Меню
16+

«Забайкальский рабочий», Официальный сайт ежедневной краевой общественно-политической газеты

15.05.2018 10:51 Вторник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

«Чистильщик» Федотов

Как забайкалец в рядах СМЕРШа служил

Как действовала во время войны контрразведка «Смерш», наиболее ярко показано писателем Владимиром Богомоловым в его знаменитом романе «В августе 44-го»: это опасная и психологически сложная работа «чистильщиков», очищавших районы передовой от вражеской агентуры.

Наш земляк, родившийся в забайкальской глубинке Дмитрий Васильевич Федотов – коллега героев романа Богомолова, выведенных в образах старшего лейтенанта Таманцева и командира оперативной группы капитана Алехина. Военный контрразведчик Д.В. Федотов прошел боевой путь от Москвы до Восточной Пруссии.

Из досье:

Федотов Д.В. родился в 1902 году в с. Коротково Петровского уезда Забайкальской губернии в крестьянской семье. В 1914 году закончил 4 класса сельской школы. В 1918 году добровольно вступил в Чикойский партизанский отряд разведчиком. С 1920 года служил красноармейцем в Троицко-Савской кавалерийской бригаде, затем командиром взвода караульной команды в Чите. С 1933 года – служба в органах госбезопасности (г. Хабаровск). С началом войны был назначен оперуполномоченным в отдел контрразведки 78-й стрелковой дивизии) – с ней отправился на фронт, воевал до 1945 года.

После войны служил в органах госбезопасности в Томске, уволился по болезни в 1952 году.

Согласно собственноручно написанным воспоминаниям Д.В. Федотова, «в первый бой с немецкими дивизиями вступили под Волоколамском в начале октября 1941 года. Наша дивизия (командир – полковник А.П. Белобородов, будущий генерал армии и дважды Герой Советского Союза) была кадровой, хорошо обучена и вооружена, полностью укомплектована (18 тысяч человек). После нескольких дней ожесточенных боев немцы на участке нашей дивизии не смогли продвинуться вперед ни на один шаг.

…В районе города Истра в октябре-ноябре 1941 года днем и ночью шло ожесточенное сражение с беспрерывными атаками и контратаками. В этой обстановке немцы усиливали заброску в наш тыл своей агентуры под видом выходящих из окружения, бежавших из плена, уходящих с оккупированной территории гражданских лиц, с задачей: создавать панику; отравлять колодцы; взрывать склады и мосты; выводить из строя командный состав; сигналить ракетами для бомбежки о скоплении войск и техники; по рации сообщать о численности наших войск и их передвижении, об оборонных сооружениях. Задачей контрразведчиков было обезвредить немецкую агентуру, для чего приказом по дивизии обязали личный состав при появлении на территории посторонних лиц задерживать и отправлять под конвоем в отдел контрразведки, вооруженных разоружать, т.к. были случаи в пути следования, когда задержанные убивали конвой.

На всех дорогах и тропах в лесу выставляли круглосуточные заградительные посты, задерживавшие подозрительных для проверки. Патрули, проверяя посты, задержанных отправляли в отдел контрразведки, где они подвергались допросу и проверке. Лица, причастные к немецкой разведке, под конвоем направлялись в отдел контрразведки армии и фронта, в отдельных случаях следствие заканчивали у себя в отделе и передавали в Военный трибунал. Задержанные, выходящие из окружения и бежавшие из плена в одиночку или мелкими группами, сопровождались для дальнейшей проверки. Бежавших из-за трусости с передовой линии фронта возвращали в часть, откуда они бежали. Такой фильтрации еженедельно подвергалось большое количество людей.

В ожесточенных сражениях под Москвой, измотав противника контратаками, 6 декабря 1941 года наши войска перешли в наступление по всему фронту, отогнав немцев от Москвы на 130 километров». За отличие в боях под Москвой Д.В. Федотов в 1941 году был награжден орденом Красной Звезды. В наградном листе сказано: «За организацию и участие в 3-х контратаках на Западном фронте».

