Меню
16+

«Забайкальский рабочий», Официальный сайт ежедневной краевой общественно-политической газеты

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Жива хрущёвка!

Автор: Виолетта ВДОВЯК

Фото: Александра Калашникова

Известие о программе по сносу в Москве домов хрущевской постройки забайкальцы восприняли сдержанно и даже с апатией. Понятно, до уровня жизни столицы Чите никогда не добраться. Равнодушие сменилось заинтересованностью после сообщения некоторых федеральных СМИ: «программа сноса хрущевок распространится на регионы». Правда, потом федеральные журналисты, со ссылкой на министра ЖКХ Михаила Меня, опровергли поспешные высказывания чиновников: «Пока нет задачи распространить опыт Москвы по сносу пятиэтажек на другие регионы».

Наступит ли в Забайкалье время, когда мы решим, что хрущевки пора сносить? Сколько они простоят,  пока оно еще не наступило? Решаема ли вообще в регионе проблема переселения из ветхого и аварийного жилья? Журналист «Забайкальского рабочего» и его собеседники попытались ответить на эти вопросы. 

В первую очередь, редакция обратилась в Министерство территориального развития Забайкальского края. Информацией о распространении в другие регионы программы по сносу хрущевок краевой Минтер не обладает. Но в регионе мало-помалу идет переселение из ветхих бараков. В соответствии с 185 федеральным законом и региональной программой по переселению граждан из аварийного жилфонда в ближайшее время обретут новый дом граждане, чье жилье признано аварийным и подлежащим сносу до января 2012 года.

Кстати, год постройки не является основанием для переселения жильцов или сноса зданий. Чтобы здание признали аварийным, оно и его конструкции должны быть изношены на 70% — для каменных домов и на 65% — для деревянных домов и мансард. Многоквартирные здания имеют разный срок эксплуатации — от 50 до 150 лет. Сталинки (построены в 30-40-е годы прошлого века) — 125 лет, подлежат сносу в 2050-2070 годах. Панельные хрущевки (50-70-е годы) — 50 лет. Кирпичные хрущевки имеют срок эксплуатации и обслуживания 100 лет. Панельные и блочные многоэтажки, построенные до 1980 года, служат 100 лет без реконструкции. Современные панельные дома, возведенные до 1998 года, тоже простоят 100 лет, реконструкции они не подлежат. По Региональной программе переселения, общая площадь многоквартирного жилого фонда, признанного аварийным и подлежащим сносу до 1 января 2012 года, составляет 84,16 тыс. квадратных метров, расселено 41,82 тыс. квадратных метров. Жилищный фонд, признанный аварийным после января 2012 года и подлежащий сносу, составляет 75,36 тыс. квадратных метров.

В Чите в аварийных и ветхих домах живет 900 семей. Городской бюджет дефицитен, поэтому переселить этих граждан нет возможности. Кроме того, на исполнении администрации находится более 200 решений суда о предоставлении вне очереди жилья по соцнайму тем, у кого жилье признано непригодным для проживания, а также инвалидам и людям, страдающим тяжелыми формами хронических заболеваний. Кстати, как сообщается в ответе комитета по имуществу города на официальный запрос редакции, среди домов-хрущевок в Чите нет признанных аварийными и подлежащими сносу.

