Меню
16+

«Забайкальский рабочий», Официальный сайт ежедневной краевой общественно-политической газеты

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Энергобатюшка

Автор: Виолетта ВДОВЯК

Фото Александра Калашникова

Духовные искания в тени Харанорской ГРЭС

На днях журналисту «ЗР» довелось пообщаться с интересным человеком. Он может много рассказывать про девяностые годы 20 века, религиозные настроения того времени и городок энергетиков Ясногорск. Православный священник Владислав Москаленко служил в забайкальском поселке, построенном в советское время, где не было ни верующих, ревностно исполнявших религиозные уставы, ни древних церквей... Но местные жители так же, как и везде, стремились к духовному общению и ответам на вечные вопросы.

— Отец Владислав, немного о себе?

— Я родился в 1972 году в Западной Сибири, но считаю себя иркутянином. Вскоре после моего появления на свет семья переехала в Иркутск, к тому же большая часть моей юности была связана именно с этим городом.

Мое обращение к вере совпало со временем, которое именуются духовным возрождением в России. В 1988 году в нашей стране впервые за многие десятки лет стали отмечать Крещение Руси. Это вызвало всплеск интереса к православию. Выбирая, чему посвятить жизнь, я решил стать священнослужителем. Хотя мои родные видели меня кем угодно, но только не батюшкой, и я в какой-то мере поступил наперекор им. Единственным человеком, который меня поддерживал, была моя бабушка. Я очень благодарен ей, она не только крестила меня, но и дала основы религиозности.

Родители на тот момент были людьми, далекими от церкви совершенно. Дедушки — атеисты-ученые. Хотя по материнской линии предки на протяжении примерно 200 лет поддерживали династию священнослужителей.

— Расскажите о православии в Забайкалье начала 90-х годов XX века?

— Приняв священнический сан в Иркутской епархии, я был направлен в Читу, в Свято-Воскресенский храм. Эта церковь была единственным православным храмом, действующим во всем Забайкалье с 1947 года. Большая часть прихожан — пожилые женщины, их еще называли «белые платочки». Многие из них прошли через репрессии, но сохранили стойкую веру и православные традиции. Быть может, они не были столь сентиментальны, как хотелось бы многим, приходящим в храм, но за их суровостью скрывалось доброе сердце.

Позже на смену им пришли те прихожане, которые в зрелом возрасте открывали для себя истины православной веры. Это люди ищущие, мятущиеся, очень неравнодушные, порой впадающие в крайности. Их еще называют «неофиты», новички. Воспитываясь на той духовной литературе, которую удавалось достать и прочесть, они зачастую примеряли на себя образы первых христиан. Другие, напротив, стремились привнести чрезмерную светскость в жизнь церкви.

Неофитство, присущее людям того времени, сохранялось в российских храмах долго. Особенно это касается Забайкалья, поскольку старшее поколение верующих почти не смогло передать свое мировоззрение. К сожалению, в регионе долгое время присутствовало негативное отношение к вере. Был свидетелем нескольких абсурдных и забавных историй, связанных с этим, например, когда несколько интеллигентных женщин, узнав, что я священник, не могли поверить мне. Они утверждали: церкви давно нет, я работаю в театре, а в храме провожу инсценировку…

— Когда Вы были назначены настоятелем православного прихода в Ясногорске?

— Моя ясногорская история началась несколько раньше того момента, когда я получил постоянное назначение в 2002 году.

В 1997 году епископ Читинский и Забайкальский Иннокентий — очень талантливый и умный человек — счел необходимым активизировать миссионерскую деятельность в районах тогдашней Читинской области и помочь людям открыть православные приходы. Одним из таких населенных пунктов, о котором владыка особенно беспокоился, был Ясногорск.

— Поселок энергетиков — детище советского времени. Отличалось ли местное население по своему мировоззрению от жителей «старых» городов Забайкалья?

— Открытие православного прихода в Ясногорске — не какая-то инициатива сверху, а стремление народа к духовному просвещению, к посещению богослужений, молитве.

Приехав туда в 1997 году по приглашению формирующейся общины, я оказался перед людьми, которые, по сравнению с читинцами, были совершенно невоцерковлены, ничего не знали о Боге. Но особая искренность, открытость жителей Ясногорска поражала.

Забайкальцы вообще славятся своей сердечностью, чуткостью. Примечательно, что власть, которая была в поселке, но не административная, а в лице руководства градообразующего предприятия — Харанорской ГРЭС, поддержала нашу инициативу. На тот момент главой станции был Виктор Мясник, и он заинтересовался созданием православного прихода. Ситуация в экономике тяжелая, построить храм с нуля было сложно. Решили организовать приход в помещении бывшей почты в многоквартирном доме. Службы вел священник Михаил Соболев.

— Почему решили назвать храм в честь святого благоверного царевича Димитрия Московского и Угличского?

