Меню
16+

«Забайкальский рабочий», Официальный сайт ежедневной краевой общественно-политической газеты

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 10 от 20.01.2017 г.

Иван Катанаев: «Никогда не смогу стать равнодушным»

Автор: Юлия БОЛТАЕВСКАЯ.

Фото Александра КАЛАШНИКОВА.

«Хочешь понять детей — сам взгляни на мир глазами ребенка», — такой принцип помогает Ивану Катанаеву работать в должности уполномоченного по правам ребенка в Забайкальском крае, на которую он заступил сравнительно недавно — в июне 2016 года. В непростом деле — заботе о защите прав несовершеннолетних — для омбудсмена имеет значение не только его педагогический опыт, но и воспоминания о собственном детстве, которое Иван Иванович провел в детдоме… 

Откровенный разговор о первых результатах деятельности уполномоченного, о проблемах, с которыми сталкиваются юные забайкальцы, состоялся в стенах редакции газеты «Забайкальский рабочий».

Проблему решит строительство

— Иван Иванович, долго ли Вы сомневались перед тем, как решиться баллотироваться на должность омбудсмена?

— Я полагал, что справлюсь, поскольку данная сфера мне хорошо известна. Я всю жизнь работал в системе образования с самыми разными возрастными группами и категориями детей. Четко представлял себе структуру государственных социальных учреждений. Знал о нарушениях прав, с которыми могут столкнуться дети-сироты, школьники. Присягу я принял 15 июня 2016 года. После этого пребывал в некой растерянности, поскольку до меня институт уполномоченного по правам ребенка не действовал около года, эффективность решения конкретных проблем была нулевой. Естественно, с первого же дня моей работы обращения просто посыпались — их было по 60-70 в месяц. Наибольшее количество писем и звонков забайкальцев затрагивало проблему обеспечения местами в дошкольных образовательных учреждениях края.

— Есть ли перспективы ликвидировать очередь в детские сады Забайкалья?

— К сожалению, Забайкальский край не выполнил подпрограмму государственной программы «Развитие образования» — к 1 января 2016 года на сто процентов обеспечить местами в дошкольных учреждениях детей в возрасте от трех до семи лет. Шестидесяти регионам это удалось — там даже приступили к увеличению числа ясельных групп. В Забайкалье же очередь детей в возрасте от трех до семи лет составляет более пяти тысяч человек, кроме того, в местах нуждаются 24 тысячи малышей в возрасте от нуля до трех лет.  Часто обращаются многодетные или неполные семьи. В 30 процентах случаев решить их проблему удается.

Нарушений процедуры распределения мест в детские сады мы не выявили — этот процесс контролирует краевая прокуратура, поэтому смухлевать тут ни у кого не получится.

Думаю, что в скором времени проблему обеспечения местами в ДОУ детей в возрасте от трех до семи лет мы решим, поскольку для этого задействованы все имеющиеся ресурсы. Строятся новые детские сады, создаются дополнительные места за счет реконструкции и капитального ремонта зданий, открываются группы кратковременного пребывания, группы выходного дня, развивается негосударственный сектор. На сегодняшний день негосударственные дошкольные учреждения могут получать субсидии, позволяющие уменьшать сумму родительской платы. Благодаря всему перечисленному, в 2015 году удалось ввести 1503 дошкольных места. Приступает Забайкалье к реализации такого проекта, как строительство комплексных учреждений, объединяющих детский сад и школу.

— Депутаты читинской Думы вносили в краевой парламент проект закона о выплате компенсаций малообеспеченным семьям, чьи дети не попали в детские сады. Речь шла о 2 – 2,5 тысячи рублей, в зависимости от возраста ребенка. Заксобрание эту инициативу отклонило. Как Вы относитесь к такому решению?