А можно ли сегодня взять в ипотеку квартиру в хрущевке и сталинке? Многие читинцы предпочитают покупать именно такое жилье, оно дешевле, чем готовое в новостройке, в него можно сразу заехать, в отличие от строящегося дома. Сегодня, приобретя по доступной цене на стадии строительства квартиру, приходится тратить не один год на ожидание. Купить готовое жи- лье в новостройке от собственника многим потенциальным ипотечникам не по карману. Стоят квартиры от двух с половиной до трех с половиной миллионов, и это не четырехкомнатные хо- ромы, а однокомнатное жилье. При кредитовании заемщиков на цели покупки жилой недвижимости ПАО Сбербанк не уста- навливает ограничений по году постройки объекта. Банкиры обращают внимание на износ дома и его состояние. Причем банк не принимает на кредитование объекты недвижимости при физическом износе более 65 процентов и при признании дома аварийным. Данные о со- стоянии объекта жилой недвижимости содержатся в отчете об оценке квартиры или в акте БТИ о физическом износе здания. Иными словами, хрущевским, брежневским, да и сталинским домам еще жить и жить в Забайкалье. Это основа наших городов. Столица избавляется от советских построек, а забайкальцы покупают в старых зданиях квартиры, делают перепланировку и, как могут, обустраивают свой скромный провинциальный быт.

Опыт Москвы

Федеральные СМИ сообщают, что в начале этого года президент России дал поручение столичному мэру Сергею Собянину снести за два-три года хрущевки. Это уже не первый шаг к сносу старых пятиэтажек, первая волна прошла с конца девяностых до начала двухтысячных.

Как сообщают «Лента Ру» и «Коммерсантъ»,  пока никаких списков домов, подлежащих сносу, нет. В городе осталось демонтировать порядка 60 зданий, включенных в прошлую сносную программу — их перечень опубликован на сайте департамента градостроительной политики Москвы. Предварительный список пятиэтажек, которые будут демонтировать в рамках нового сноса, появится к маю 2017-го. «Ведомости» сообщают, что в него попадут здания, находящиеся, по мнению самих жителей, в неудовлетворительном состоянии: если из дома за последние годы поступало много жалоб (на его техническое состояние), то велика вероятность включения его в список.

При этом под действие программы, по данным изданий, могут попасть и непятиэтажные дома — например, панельные девятиэтажки, если их техническое состояние неудовлетворительно или если об этом попросят сами жители. Московские власти пообещали переселять людей в пределах района проживания или в соседние районы. «Ситуации, при которых жителям придется переехать в другой округ, исключены», —  поясняет «КоммерсантЪ». При этом в равной степени будут соблюдаться права собственников квартир и лиц, занимающих квартиры на основании договоров социального найма.

Фото: http://russianasha.ru

Точка зрения

Алексей Шегера: «Ремонт — залог долговечности»

— Москва сносит дома хрущевской постройки от жиру, поскольку в столицу стекаются средства со всей России, — иронично заметил заслуженный работник архитектуры и градостроительства Читинской области Алексей Шегера. В советские годы Алексей Иович работал архитектором Читы и региона. — Заменить существующие жилищные фонды новыми непросто. У Забайкалья на переселение из ветхого и аварийного жилья, которое разваливается, только жалкие крохи, да и их постоянно не хватает.

Я работал с хрущевскими проектами еще будучи студентом, когда в Киеве принимал участие в проектировании первых крупнопанельных домов. Затем, в конце 1959-го, переехал в Забайкалье из Украины. Тогда Чита осваивала в основном деревянное строительство, в городе находилось несколько военных и полувоенных кирпичных заводов, а в центре Читы было всего 56 каменных домов и две-три заасфальтированные улицы, — вспоминает архитектор. — Существовала проблема с местной стройиндустрией, особенно с перекрытиями, рабочих и инженерных кадров не хватало, но с шестидесятых началось активное строительное развитие.

В 60-е начали возводить микрорайон Черемушки, названный так в честь первого московского удачного крупнопанельного домостроительства. Он расположился вдоль улицы Новобульварной, неподалеку от стадиона СКА СибВО (не путать с аэродромом Черемушки). Я был автором  кирпичной застройки, а о крупнопанельной только мечтали, потом название «Черемушки» закрепилось за местным магазином.