— Обратился к владыке Иннокентию: необходимо дать название новому приходу. Епископ спросил меня, в какой день прошел первый молебен? Это было 28 мая 1997 года, мы молились на том месте, где планировалось построить храм. Владыка благословил этот день считать главным храмовым праздником, а так как 28 мая — день памяти святого благоверного царевича Димитрия Московского и Угличского, то и храм наименовать в его честь. Так и появилось название. Спустя несколько лет уже владыка Евстафий привез частицу мощей этого святого в Ясногорск. И последующая история прихода подтвердила, что оно было дано неспроста. Царевич Димитрий — покровитель детей и молодежи. А ведь Ясногорск — молодой поселок, там много молодых и ребятишек. И я надеюсь, что лучшие годы его — в будущем…

— В 90-е в нашей стране появилось много религиозных течений, подчас деструктивных. Чувствовалось ли влияние сект на умы жителей поселка?

— Все помнят, как после крушения Советского Союза начало развиваться сектантское движение. Деятельность этих организаций к религии имела малое отношение. Огромные материальные ресурсы тратились на финансирование деструктивных религиозных объединений для того, чтобы получить влияние в обществе. В орбиту сектантских интересов входили такие крупные предприятия, как Харанорская ГРЭС. А, например, в Дульдурге был в свое время построен большой религиозный центр, оснащенный по последнему слову техники, где функционировало чуть ли не первое спутниковое телевидение. Лидеры религиозных течений особо стремились попасть во властные структуры, в вооруженные силы. Это была идеология влияния из-за рубежа на власть, бизнес, вооруженные силы.

В конце 90-х нетрадиционные религиозные течения были все еще активны. Приезжая в Ясногорск в 1997 году, почти каждый раз встречался с теми людьми, которых мы называем приверженцами нетрадиционных конфессий. В основной своей массе они были по духу христиане и потом перешли в православие. Обилие таких религиозных течений в Ясногорске объяснялось тем, что там исторически не было православного прихода, люди не были знакомы с православием. А духовный голод существует всегда, какую бы идеологию государство ни избирало, люди все равно ищут Бога.

Но в 2000 году ситуация стала меняться, поскольку эффект, на который рассчитывали устроители этой духовной или идеологической борьбы, не был достигнут. Сейчас они уже не воздействуют на людей столь интенсивно, да и граждане в большинстве своем разбираются, что к чему. И что любопытно, даже считая себя неверующими, люди тянутся к православию.

— А что можно было сказать атеистам, с иронией отзывающимся о православии?

— На эту тему есть забавный анекдот. Деревня, бездорожье, на старых жигулях со службы возвращается местный священник. Машина застревает в грязи, и никакие попытки не помогают ему ее вытащить. А неподалеку на завалинке сидят мужики и, наслаждаясь бесплатным шоу, комментируют, как поп копается в луже. Никому не приходит в голову подойти и помочь. И тогда батюшка, видя, что помощи ждать неоткуда, обращается к этим селянам: «Помогите толкнуть машину», а они в ответ: «Мы атеисты, так что ты сам». А батюшка оказался умным и ответил: «Мужики, вы атеисты какие: атеисты-мусульмане или атеисты-католики?» «Обижаешь, батя, мы атеисты православные». «Ну раз вы православные атеисты, помогите!». Через пару минут машину вытолкнули. То есть, даже настороженно относясь к религии, люди по своему менталитету чувствуют себя православными…

В Ясногорске потребность в духовном общении была огромна и приход, появившись в 1997 году, развивался. В начале 2000-х годов стало очевидно, что помещения бывшей почты уже не хватает. Необходимо построить полноценный храм.

— В 1999 году на Харанорской ГРЭС из-за смерча упала стена. Что, на Ваш взгляд, помогло людям восстановить энергообъект?

— Это действительно была катастрофа. Молодая станция, монтаж второго энергоблока, необходимого всему Забайкалью с точки зрения энергобезопасности… И без того непростое строительство было прервано природным катаклизмом, сильный смерч махом превратил две стены электростанции в груду обломков.

Подобные смерчи время от времени появляются на юго-востоке Забайкалья. Я сам неоднократно видел их и в Борзинском районе и недалеко от Оловянной. Зрелище пугающее.

Само существование станции и поселка оказалось под вопросом. И здесь проявились личные качества директора Харанорской ГРЭС Сергея Васильчука, который приложил все усилия, чтобы станция не только была восстановлена, но и продолжилось строительство второго блока. Вместе с Равилем Гениатулиным, главой области, они защищали предприятие перед Анатолием Чубайсом. Простые работники станции проявляли героизм, успевая восстановить объект до наступления холодов. Хотя Анатолий Борисович настраивался однозначно: никакого продолжения у Харанорской ГРЭС не будет.

На мой взгляд, Сергей Иванович, наверное, понял, что без помощи свыше не обойтись. Отстаивая интересы Харанорской ГРЭС, возможно, он почувствовал, что с Божьей помощью все эти сложности можно преодолеть.

