Меню
16+

«Забайкальский рабочий», Официальный сайт ежедневной краевой общественно-политической газеты

26.12.2018 10:55 Среда
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Гранитная Абхая-мудра под Дульдургой

Очень фразеологичная и "вкусно" написанная история одного  похода к уникальному природному памятнику в Агинском округе Забайкалья.

Абхая-мудра

В какой-то момент я поднял голову, и — ё! Прямо передо мной огромный валун с отчетливым рельефом человеческой ладони. Ладонь раскрыта и повернута пальцами вверх, словно символизируя силу добра.

Нерукотворный памятник, который так хочется принять за невербальное послание всевышней защиты.

Дело было в октябре, кажется, десятого года. Мне случилось по служебной надобности побывать в Дульдурге, где я счастливо оказался на попечении приветливого местного жителя Юрия. Несмотря на славянское имя, Юрий был и — дай бог ему здоровья — остаётся крепким агинским бурятом.

На Саханае

Должностью я не вышел, и местное начальство было ко мне подчеркнуто прохладно. Отчего гостеприимный, но весьма ограниченный в денежных средствах Юрий немного фрустрировал. И по мере сил компенсировал легкое восточное пренебрежение к бледнолицему партайгеноссе рассказами о местных достопримечательностях. В его обстоятельных повествованиях центральное место занимал, понятно, Алханай. Однажды он и свозил меня в это волшебное место, а после, во время вечернего чаепития, возникла некоторая пауза, поскольку почти все до этого услышанное было уже увидено.

«Во! — нашелся Юра, картинно хлопнув себя по лбу, — у нас же тут недалеко место ещё есть, Саханай называется. Так там, представляешь, в скале, в скале! — Юра немного повысил голос и выразительно поднял указательный палец, — человеческая ладонь! Огромная!» Верилось с трудом, но у нас в чужой монастырь со своими представлениями об удивительном не ходят, и я не пошел. Но виду, очевидно, не подал. На что Юра возбудился, требуя поехать с ним навстречу приключениям и впечатлениям если не тотчас, на ночь дульдургинскую глядя, то непременно завтра.

На следующий день мы пораньше высвободились из «авгиевых конюшен» забайкальской политики, и Юра отважно повез меня прямо на северо-восток. Отважно, потому что проселок был проложен так, чтобы на нем сгинули неприятельские танки, коли гад-неприятель опять решится на попытку отнять у нас неотъемлемое. Путь был тем более непроходимым для легкового драндулетика Юры. Но вел он полудохлого гад-японского друга с неумолимой решительностью внука Чингис-хана царевича Байдара, когда тот вешал люлей Генриху II Благочестивому в битве при Легнице. По дороге туда мы оторвали выхлоп, а на обратном пути вообще пробили картер, но эта баталия закончилась полной победой бурят-монголов.

Урочище Саханай оказалось довольно красивой грядой с редкими тоненькими лиственницами на склонах и множеством причудливых гранитных скал-останцев на вершинах. Целью нашего паломничества оказалась двуглавая горка, распадок перед которой зарос пожелтевшей высокой травой. Желтый сильно обогатил пространство местной цветовой палитры, но никаких ладоней в скале с дороги мы не разглядели, двинувшись через долинку в направлении примерно между вершинами по неуверенной команде Байдара-Юрия, который сам не помнил точно, где располагается предмет нашего интереса.

Открытая ладонь

Подъём на своих двоих через бурелом по довольно крутому, неровному и покрытому высохшим до недружелюбия разнотравьем склону. Путь то и дело преграждают сухие стволы лиственниц, не выживших в зыбком устройстве здешнего мира. Это не предполагает частое запрокидывание головы, чтобы глянуть, а где же там впереди обещанное чудо забайкальского света.

В какой-то момент Юра прервал наше сосредоточенное сопение криком: вот же она, я же говорил! Я поднял голову, и — ё! Передо мной у самого подножия огромный гранитный валун высотой метров, может, пять с отчетливым рельефом человеческой ладони. С необходимыми анатомическими подробностями. Мистика.

Открытая ладонь — древнейший защитный символ, который почитается во всех наших с Юрой традиционных культурах. Гранитная ладонь на склоне Саханая раскрыта и повернута пальцами вверх, словно показывая силу добра. Нерукотворный изыск сложносочиненной геоморфологии Саханая. Который мне, человечку слабому, так хочется принять за невербальное послание всевышней защиты.