В  растущей Чите существовала большая потребность в новом жилье. Сносили старые дома неохотно, так как терялись квадратные метры, поэтому шла интервенция на свободные территории. Старались делать микрорайоны с социальной инфраструктурой — школой, детским садом, магазинами в шаговой доступности. Напомню, микрорайон — это социальное градостроительное образование. Изобретено оно было в Стокгольме. По задумке архитекторов, в пешей доступности на территории микрорайона должны быть детсад, школа, больница, между домами — бестранспортное сообщение.

В Чите 50-60-е годы ушли на то, чтобы появилась хоть какая-то база стройиндустрии. Особое место занимало создание предприятий крупнопанельного строительства.  Первый крупнопанельный жилой дом возвели военные строители по улице Смоленской, 51.

Основной застройщик города трест «Читстрой» под руководством заслуженного строителя  Николая Бицуры начал строительство крупнопанельных домов лишь после ввода в действие завода КПД (крупнопанельного домостроения)  в поселке Антипиха, осваивая свободные территории и создавая микрорайон Сосновый бор.

На темпы строительства влияли наши суровые природно-климатические особенности. Потому панельное домостроение вводилось с проблемами, теплопотери панелей были большие. Потом в Чите пытались применить вспученный перлит, который значительно уменьшал вес панелей и имел лучшие теплоизоляционные свойства. Но сложная технология его производства не нашла место в строительстве, а разработанная нашими военными строителями эта  вспученная  стекловидная масса вскоре попала в список секретных, а все потому, что перлит использовался и для нужд космической промышленности.

Еще проблема — финансирование шло по отраслям и неравномерно. Каждое министерство желало получить средства  и место на своё жильё в первую очередь. Какие-то объекты строились своевременно, какие-то нет, из-за чего ни один микрорайон в его градостроительном и социальном понятии так и не состоялся.

Как бы то ни было, жилья строили много. Пусть и не выполняли план, но вводили больше, чем вводится сейчас, за все время после перестройки. Сегодняшняя Чита создана именно с 1950-х по 1980-е годы.

Сколько простоят эти дома? Иной раз, закладывая фундаменты, строители закапывали в землю столько же средств, сколько стоила верхушка. Долговечность зависит как от материалов постройки, так и от правильной эксплуатации здания. Если своевременно менять коммуникации, не допускать протечек и затоплений подвалов, срок службы дома можно продлить до ста лет. Нормативный срок жизни кирпичной хрущевки — сто лет, панельной — до 75. Они могут и 150 лет простоять, только в каком виде и качестве? Это касается и домов среднего возраста, как, например, здание редакции «Забайкальского рабочего», и новостроек. Если дом не ремонтировать, пропорционально падают сроки его службы.

Фото из личного архива Алексея Шегеры

Сергей Филонич, генеральный директор АО «РУС»:

«Очередь хрущевок в Забайкалье настанет через несколько десятилетий»

— С хрущевками в России, особенно с панельными, существует проблема. Если кирпичные дома действительно могут быть надежными, то про панельные дома так сказать нельзя.  Дело в том, что составляющие панельного дома соединяются с помощью металла и сварки. Усталость металла и есть слабое место такого дома. Поначалу им давали срок жизни в 25 лет, потом продлевали его до 50 лет, и, возможно, в нашем регионе панельные хрущевки простоят свыше 50 лет. Кирпичные дома такой опасности не представляют, они лишь портят своим обликом улицы.  Хотя в Чите их стали облицовывать современными материалами, и они приобретают презентабельный вид.

У нас пока не только хрущевки, но и сталинки и даже «романовки» (дома царской постройки) не снесены. Во многих малых городах Забайкалья — Петровске-Забайкальском, Сретенске, Нерчинске и других — есть соцгородки сталинских времен. Это двухэтажные бараки без всяких удобств. В отличие от одноэтажных зданий, у них нет ни сада, ни огорода. В Чите таких зданий несколько сотен, в крае же, наверное, несколько тысяч.