— К предложению читинских народных избранников я отношусь положительно. Подобный проект федерального закона обсуждали в Государственной Думе РФ в 2011 году, однако его так и не приняли. Парламентарии решили, что компенсация не решит проблему — гораздо эффективнее будет строительство новых детских садов. Сегодня на уровне страны вопрос о компенсациях неактуален, потому что многие регионы решили проблему как раз путем строительства. На краевом уровне подобная компенсация помогла бы родителям частично покрыть расходы на устройство ребенка в негосударственное дошкольное учреждение. Но, с другой стороны, мне понятна позиция депутатов Заксобрания. Принятие данного законопроекта потребовало бы дополнительных источников финансирования. Где их взять? Только за счет перераспределения с других социальных программ, что повлекло бы ухудшение положения социально незащищенных категорий населения.

— Подготовка к летней оздоровительной кампании длится в течение всего года. Какие проблемы Вы считаете наиболее острыми в организации летнего отдыха?

— В Забайкалье насчитывается более 600 различных учреждений детского отдыха — загородные летние и постоянно действующие лагеря, лагеря дневного пребывания. Количество оздоровительных учреждений и отдыхающих детей с годами не уменьшается, но при этом и не увеличивается. В организации летнего отдыха регион сталкивается с двумя проблемами — недостаточным финансированием и ветхой материальной базой. Большинство летних лагерей было построено еще в советские годы, с тех пор в них ничего не менялось.

После трагических событий, произошедших минувшим летом в Республике Карелии, в стране начали обсуждать вопрос о лицензировании летних лагерей. Но если сейчас взяться за лицензирование забайкальских лагерей, то завтра же мы все их закроем. Наши оздоровительные учреждения в большинстве своем не отвечают необходимым требованиям. С другой стороны, если бы процедура лицензирования стала обязательной, то правительству края пришлось бы найти средства на то, чтобы привести летние лагеря в надлежащее состояние, не угрожающее безопасности детей.

Лично я убежден, что необходимо на федеральном уровне разработать единую целевую программу по организации летнего отдыха, оздоровления и занятости детей и подростков.

АУЕ — домысел журналистов?

— Все чаще криминальные сводки Забайкалья пестрят новостями о том, что дети становятся жертвами насилия, в том числе и сексуального. Что, на Ваш взгляд, служит этому причиной — озлобленность, деградация населения?

— Для раскрытия данных преступлений при следственных органах Следственного комитета РФ по Забайкальскому краю появился специальный отдел. Если аппарату уполномоченного по правам ребенка становится известно о фактах насилия в отношении детей, то мы привлекаем специалистов этого отдела. За тот недолгий период, что я работаю в должности омбудсмена, подобных фактов обнаружено не было. Но в целом проблема в крае существует. Так, в 2012-2013 годах были вскрыты факты сексуального насилия в отношении несовершеннолетних. Причем это не является особенностью государственных учреждений для детей. К сожалению, маленькие забайкальцы и подростки подвергаются жестокому обращению в семьях, причем даже в тех, которые внешне выглядят вполне благополучными.

Причиной этому служат бесконтрольность и безнаказанность. Сложно понять, что происходит за закрытыми дверями дома. В советские годы выяснить это могли классные руководители детей, которые обязаны были посещать семьи. От глаз опытного педагога трудно скрыть подлинную обстановку в семье, поэтому в то время факты насилия над детьми встречались редко. В 90-е годы школа потеряла главенствующую роль в воспитании детей. Сейчас возвращаются к системе классного руководства, но все же предпринимаемые шаги далеки от советской методики.

— Во многих европейских странах сведения о людях, которые подозревались или отбывали срок за совершение преступлений сексуального характера в отношении детей, вносятся в специальную базу данных. Любой человек может узнать, живет ли где-то поблизости с ним педофил, и обезопасить своего ребенка. Может, подобную меру стоит ввести в России?

— С точки зрения безопасности детей, думаю, родители должны быть осведомлены о том, есть ли рядом человек, который может представлять угрозу для детей. Не знаю, насколько юридически это можно реализовать в нашей стране, где персональные данные граждан защищаются законом. Могут ли сведения о людях с подобными отклонениями стать достоянием гласности? Возможно, следовало бы предоставлять родителям такую информацию по официальному запросу. Изучать опыт других государств нужно, но безоговорочно переносить его на российскую почву не стоит.

