим образованием, в сфере менеджмента, со знанием языков. У нас есть как стратегические, так и тактические задачи. За небольшое время работы департамента (фактически работать он начал в марте, так как с момента создания шла организационная работа) сделано немало. Состоялось достаточно много продуктивных встреч на федеральном уровне, с инвесторами. Сейчас мы начинаем активно работать с туристическими фирмами, с туроператорами, налаживать обратную связь. Фактически начата работа по написанию стратегии развития туризма Забайкальского края. Это серьёзный, основополагающий документ, поэтому в ближайшее время будет создан экспертный совет по туризму при департаменте, в который мы приглашаем всех, кто заинтересован в развитии забайкальского туризма. Это будет рабочий орган, некий «спецназ» по выработке решений. В него войдут представители туриндустрии, СМИ, общественники.

— Какая работа по продвижению туризма ведётся в информационной сфере?

— В ближайшее время мы планируем запустить туристический портал Забайкальского края. Мы изучили опыт субъектов Российской Федерации, выявили сильные и слабые стороны, учли ошибки, и к осени портал начнет работать. Планируем максимально приблизить его к людям. К примеру, захотел человек поохотиться, зашёл на сайт, а там всё подробно по полочкам разложено. Также планируется запустить мобильное приложение. Примерно через месяц проведем презентацию туристического паспорта Забайкальского края. Он практически готов, осталось доработать мелкие детали. Это основной туристический документ, в котором отражена абсолютно вся информация, так или иначе связанная с туризмом. Такие паспорта, представленные на едином портале, будут в каждом субъекте РФ. Это живой документ, который будет постоянно дополняться, видоизменяться. На основе туристического паспорта будет создан портал, о котором я сказал вначале. Это будет уникальный продукт, учитывая нашу специфику, с различными опциями: гастрономический, экстремальный, сельский, медицинский туризм, служба экстренной помощи. Такой мобильный рюкзак туриста. Помимо всего прочего, мы активно занимаемся продвижением в соцсетях. Совсем скоро заработает группа «ВКонтакте», пока она находится в тестовом режиме.

Арахлей вместо Таиланда

— Поговорим о внутреннем туризме. Какие шаги в этой сфере предприняты вашим ведомством?

— Практически готов к реализации проект медицинского туристско-рекреационного комплекса «Дарасун». Будет проведена колоссальная работа по инфраструктуре, при этом мы планируем снизить стоимость услуг, качество которых будет на гораздо более высоком уровне. Та база, которая есть в Дарасуне, сейчас, к сожалению, не отвечает современным требованием потребителя, при этом цена путёвки сопоставима с ценой поездки в некоторые южные страны. Кластер «Дарасун» это еще и около 500 рабочих мест для забайкальцев. Он интересен не только нашим туристам, но и иностранцам, прежде всего китайцам, потому что вода, которая добывается там, уникальна. По своему химическому составу она является второй в стране после кавказских минеральных вод, третья по качеству вода добывается в Шмаковке (Приморский край). Такое сокровище грех грамотно не использовать с точки зрения экономики. Китайские партнеры очень заинтересованы в этом, им в целом интересен медицинский туризм на нашей территории.

— А что скажете про наши забайкальские озёра и их турбазы? Они ведь стабильно остаются популярными у местных жителей.

— На сегодняшний день мы ведём активную работу, в том числе по Арахлею. Озёра расположены близко к Чите, но, к сожалению, поездка на Арахлей иногда становится затруднительной, к примеру, с маленьким ребенком не поедешь, найти базу со всеми удобствами практически невозможно. Многие базы, которые там находятся, не отвечают никаким требованиям. Сегодня мы зашли в федеральную программу по развитию туризма и планируем получение достаточно серьёзных федеральных денег: в 2017 году — около 270 миллионов, в 2018 — до 400 миллионов. Эти деньги пойдут именно на развитие Арахлейского кластера: дорожной инфраструктуры, линий электропередачи, котельных. Там же мы планируем создание русской деревни с национальным колоритом (сельский туризм), она сейчас в проекте. Будет создана круглогодичная база для отдыха с хорошими условиями, которая, несомненно, станет пользоваться спросом и у читинцев, и даже у иностранцев. Не секрет, что летом, в пик сезона отпусков, очень сложно купить путёвку на Арахлей, поэтому мы должны использовать его круглогодично.