Идея сноса хрущевок в столицах России хорошая. Говоря «столицы», помимо Москвы имею в виду Санкт-Петербург, летнюю столицу — Сочи и столицы федеральных округов. Возможно, все они дозрели до сноса хрущевок. В Забайкалье же очередь на снос настанет только через несколько десятилетий. Дай бог в ближайшее десятилетие решить у нас проблему «романовок» и сталинских бараков.

Строительная база, ресурсы и персонал у компании «РУС», чтобы построить вместо деревянных бараков добротные современные дома, есть. Вопрос в другом. Какова цена заказа нового жилья? Если все упрется опять в пресловутые 34 000 рублей за квадратный метр социального жилья, наша компания не возьмется за работу. Это слишком маленькая цена, она не окупит себестоимость затрат на землю, на подключение коммуникаций, цену материалов. За прошлый год цена стройматериалов выросла в два-три и более раз, это касается и стоимости металла, и стоимости кирпича.

В той же Москве строительство жилья для детей-сирот, пострадавших от пожаров и т.д. стоит 90 000 рублей за квадратный метр. В Санкт-Петербурге  — 54 000 за квадратный метр. По заказу государства при нынешних ценах наша компания решить вопрос не сможет. Федеральные власти предлагают региону из своего бюджета добавить необходимые средства к средствам, выделяемым из федерального бюджета. Если бы Забайкалье было самодостаточным регионом, так бы оно и было. Увы. В обозримом будущем регион будет продолжать выбираться из долговой ямы. И рассчитывать на то, что субъект сможет дотировать строительство, не приходится.

Тем не менее компания готова работать, строить разное жилье, как элитное, так и эконом-класса. Сегодня РУС — единственная организация, которая возводит целые микрорайоны с развитой инфраструктурой социальных объектов, Царский и Октябрьский в Чите тому подтверждение. Продолжаем вести с краевыми властями переговоры о строительстве в Октябрьском школы на 1200 мест. 

Комментарий

Виктор Кулеш, заслуженный архитектор России:

«В атаку на лачуги, на грязь и темноту»

— У нас в регионе переселение из аварийного жилья, из деревянных бараков идет с проблемами, — комментирует ситуацию Виктор Кулеш, заслуженный архитектор России. — Актуальна ли для Забайкалья задача сноса жилых домов, построенных при Хрущеве? Нет.

Почему в обществе с некоторых пор утвердилось  сверхпренебрежительное отношение к хрущевкам? А являются ли они «трущобами»? В свое время строительство этих домов стало грандиозным прорывом в решении жилищного вопроса. И не случайно было сказано, что «если бы мы не стали строить по-новому, очень многие продолжили бы жить по-старому:  в коммуналках, бараках, приспособленных помещениях». Люди вселялись в минимальное по своему благоустройству жилье с радостью, потому что каждый получал бесплатно крышу над головой, изолированную квартиру на одну семью, и это решало многие социальные вопросы.

Я не помню, кто написал эти строки, они правдиво отражают ту задачу, которую выполнили дома хрущевской постройки: «Стандартные дома, стандартные дома, архитектура ваша бесхитростно пряма… Вы шли в жару и стужу в атаку за мечту, в атаку на лачуги, на грязь и темноту».

По большому счету, народ наш должен быть благодарен  социально-жилищному прорыву 50-60 годов. Понятно, что шло время, появлялась возможность улучшения жилищных условий. Лично я, как архитектор, порядка десяти лет работал над усовершенствованием панельной серии №335 хрущевских домов. Мы увеличивали площади кухонь, комнат, ликвидировали совмещенные санузлы, делали прихожие, балконы с боковыми стенами. Мне довелось быть автором усовершенствования 97-й крупнопанельной серии. Это уже были 90-е годы, в домах этой серии строились кухни в 13 квадратных метров вместо 5,5. Нам удалось совершенно иначе распланировать квартиры, изготовили 40 вариантов блок-секций.