— Забайкальский край в последнее время обрел дурную славу из-за якобы распространения среди подростков движения АУЕ («Арестантский уклад един»). Действительно ли проблема настолько острая, или она «раздута» средствами массовой информации?

— Вы сами же ответили на свой вопрос. Первые сюжеты, которые прошли в информационных выпусках по федеральным каналам, шокировали в большей степени забайкальцев. Не может быть такого, что мы тут живем и никогда не слышали ни о чем подобном, и вдруг группа федеральных журналистов раскрыла эти факты. Правоохранительные органы сразу же стали проводить проверки и не нашли подтверждения представленным в сюжетах данным. По этому поводу давал пояснение начальник УМВД России по Забайкальскому краю Роман Деев в феврале и ноябре 2016 года. Он сказал, что данная проблема существует, но ее масштабы преувеличены. Я считаю, что проблема АУЕ «раздута», причем в большей степени федеральными СМИ.

СМИ как четвертая ветвь власти должны нести ответственность за свои действия. Если какие-то факты есть, их не нужно скрывать, но не надо искусственно создавать напряженность в обществе.

Личный опыт — главная мотивация

— Во время Гражданского форума, который проходил в октябре минувшего года и был посвящен защите прав детей, руководитель регионального отделения Союза добровольцев России Кристина Рахманова заявила, что не успокоится, пока все воспитанники детских домов не уйдут в семьи. Насколько реально этого добиться? Стоит ли вообще торопиться с этим?

— Конечно, полностью распределить всех воспитанников детских домов в семьи невозможно. У маленького ребенка всегда больше шансов обрести приемных родителей. Многих потенциальных мам и пап не останавливает даже наличие у малыша отклонений в развитии. Сложнее с детьми старшего возраста, на мировосприятии которых негативный опыт взаимодействия со взрослыми оставляет глубокий след.

Что касается второго вопроса, то подчеркну, что во многих государственных учреждениях условия проживания для детей намного лучше, чем в некоторых семьях. Сейчас воспитанника детского дома даже внешне не отличишь от ребенка, который живет с родителями.

С 1 сентября 2015 года в России введена новая модель организации учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Раньше такие учреждения считались постоянным местом проживания детей, сегодня пребывание в них временное. Основная же цель — максимально приблизить условия в таких учреждениях к семейному типу. На сегодняшний день воспитанники детских домов учатся в общеобразовательных школах — это уже серьезный шаг. Также нужно, чтобы они могли приводить гостей, иметь личное пространство, свой угол, личные вещи. Например, стоит обратить внимание на фотографии. Как правило, они находятся у социального педагога, а ведь, возможно, фотография для ребенка — единственное, что связывает его с прошлой жизнью, с семьей.

— Помимо этого такая модель подразумевает разработку индивидуальной программы развития ребенка. Что включает такая программа?

— На первом этапе в случае, если ребенок попал в социальное учреждение из семьи, работа проводится с его родителями. Если все принимаемые специалистами меры не приведут к успеху, тогда силы направляются на поиск для ребенка приемных родителей или опекунов. На сегодняшний день в Забайкалье открыто 18 школ подготовки будущих родителей, в целом по России их порядка 900. Если у человека есть желание взять ребенка, то с ним составляют индивидуальную программу. Какое-то время он должен посещать ребенка, присматриваться к нему, советоваться с психологами и педагогами по поводу того, как вести себя в трудной ситуации.

После того, как потенциальный родитель получит сертификат о прохождении подготовки, он сможет взять ребенка под опеку или усыновить. Второй вариант, конечно, лучше первого, но только в случае, когда приемные родители могут самостоятельно обеспечить ребенка. Если же воспитанника соцучреждения берут под опеку, то он продолжает пребывать в статусе сироты и не теряет полагающихся данной категории льгот на получение пособий, бесплатного образования, жилья.

Для устройства сирот в семьи по итогам Гражданского форума было принято решение о создании многофункционального сайта «Я хочу домой», который будет содержать информацию о воспитанниках учреждений, о нормах законодательства в сфере опекунства и усыновления.