Идёт работа по этнодеревне Чингисхана в Читинском районе. Несколько лет этот проект был заморожен, сейчас планируется вдохнуть в него вторую жизнь. Постараемся реализовать его в течение двух лет. Также ведём большую работу по Нерчинску. Это уникальный город. Через Нерчинск проходил Великий Чайный путь. Мы будем добиваться от федерального центра придания Нерчинску статуса исторического города. В России таких городов не так уж много, всего 41. Присвоение такого статуса повлечет совершенно другое финансирование, внимание, инвестиции и совершенно другое позиционирование на федеральном уровне. Уже есть инвесторы, готовые вкладывать в Нерчинск, создавать там исторический туризм, сельский туризм. Есть интересная инициатива «снизу» — проект Open Kodar. В ближайшее время мы соберем рабочую группу с ребятами, которые продвигают этот проект, и обсудим с ними те вопросы, по которым сможем оказать содействие. Кодар не хуже Алтая, а может быть, даже и превосходит по некоторым позициям. Его нужно открыть для широкой массы туристов.

— Нерчинск, Кодар, Арахлей — всё это замечательно. А Чита? Она ведь тоже нуждается в привлечении туристов…

— Сейчас мы прорабатываем проект пешеходной улицы в Чите, подобно той, что есть в Иркутске, 130-й квартал. Идея очень интересная. Мы будем обсуждать это с городской администрацией, муниципальными службами, ГИБДД. Если посмотреть концепцию московских пешеходных улиц, они достаточно уютные и представляют собой туристические оси города. В Чите можно проработать концепцию пешеходной улицы, которая подразумевает единый кластер, например, церковь Декабристов, улица Столярова, Сквер любви и верности, с небольшими уютными кафе по пути. Это всего лишь пример, возможны и другие варианты, но то, что такая улица нашему городу необходима, это факт. Надо брать опыт других городов и внедрять инновации. Туризм — это сфера эмоций, которую необходимо подавать грамотно, под нужным соусом, и тогда это будет востребовано.

Китайский турист пополнит казну

— Давайте поговорим про въездной туризм. Какую выгоду он сулит Забайкалью, если уделить ему должное внимание?

— Мы можем получить колоссальный объём средств от въездного туризма, если посмотрим внимательно на наших соседей, ту же Маньчжурию. По нашим оценкам, северные районы Китая посещает от 4,5 до 6 миллионов китайских туристов. При этом в 2014 году Забайкалье посетили чуть более 11 тысяч китайских туристов, в 2015 — в два раза больше, около 22 тысяч. Представьте, что будет, если из тех 4,5 — 6 миллионов мы доведем этот поток до 100-150 тысяч. В среднем китайский турист за сутки оставляет на территории России от 300 до 500 долларов США. На сегодняшний день основные точки посещения это Санкт-Петербург, Москва, Иркутск (Байкал). Мы не можем не использовать выгодное геополитическое положение нашего региона. Если мы привлечём в год 150-тысячный поток китайских туристов, наш малый и средний бизнес благодаря этому если не расцветёт, то вздохнет полной грудью. Начнет развиваться сфера услуг, а это прибыльное дело. Мы не можем пройти мимо этого.

— И Великий Чайный путь должен этому поспособствовать?

— Не так давно прошел пресс-тур Великого Чайного пути, к нам приезжали журналисты и представители туриндустрии Китая, они оценили наши туристические объекты, гостиничную инфраструктуру. Гости жили в «Академии здоровья», которая получила самую высокую оценку от китайских коллег. Это учреждение, а также Дарасун и в целом медицинский туризм очень интересуют китайцев. Медицинский туризм — это стратегическое направление, и его необходимо развивать.

Огромное значение мы придаём развитию Великого Чайного пути. Это один из ключевых туристических проектов на уровне Российской Федерации. Он был поддержан и российским президентом, и лидерами Монголии и Китая. В текущем году мы также планируем проезд по этому маршруту, китайцы уже изъявили желание отправки до 8 поездов. В 2017 году мы планируем сделать этот маршрут регулярным.

Представьте, как выиграет малый и средний бизнес, если в Читу в рамках этого проекта на два дня будут приезжать 300-400 китайцев. Какой драйвер для общепита, гостиниц, магазинов и т.д. Сколько раз среднестатистический читинец посещает рестораны, например? Раз в неделю, а то и в месяц. А тут будет еженедельный поток людей. Это внешние денежные вливания в забайкальскую экономику.