— Шаманы говорят не ходить сюда, — Юра сделал большие глаза и стал говорить возбужденным полушепотом, словно те шаманы были недалече. С эзотерическим энтузиазмом ковал потустороннее железо, пока оно было так загадочно. — У этого места будто особая энергетика, это вроде обиталища духов, — он внимательно следил за моей реакцией.

«Уфолог задрипанный»

Глядя с того места на левую вершинку, можно было подумать, что кто-то обильно капал сверху расплавленным гранитом, поскольку как-то иначе сформировать такой рельеф, думается, не получится. Я попробовал собрать мысли. Убедился, что собирать нечего. Вынужденно ухватился за иронию.

— В этом месте, думаю, может находиться портал таинственной страны Даурия, через который устанавливается связь с высшим разумом, — подкачал я малость атмосферы непостижимого. — Шаманы из человеколюбия переживают, что мощная энергетика юрских, прости, Юра, за невольный каламбур, гранитов, может негативно воздействовать на нашу с тобой неокрепшую психику.

— Портал? — переспросил Юра неуверенно и недоверчиво. Похоже, в опасениях шаманов отчасти была сермяжная правда.

— Да, я тоже в перерывах между муниципальными выборами увлекаюсь эзотерикой. Тут, видимо, где-то поблизости портал, вход в Шамбалу. Знаешь, дальше не пойдём, я нынче не готов к встрече с духами.

— Да и не надо, мы же пришли уже, — тут он даже оглянулся.

— Ты не слышал, над этой горой НЛО не появлялись?

— НЛО? Сань, ты чё, тролишь меня, уфолог задрипанный?

— Ну, маленько совсем. Это от волнения. Место больно невероятное.

Вопросы копились. В вышине безмолвно кружила большая птица. Юра пояснил, что это, видно, здешний хозяин. Приглядывает, чтобы мы у него ничего не стырили и не напакостили. Да, за нами глаз да глаз... Я включил свой старый гад-японский Olympus. Хозяев надо уважать, но этим не напакостишь.

Под вечным синим небом Азии мы двое, русский и бурят — нерушимая национальная основа социального мира и региональной идентичности — в полной тишине и уединении искали ответов, душевного мира и уверенности. Тихо хлопало зеркало фотика. Небеса молчали.

Уникальный памятник

И только гад-американский Google в смартфоне с интеллектуальным сальеризмом был в пионерской готовности демонстрировать эрудицию относительно невербального языка жестов. Выяснилось, что в буддистской традиции — а к какой еще традиции нам, Господи, обращаться в этих горах под Дульдургой? — есть понятие «мудра». Это выражение божественных сил при помощи рук. Вертикально поднятая открытая ладонь олицетворяет благословение и соответствует мудре «абхая» (от санскритского «бесстрашие»). Жест устранения страхов, он символизирует божественную защиту, помощь и сострадание.

— Абхая-мудра? Это Абхая-мудра? Здесь?.. Что это значит-то, Сань? — живо переспрашивал Юра, заглядывая в мой смартфон, — ничё се, и впрямь похоже!

— Да, похоже, Абхая-мудра. Да, здесь. А где ей ещё быть-то, сам посуди. А значит, думаю, не ссыте, парни, всё у вас получится. Послание нам с тобой такое, — командующий туменом смотрел на свою русскую пехоту в лёгком недоумении. — Да, Юра, не смотри на меня так, это же санскрит, а на нём слово не воробей, особенно у нас в Азии. И поехали уже домой, вечереет и дома ждут.

— Да... Ждут они... Поехали... Если тачка заведётся, — мой темник поднял голову, бросив взгляд туда, где беззвучно кружилась птица.

Гад-японская машинка завелась, родная.

Вот зачем мы были здесь. В уединенном и загадочном месте под Дульдургой, на склоне горы Саханай, мать-природа расположила уникальный гранитный памятник в форме буддистского жеста благословения. А мы с Юрой теперь вроде как русско-бурятские посвященные. Правда, не без помощи гад-американского Google. Но, во-первых, Google, как и мы многогрешные, тоже часть матери-природы, мало ли в ней гадов-то. (А, во-вторых, мы никому не скажем, а те, кому положено, и так знают).

На обратном пути, несмотря на приключения бездорожья, мы оба отметили положительную энергетику Саханая. Это, думаю, сильный геосаногенный район. Как бы это ни отдавало мелодрамой, у меня там было ощущение освобождения от накопленного негатива и стресса, восстановления жизненных сил. И на душе успокоилось маленько.

Абхая-мудра, одним словом.

Санскрит, между прочим.

Александр ТАРАСОВ.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.