— В завершение 2016 года в связи с расформированием отделения для детей-сирот Чернышевского социально-реабилитационного центра «Дружба» поднялась тревожная волна. Как обстоят дела в учреждении сейчас?

— Действительно, вопрос о расформировании отделения возник в связи с передачей функций по опеке в ведение министерства образования края. Воспитанники и работники учреждения обратились ко мне по этому поводу. Я встретился с руководством администрации муниципалитета, представителями органов опеки, комиссии по делам несовершеннолетних, посетил центр «Дружба», где побеседовал с детьми. Также с воспитанниками работали психолог и представители аппарата уполномоченного. По итогам этих встреч было предложено проводить постепенную реорганизацию учреждения и определять детей под опеку. В настоящее время в учреждении находятся 24 ребенка, семеро из них выпускаются в 2017 году. Остающиеся дети выразили желание в случае закрытия отделения для сирот уйти в семьи. Большинство детей являются жителями Чернышевского района и имеют родственников, живущих в ближайших населенных пунктах. Наши предложения мы направили в министерство социальной защиты края. В настоящее время принято решение, что учреждения для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, остаются в ведении Министерства труда и социальной защиты населения Забайкальского края.

— Заступая на должность омбудсмена, Вы говорили, что сами все детство провели в детском доме. Личный жизненный опыт помогает Вам сейчас в работе?

— Моя мама умерла от туберкулеза, когда мне не было и года. Нас с братом и сестрой определили в детский дом. Старший брат тоже умер от туберкулеза. Сестра окончила школу в детском доме в Амурской области, сейчас живет в Чернышевске, мы поддерживаем связь.

Аппарату Уполномоченного в работе наиболее пристальное внимание приходится уделять сиротам. Таких детей сложно понять, но, кажется, мне это удается, потому что сам вышел из их среды. При наличии такого жизненного опыта я едва ли смогу когда-нибудь стать равнодушным к проблемам детей. Этот опыт является моим главным стимулом и мотивацией.

— Поделитесь своими профессиональными планами.

— Приоритетная задача института Уполномоченных по правам ребенка в России и в крае — выявлять проблемы, возникающие в сфере защиты прав детей. Поэтому важно создать эффективную межведомственную площадку для выработки решений по профилактике социального сиротства, правонарушений несовершеннолетних, суицидов. Планируется создание экспертного совета при аппарате уполномоченного в Забайкалье.

В связи с решением краевого правительства о предоставлении некоммерческим организациям права на оказание социально полезных услуг в рамках государственного заказа важно, чтобы аппарат омбудсмена давал экспертную оценку претендующим на эту работу НКО.

Справка «ЗР»

Иван Иванович КАТАНАЕВ

Родился 22 ноября 1958 года в Чернышевске Читинской области.

В 1976 году окончил Усть-Карскую среднюю школу Сретенского района, в 1981 году с отличием физико-математический факультет Читинского государственного педагогического института им. Н.Г. Чернышевского по специальности «учитель физики и математики».

В 1986 году в Ленинградском государственном педагогическом институте окончил аспирантуру, с 1987 года работал в ЧГПИ ассистентом кафедры общей физики, старшим преподавателем кафедры общей физики и кафедры теоретической физики, заведующим кафедрой теоретической физики. Одновременно в 1998—2000 годах работал директором Читинского филиала Дальневосточной академии государственной службы.

С 2001 по 2006 год — первый проректор Забайкальского педуниверситета, с 2006 по 2012 год — ректор ЗабГГПУ.

В разные годы являлся председателем Совета молодых учёных, ответственным секретарём приёмной комиссии, членом Учёного совета университета.

В 2013 году назначен первым заместителем руководителя Министерства образования, науки и молодёжной политики Забайкальского края. В 2013—2016 годах — начальник Управления лицензирования, государственной аккредитации, надзора и контроля Министерства образования, науки и молодёжной политики Забайкальского края. Депутат Законодательного Собрания Забайкальского края первого созыва (2008-2012). С мая 2016 года — уполномоченный по правам ребёнка в Забайкальском крае.

 

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.