Меню
16+

«Забайкальский рабочий», Официальный сайт ежедневной краевой общественно-политической газеты

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 73 от 20.04.2018 г.

Солбон Лыгденов: «Хочу снимать большое кино в Сибири»

Автор: Кира КРАПИВКИНА

Фото Ирины Глуховой.

«Их оружие — братство. Их цель — победа». Так звучит слоган фильма «321-я сибирская», выхода которого мы с таким нетерпением ждем. Режиссер Солбон Лыгденов во время очередного читинского кастинга (теперь уже последнего) заглянул к нам в редакцию и рассказал много интересного о фильме и не только.

Про съемки

В редакции "ЗР".

— Солбон, на каком этапе работа над фильмом?

— Основной процент съемок у нас завершился. Мы уже отсняли в Бурятии, Иркутской области, остается Забайкальский край. Это очень важный и ответственный этап, потому что 321-я сибирская дивизия, как вы знаете, формировалась именно в Читинской области, возле 371 разъезда в поселке Бада, поэтому завершающие съемки в мае-июне пройдут на территории Забайкальского края. Сейчас нам шьют костюмы для актеров, которые играют немцев, мы заказали дополнительно 60 комплектов немецкой формы.

— Где именно пройдут съемки?

— На станциях Степь, Мирный и Цугол, в Лесном городке и окрестностях Читы. В июне с техникой выезжаем сюда. Огромная колонна нашей техники пойдет с Волгограда. Если получится договориться с руководством парка ОДОРА, возьмем для съемок танки, которые установлены там. В России таких танков нигде нет.

— То есть вы снимаете сцены Сталинградской битвы в Забайкалье?

— В местах, где мы планируем снимать, подходящая фактура. В Мирном, Цуголе сохранились дома с маркировкой 1936-1937 годов, с гербами. Не использовать такое — грех. Когда мы приехали в Свирск Иркутской области, там нашли огромный завод, построенный в 1941 году. Он полностью соответствует нашим запросам. В девяностые годы его разрушили хуже, чем в войну, и нам оставалось только спилить деревья, поджечь фасады, дыр понаделать, доработать кое-что. Причем расположен этот завод точь-в-точь, как «Красный Октябрь» в Сталинграде, только тот — на Волге, а свирский — на берегу Ангары.

— Где именно протекает действие фильма и какой отрезок времени захватывает?

— Практически весь период Сталинградской битвы: с июля 1942 по февраль 1943 года. Место действия — Сталинград и пригород. По сюжету, часть нашей дивизии отходит в сторону промзоны — в северо-западный район города, туда, где находятся Сталинградский тракторный завод и металлургический завод «Красный Октябрь». Здания универмага и знаменитого фонтана с детьми в нашем фильме не будет, потому что 321-я в центре города не воевала, там были другие части, наши были только с края, на промзоне, обеспечивали линию обороны и переправу для 138-й дивизии. В ней тоже воевали сибиряки и еще уральцы.

— Когда закончатся съемки? И как скоро мы увидим фильм в прокате?

— Съемки заканчиваем в июне. Все лето будем делать монтаж, постмонтаж, компьютерную графику, озвучку, а к концу года, в ноябре, планируем выйти на прокат. Все будет зависеть от работы с нашими прокатчиками, чтобы выйти на первоначальный кинорынок; от того, с кем будем сотрудничать, кого заинтересуем и кто будет нам диктовать условия, когда выходить на экран. Не забывайте, что наш кинорынок сильно зависит от западного кинематографа. Я думаю, качество нашего фильма позволит нам выйти на хороший график показов. Планируем все-таки выйти к концу года.

— Процент компьютерной графики в фильме большой?

— Ее будет много. Мы физически не можем задействовать много техники, да и нет сейчас таких машин уже практически нигде. Поэтому нужно много будет рисовать. Будет работать целая армия компьютерщиков от Москвы до Дальнего Востока. А вообще мы снимаем по-западному, одним планом, как в американском кино. Это когда актер существует в спецэффектах, где много взрывов, плюс драматургия, и все в одном кадре, безмонтажно. Было много репетиций, мы это быстро снимали, и получилось очень эффектно.

— Будет ли приурочена премьера к определенной дате?

— К 19 ноября, у нас эту дату отмечают как День ракетных войск и артиллерии. Этот день считается началом перелома в Сталинградской битве: 19 ноября 1942 года начался массированный обстрел немецких позиций и наше наступление на Сталинградском фронте.

Про актёров

Фото с официальной страницы фильма "321-я сибирская" Вконтакте. 

— Были ли проблемы при кастинге?

— Нет, совершенно никаких. У нас и профессиональные актеры играют, и любители, причем они не уступают профессионалам. Актеров отбирали из жителей Иркутской области, Забайкальского края, Бурятии, Якутии, они по фактуре очень подходят для нашего фильма. Многие персонажи нашей картины имеют прототипы. Слава богу, что есть еще живые ветераны этой дивизии в Чите и Могойтуе. Мы по ним отбирали типажи.

— А как работалось с непрофессиональными актерами? Ведь они не знают тонкостей актерской работы, их всему учить надо.