Когда в 2001 году открыли второй энергоблок, прилетел Чубайс. Глава РАО ЕЭС был вынужден признать, что ошибся. Харанорская ГРЭС продолжила работу и свое развитие. Практически в это же время началось строительство храма, его возвели в рекордные сроки.

— Расскажите, как изменилась жизнь в Ясногорске после появления здания церкви?

— Во-первых, у прихожан появилось свое отдельное помещение. Строительство храма помогло развитию церковной просветительской работы. В первые годы прихожан в Ясногорске было немного, а когда я покидал приход, в воскресенье менее 50 человек не собиралось. Организовали воскресную школу, проводили беседы перед крещением, мероприятия в детских домах и в доме престарелых. А самое главное, в Ясногорске образовался приход, где каждый чувствовал себя частью большой дружной семьи. В городе такого не получается. В Ясногорске прихожане были вместе не только во время богослужений, они общались друг с другом и в обычной жизни.

После того, как С.И. Васильчук отправился на Дальний Восток, Харанорскую ГРЭС возглавил Владимир Худяков. К сожалению, Владимира Ивановича уже нет с нами. Меня с ним связывала крепкая дружба. Хотя он на богослужениях бывал редко, Худяков любил храм, заботился о его благоустройстве. Помощь церкви, которую он оказывал из личных средств, лишь малая капля того доброго, что он просто совершал для людей. Он заботился о развитии спорта в поселке, поддерживал творчески одаренных ребят, помогал детским домам. Особенно любил проводить конкурсы детского рисунка и сам рассматривал работы, выбирая наиболее искренние и правдивые. И на половине всех рисунков, которые готовили дети, было изображение ясногорского храма. Всегда позитивный, добрый, этот человек совершал свои благие дела по-евангельски втайне от людей…

По сути, тогда в работе у меня было два руководителя. С одной стороны, мой непосредственный начальник —владыка Евстафий, а с другой стороны — Владимир Иванович, директор Харанорской ГРЭС, он принимал участие во всех приходских делах и заботах. Худяков говорил про меня: «Вы, отец Владислав, наш энергобатюшка». Это прозвище закрепилось в то время за мной в Ясногорске. Такое братское и дружеское общение очень помогало для устроения нормальной духовной жизни в поселке.

— Сегодня есть мнение, что, принимая православие, руководители, да и рядовые граждане руководствуются не верой, а политическими мотивами и модой. Что можете ответить на это?

— А кто у нас приходит в храм, чтобы покрасоваться? Зачастую, делая свой выбор в области веры, человек сталкивается с осуждением окружающих. Могу привести пример. В Ясногорске в те годы жил и трудился еще один замечательный человек — Игорь Викторович Попов, главный инженер на ГРЭС. Воцерковляясь, он сам почувствовал, насколько ему необходима молитва в храме. Если его не было на воскресной литургии, можно было точно сказать, что либо он в командировке, либо на станции внештатная ситуация. Все. В любом другом случае он в храме на службе. Его пример, к сожалению, мало кого подвиг переступить порог храма. А вот негативных реплик было предостаточно… Вера требует мужества, ведь порой приходится слышать: «если он обратился к религии, значит, он грешник, значит, с ним что-то не так». Хотя человек, приходя в храм по зову сердца, старается быть равнодушным к злым языкам. При этом в народе еще распространено ошибочное мнение, мол, пойдешь, покрестишься, и проблем не будет. Неверно считать, что у верующих людей никогда руки не опускаются. Сам Иисус Христос претерпел богооставленность.

— А что в таком состоянии помогает?

— На этот вопрос не существует готового ответа. Скажу только, верующий человек будет уповать на Бога и на себя. На каждой литургии поются важные слова: «Не надейтеся на князи, на сыны человеческия». То есть любая наша надежда на кого-то другого, на властей предержащих, тщетна. К Богу человек прибегает в трудную минуту, и в этот момент покидает чувство оставленности. Горячая и искренняя молитва исцеляет душу, дает силы. Перестаешь чувствовать одиночество, знаю по себе. И это уже хорошо.

— Работая сегодня в Чите, часто ли интересуетесь судьбой Ясногорского прихода?

— Да, приезжаю в гости. Со мной общаются люди, которые те в годы были еще детьми. Приятно, что помнят. Сегодня Ясногорск относится к Нерчинской епархии Забайкальской митрополии. Там служит опытный и грамотный священник Виталий Бушин. Со старостой прихода Галиной Николаевной Акчуваковой мы всё также поддерживаем самые добрые отношения, она крестная одной из моих дочерей. Галина Николаевна — горячо преданный вере и Церкви человек, работает там с момента появления церковной общины в 1997 году. Несмотря на трудности, она не оставила приход и не уехала. С теплом вспоминаю многих других прихожан ясногорского храма.

— Кого из людей, с которыми Вы работали и общались в Ясногорске, могли бы назвать истинно верующим?

— Кто я такой, чтобы судить? Богу виднее.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

0