— Только ли китайцы заинтересованы в Великом Чайном пути?

— Не только. У наших монгольских коллег есть желание, чтобы Великий Чайный путь прошёл через Улан-Батор и Кяхту на Улан-Удэ. На координационном совете мы отстояли свою точку зрения, что он должен проходить через Читу. Должно быть либо две железнодорожных ветки — южная и северная, либо сохранена одна ветка, но через Читу. Все договоренности были достигнуты.

— Чем ещё, кроме этого, можно заинтересовать наших соседей?

— Китайцам интересны однодневные-двухдневные туры в Россию, поэтому мы прорабатываем вопрос о возможном запуске поезда Маньчжурия-Краснокаменск. Сейчас ходит пригородный поезд Забайкальск-Маньчжурия, и мы говорим о продлении этой ветки до Краснокаменска, обсуждаем с китайскими коллегами, чтобы они пускали поезда по широкой колее. Это значительно сократит прохождение границы. Прорабатываем расписание поезда, чтобы сделать его удобнее. Сейчас на МАПП большая нагрузка, это связано с нашим местным шоп-туризмом. Планируется перенаправить часть этого потока по железной дороге и выделить отдельный проход именно для туристов без большого багажа, для более быстрого прохождения, чтобы туристы, путешествующие ради туризма, налегке, не застревали на границе.

Ожидается увеличение турпотока, китайцы начинают активно въезжать в Россию в мае, поэтому мы постараемся развести эти потоки, скорректировать работу МАПП. Также мы ведём работу по развитию сельского туризма, к которому выразили большой интерес иностранцы. Для них это экзотика. Например, посещение страусиной фермы, где угощают продуктами, изготовленными здесь же. Нашим китайским партнерам это очень понравилось, и они выразили пожелание, чтобы посещение страусиной фермы было включено в Великий Чайный путь.

— Какая работа ведётся по авиасообщению наших соседей с Забайкальем?

— На сегодняшний день у нас действуют два рейса: Хайлар-Чита и Харбин-Чита. Если Чита станет отправной точкой Великого Чайного пути, то схема будет следующая: китайские туристы прибывают в Читу на самолете, проходят таможенный контроль, садятся на поезд и отправляются по Великому Чайному пути. Сейчас такая возможность изучается, потребность в этом есть. Тем более если говорить про читинский аэропорт, сейчас нам не стыдно принимать международные рейсы. За два-три года его стало практически не узнать, проведена полная реконструкция. По сравнению с некоторыми российскими аэропортами наш заметно выигрывает по уровню и качеству.

— Планируете ли вы привлекать туристов из Японии, Южной Кореи, Малайзии, Филиппин, Таиланда, то есть из Юго-Восточной Азии? Не одни же китайцы рядом…

— Дело в том, что Китай сегодня занимает первое место в мире по количеству туристов и объёму денежной массы, которую они оставляют в стране посещения. Плюс близость к нам китайской территории. Но я абсолютно убеждён, что туризм надо делать на инфраструктуре и на продвижении, как в Алтайском крае. И тогда к нам приедут и японцы, и малазийцы, и корейцы, и американцы, и все остальные.

— Как продвигается бренд Забайкалья в Китае, и как вы планируете его продвигать в Азии?

— Это, прежде всего, активнейшая работа со СМИ, которую мы ведём. Не так давно в Монголии состоялось мероприятие, координационный совет стран пяти регионов, где участвовали в том числе Россия, Монголия, Китай. Там мы договорились с китайскими коллегами, что в ближайшее время проведём краткое рабочее совещание и поговорим именно о продвижении нашего турпродукта на территории Китая, в китайских СМИ, Интернете, используя все доступные средства. Они открыты в этом отношении, им это интересно.

— Антон Витальевич, и, как итог нашей беседы, последний вопрос: при хорошем сценарии за сколько лет можно поднять забайкальский туризм на нормальный уровень?

— Объективно — в течение двух лет. Мы получаем федеральное финансирование, создаем инфраструктуру, ведём информационную работу — при таком раскладе туризм должен дать ощутимый вклад в экономику через два года.

— Спасибо.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.