— Что самое забавное, с непрофессиональными актерами у меня как раз проблем не было вообще. Потому что когда их загружаешь, внедряешь в эту органику, эти обстоятельства, они лучше реагируют, лучше играют. К тому же сибиряки, забайкальцы — это люди нераскрытые, многие своих талантов не знают: стоит их только одеть в форму, поставить в соответствующие обстоятельства, они начинают чувствовать себя очень органично в этой ситуации. Они даже не играют, а существуют там. А профессиональные актеры именно играют.

— Средний возраст людей, которые приходили на кастинг?

— Больше молодежь, но были претенденты и повзрослее. Нам как раз нужны были люди среднего возраста. Первый год войны — это страшные потери ребят 1923-1924 годов рождения, они были призваны на срочную службу и попали на войну, погибли совсем юными. В 1942 году началась мощная массовая мобилизация, все люди, способные держать оружие в руках, пошли на фронт. В 321-й дивизии было очень много людей от 30 до 50 лет.

— Расскажите о профессиональных актерах, которые у вас снимаются.

— Мой друг Георгий Дронов, которого большинство знает по сериалам, а я знаю его по совершенно другим работам — театральным, режиссерским. У нас он по-новому открывается для большого зрителя, играет командира Красной Армии. Я вообще люблю менять амплуа актерам. Из трагика делаю комика и наоборот, и актеры, как правило, очень рады этому. В Москве продюсеры особо не парятся: если актер стрельнул в одном амплуа, они будут его все время эксплуатировать и не станут ничего другого предлагать. А я делаю все наоборот. Кирилл Полухин из Питера практически наш земляк. Его родня из Тарбагатая и Иркутска, сам родился в Листвянке, а потом в пятилетнем возрасте уехал с семьей в Питер. Влад Погиба служит в Молодежном театре Москвы, снимался в «28 панфиловцах», сам родом из Ангарска. Берик Айтжанов — актер из Казахстана. Очень хочет у нас сниматься Федор Добронравов, мы даже писали под него роль, но график съемок еще не определили, к тому же он заболел. Также у нас снимаются немецкие, румынские, монгольские актеры.

— Нередко немецких фашистов в кино изображают карикатурными. А у вас какие будут?

— Немецкая линия у нас очень большая. В 6-й армии Вермахта были профессиональные опытные воины. Естественно, мы этих людей не можем показать карикатурными идиотами. Они пришли на нашу землю, будучи абсолютно убежденными, что их раса высшая. Они идеологически очень мощно были настроены, пришли всех поработить, уничтожить. Многие из них, конечно, не были фашистами и не состояли в НСНРП (Национал-социалистическая немецкая рабочая партия) но идея превосходства прочно сидела у них в головах. Мы показываем через многих наших немецких персонажей, насколько они были упертыми в достижении своей цели. Наша задача показать врага, насколько он мощный и сильный. И ключевой момент — когда немцы были поражены многоликостью русских, когда смекалистость сибиряков позволила понять действия фашистов, перестроить тактику войны, сориентироваться в боях и в итоге нанести ответный удар.

— Насколько мне известно, были какие-то проблемы с гонораром немецких актеров?

— Некоторое время мы не могли им заплатить, и они в Интернете писали, что мы такие негодяи, не платим, но мы потом рассчитались со всеми долгами. Конечно, это уже не те немцы, никакого сравнения с солдатами Вермахта. Они всего боятся: морозов, снега. Отказались сниматься зимой, в снегу валяться. Нам приходилось ждать тепла, чтобы их снимать.

— Сколько времени уходит на подготовку к съемкам, на грим, одевание и т.д.? Во сколько начинается съемочный день?

— В 6 утра подъем, в 7 завтрак, потом грим и одевание, на это уходит около 2-3 часов. Представьте себе массовку в сто человек: каждому нужно выдать костюм, всех загримировать. Для крупных планов нужен особо тщательный грим. В 10.00 — мотор, в 18.00 — отбой.

Про бюджет

Фото с официальной страницы фильма "321-я сибирская" Вконтакте.

— Вам хватает денег для съемок или еще требуется?

— Изначально я планировал, учитывая, что это региональное кино, что бюджет фильма будет составлять 108 млн. рублей. Это очень скромно. Если сравнивать с «28 панфиловцами», который тоже снимался на народные деньги, то его бюджет составлял 170 млн. рублей. Часть денег собрал народ, часть — власти Казахстана, 30 млн. рублей выделило Госкино, и оно заработало потом на прокате. Мы сняли за гораздо меньшие суммы. Нам еще немного надо собрать, чтобы доснять проект.

— У вас, судя по тизерам, такие масштабные съемки. Не верится, что вы уложились в 108 миллионов.

— Действительно, люди думают, что мы тратим огромные деньги. На западе нам не верят, что мы собрали с помощью народа деньги на кино, без всякой помощи из бюджета. Мне некоторые говорят: судя по отчетному ролику, ты потратил как минимум 5 млн. долларов. Они не верят, что люди приходят сниматься бесплатно, помогают бескорыстно. Все наши актеры (кроме иностранцев) отказались от гонорара, все хотят сниматься. Очень хорошо идет работа с людьми, все подходят к этому серьезно, с открытой душой.