В 1942 году дивизия, в которой служил Федотов, часто перебрасывалась с фронта на фронт: вела бои под Вязьмой, Сталинградом, Харьковом, Великими Луками. Дивизия неудержимо двигалась вперед. На освобожденной территории контрразведчики проверяли заброшенные землянки и блиндажи, прочесывали лесные массивы, где немцы при отступлении оставляли своих радистов и диверсантов; через местных жителей выявляли пособников немецким оккупантам – бургомистров, старост, полицаев, агентов гестапо и других предателей. Бывали случаи, когда местные жители и красноармейцы учиняли над подозреваемыми самосуд – убивали на месте. Такие попытки контрразведка всемерно пресекала, т.к. среди задержанных встречались советские разведчики, ранее заброшенные в тыл к немцам и специально внедренные в ряды пособников оккупантов, в различные организации на оккупированной советской территории. После задержания подозреваемого контрразведка проводила его тщательную проверку.

Д.Федотов рассказывает о неоценимой помощи контрразведке «Смерш» от советских разведчиков, внедренных в разведшколы «Абвера», которых было в избытке образовано на оккупированных территориях Украины, Белоруссии, Литвы, Латвии, Эстонии: «От наших разведчиков регулярно поступали сведения о характерных особенностях документов, которыми «Абвер» снабжал свою агентуру, засылаемую в тыл наступавшей Советской армии. Сотрудники «Смерш» при проверке документов у подозрительных лиц систематически пользовались такими ориентировками».

Как отмечал Д.В. Федотов, советские разведчики, «работая в немецких разведшколах, имея хорошую связь, передавали по рации целые списки немецких агентов, которые учатся в этих школах, и когда, где, сколько, с какими заданиями они будут переброшены на нашу территорию. Что значительно облегчило работу наших контрразведчиков по задержанию немецкой агентуры. Немцы при отступлении оставляли свою агентуру в форме советской армии на поле боя, предварительно легко ранив их, в целях внедрения в советские войска после излечения».

В начале 1943 года Д.В. Федотов был переведен в 46-ю механизированную танковую бригаду на Белорусский фронт начальником отдела контрразведки «Смерш». При освобождении территорий Латвии, Литвы и Восточной Пруссии, по терминологии того времени, «засоренной преступным элементом» из немецких карательных отрядов, полицаев и «всякого рода изменников Родине», а также не успевших бежать при отступлении немцев и «уголовного элемента» из открытых оккупантами при отступлении тюрем. Федотов отмечал, что ситуацией с «уголовным элементом» немцы пользовались так: «В эту среду внедряли свою агентуру для минирования в тылу наших войск дорог, взрыва мостов, обстрела автоколонн. Контрразведчикам работы хватало».

Описывает фронтовик и такой интересный случай из своей богатой оперативно-розыскной практики: «В 1945 году, после окончания войны, находясь в Восточной Пруссии, наш отдел арестовал двух агентов – женщину, которая выдавала себя за еврейку и якобы принимала участие в антифашистской работе. Проверкой установили, что она немка, завербована для внедрения в наши гражданские органы, когда они будут созданы в Кенигсберге. Второй агент – немец 30 лет, хорошо знающий русский язык. На допросе показал, что он уроженец Восточной Пруссии, служил в немецкой армии, воевал на Западном фронте, попал в плен к американцам, а когда война кончилась, его отпустили домой. Доказательств причастности его к враждебной нам разведке у нас не было. Прежде чем его освободить, как задержанного при фильтрации немецкого населения, я доложил о нем начальнику отдела контрразведки армии. Мне было приказано освободить немца с тем, что он будет взят ими под наружное наблюдение (у меня такой возможности не было). При освобождении он обратился ко мне с просьбой – разрешить ему сходить в некоторые населенные пункты разыскать свою жену. Зная, что за ним будет установлено наблюдение, я разрешил… Взят он был с поличным – во время передачи по рации информации американцам».

«Бабушка приехала», – так сказал бы Таманцев. По Богомолову это и есть – «момент истины»!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

0