Многие люди ругают высоту потолков в хрущевках, которая составляет 2,5 метра. Замечу, в других странах, как, например, во Франции, высота потолков была 2,49 м, в Германии действовала аналогичная норма для социального жилья.

Сейчас время другое, человек может выбрать квартиру на любой вкус. Но совершенно не обязательно сносить хрущевки. Это огромные материальные ценности — фундаменты, стены и перекрытия. Можно усовершенствовать, утеплять, перепланировать. Что касается срока службы домов хрущевского времени, то по степени долговечности все они, и кирпичные и крупнопанельные, простоят сто лет при правильной эксплуатации и ремонте. Времянками были дома на основе панелей типа «сэндвич».

   Еще одна заслуга того времени — планировка микрорайонов в 60 годы осуществлялась с учетом санитарных норм. Между домами соблюдались расстояния, необходимые для детских площадок, озеленения, хозяйственных нужд. Сейчас очень часто строится дом в 12-16, 24 этажа без учета необходимой площади прилегающей территории. Стоит помнить, что параллельно с ростом этажности, ростом плотности населения растет количество автомобилей.  Нельзя думать, что, убрав пятиэтажный дом, мы сможем построить на его месте 16-этажный. Кратно возрастет плотность населения, не будет хватать мест в школах и детских садах.

В советское время большое внимание уделялось освещенности квартир дневным светом. Раньше каждая квартира имела три часа непосредственного солнечного облучения. Сейчас эта норма снижена до двух с половиной часов. А кое-где ее вообще не учитывают.

Ну, а чтобы читателю было понятно, как решается в Чите судьба проблемных пятиэтажек, приведу два примера. Первый — дом в пять этажей на Ползунова, 26, построен на коротких сваях. Проветриваемое подполье замачивалось водой, канализацией, грунт замерзал и оттаивал. В результате дом лопнул. Две секции пришлось разбирать и собирать снова. Второй пример —  девятиэтажный дом в микрорайоне Северный. По периметру дома просели фундаменты, образовалась щель. Срочно разработали решение, пробросили арматуру, залили бетон. Непонятно, на чем держался этот дом? Оказалось, что здание «висело» на центральной стене фундамента. Отдадим должное строителям, конструкция сооружения была настолько прочна, что дом провисел в аварийный период на этой стене. Но важен факт. Здание, находящееся даже в таком катастрофическом состоянии, разбирать не стали, а постарались выправить. Иными словами, даже когда есть предпосылка к сносу дома, нет экономической  возможности расселить жильцов. Это свидетельство: если что-то случится с хрущевками в Забайкалье, их будут не сносить, а ремонтировать и реконструировать.

Отмечу также, состояние домов может ухудшиться не в силу времени постройки, а по причине плохой эксплуатации. Возьмем 5-й микрорайон. Когда закрыли КСК, дома остались без хозяина — порывы трубопроводов не устранялись, вода не откачивалась. Очень часто подвалы этих панельных домов были затоплены. Мокрый и промерзший бетон начинает быстро разрушаться. И что будет с этими домами, не знаю. Сумеют ли наши коммунальщики вылечить фундаменты, ликвидировать протечки, или дома будут доведены до такого состояния, когда произойдет первая авария и все схватятся за голову?

На мой взгляд, говоря о возможности распространения программы по сносу хрущевок в другие регионы России, ответственные лица «словесными подачками» пытаются загасить раздражение граждан по поводу жирующей Москвы. Россия становится похожа  на колониальную страну. За счет выкачивания соков из регионов столица растет и развивается. Надо понимать, что уровень развития Забайкальского края абсолютно не позволяет сносить хрущевское жилье.  Для таких социальных преобразований должен быть соответствующий экономический базис. Его нет, ушли заводы, за счет чего сделать столь глобальное переустройство? За счет покупателей квартир? Это жалкие крохи. Да и генплан города рассчитан так, что и без сноса хрущевок есть свободные территории для строительства.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.