— Предприниматели предлагали помощь?

— Нет, к сожалению. Бизнесмены пока еще скептически относятся к таким проектам. Мы хотели бы, чтобы предприниматели не просто спонсировали, а именно инвестировали в кино. А мы должны делать товар, продавать его и на этом зарабатывать. Все-таки кино должно быть коммерческим. Я многим бизнесменам говорю: вкладывайтесь, вы же на этом заработаете, это выгоднее, чем в банке. Я думаю, в скором времени после выхода фильма многие пересмотрят свое мнение. Мы должны показать пример, что можем реально заработать.

— А с кем-то из чиновников удалось выстроить отношения?

— Меня поддержали чиновники из Бурятии, потому что я сам оттуда. Когда мы начинали съемки, они через компанию СУЭК выделили нам 10 млн. рублей. В прошлом году Республика Бурятия также выделила 10 млн. рублей из бюджета. Сейчас мы работаем с администрацией Иркутской области и Забайкальского края, Иркутск уже начал нам помогать. Когда кино выйдет, будет эффект, прокатаем, что-то заработаем, тогда наши политики, которые работают в социальной и культурной сфере, которые заинтересованы в продвижении наших регионов, задумаются. Это одна из важных статей киноиндустрии, которая может приносить доход. Плюс ко всему это рабочие места для творческих людей и не только. У нас огромное количество творцов, которые не задействованы в своем направлении. К тому же кино объединяет в себе не только творческие профессии — это и менеджмент, и строительные работы, и много чего еще.

Про планы

Фото с официальной страницы фильма "321-я сибирская" Вконтакте.

— Можно ли заинтересовать вашим фильмом мирового зрителя?

— У меня пока таких амбиций нет. Хотя я задумывался об этом. Для меня сейчас главное сделать качественное кино и показать его нашему зрителю, посмотреть, как он оценит. Не знаю, как сейчас будет развиваться отношение к России в мире, я не политический и тем более не идеологический аналитик. Но Китай (нереально огромный рынок, который у нас под боком), Монголия, Юго-Восточная Азия уже всерьез заинтересованы нашим кинематографом. Насчет западных стран ничего не могу сказать. Правда, немцы хотели бы, чтобы прокат по Европе был, чтобы мы выстрелили на международных фестивалях, например, в Берлине. Концепция нашего фильма не идеологизирована. Я немецким актерам объяснял, что наша цель — не образ врага создать, а показать суть войны: что война и есть враг, как для немцев, так и для и русских; что простым людям приходится воевать из-за амбиций политиков.

— Понятно, что сейчас вы погружены в процесс создания фильма. Но какие-то планы, задумки уже есть?

— Я собираюсь открывать большую киностудию в Сибири, она будет базироваться в Чите, Улан-Удэ и Иркутске. У нас будет мощная корпорация, будем делать большие проекты для большого кинорынка, снимать большое кино. Моя цель — объединить всех творческих людей в Сибири, которых у нас огромное количество, и сломать стереотипы о том, что мы живем в зоне экономической депрессии, поэтому ленивые и ничего не умеем.

— Актеров будете набирать из местных?

— Да. Многие люди, войдя в нашу киношную семью, увидев кинопроизводство, поменяли самосознание. Появилась уверенность в себе. Кто-то уже поменял профессию. Многие ребята бросили свою работу, мы с ними готовим студию профессиональных каскадеров.

— Какие качества нужны актеру?

— Отсутствие комплексов, смелость, способность выйти из зоны комфорта. Я вижу много талантливых молодых ребят, которые боятся, что у них кредит висит, боятся потерять работу, хоть и малооплачиваемую. Я это все прошел с 90-го года. Мои друзья стали бандитами, рэкетирами, бизнесменами. А я человек творческий, поэтому все это время, не изменяя себе, шел вперед, к своей цели. Хотя мне и говорили, что я идиот.

— О чем будете снимать кино в Сибири?

— Здесь огромный пласт истории, снимай не хочу. Это будет очень ново, интересно, многожанрово. Мы не обязательно будем снимать кино только про нас, сибиряков. Мы можем в наших условиях снять все что угодно: международную классику, того же Джека Лондона, Агату Кристи, фантастику, вестерн, истерн (антипод вестерна, снимался в советское время), про хунхузов, про казаков, про белое и красное движение, про Чингисхана, наконец. Но сейчас главная цель — добить наш проект с «321-й сибирской», потому что для молодежи это будет хорошим примером. Что все идеи, неважно какого масштаба, пусть даже сумасшедшие, осуществимы. Мы преследуем цель не просто отдать дань памяти нашим дедам, которые совершили реальный подвиг. В конце концов, если наши деды и прадеды пошли против мощнейшей 6-й армии Вермахта, которая Европу прошла налегке пешком, и победили её, за какой-то месяц взяли и переломили им хребет, мы что, не сможем кино снять?

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

1