Меню
16+

«Забайкальский рабочий», Официальный сайт ежедневной краевой общественно-политической газеты

23.01.2019 10:52 Среда
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Посёлок памяти комбината

Автор: Алексей БУДЬКО.

Вольный пересказ 50 лет истории Читинского КСК

В начале 1990-х годов трудовик одной из школ поселка КСК рассказывал шестиклассникам такую историю. Дескать, в годы застоя был план вывода поселка Текстильщиков из состава Читы с присвоением ему статуса самостоятельного города. На самом деле это, конечно же, была складная байка из разряда городских легенд.

Однако подлинную картину того, чем многие годы был для Читы камвольно-суконный комбинат, история которого началась ровно полвека назад — морозной зимой 1968-1969 годов — эта байка иллюстрирует. Мощное предприятие не только давало работу тысячам людей, но и легко тянуло крупный спальный район Читы, который до сих пор называется КСК. В год полувекового юбилея забайкальского промышленного гиганта единственным мероприятием в его честь стал самодеятельный вечер-концерт, об уровне которого красноречиво говорили афиши, отпечатанные на офисном черно-белом принтере.

Мы решили по мере возможности эту ситуацию исправить и своими словами пересказали историю КСК — и комбината, и поселка.

От ККТ — к КСК

Стартом промышленного строительства на северо-западной окраине Читы стало начало мировой космической эры. Первый колышек на месте будущей строительной площадки КСК был вбит бригадиром Черновского строительного управления (ЧСУ) Борисом Дьячишиным в апреле 1961 года.

Мало кто помнит, но КСК изначально строился как ККТ — комбинат костюмных тканей — и первое время носил именно это название. В архивах «Забайкальского рабочего» есть как минимум две фотографии, зафиксировавшие ныне несуществующие указатели на пустынных дорогах, показывающие расстояние до Читинского ККТ. Один из них стоял где-то в районе нынешней дорожной развязки между КСК и ГРЭСом, другой был установлен в начале 1960-х годов напротив стоящегося магазина «Рассвет».

Идея строительства в Чите предприятия по производству ткани на тот момент была довольно логичной. Сырье в виде нескольких миллионов голов агинской тонкорунной овцы было под боком. Завозить необходимое оборудование и вывозить готовую продукцию можно было по Транссибу, который проходил в 18 километрах от стройплощадки. Электроэнергией со строящимся комбинатом должна была поделиться строящаяся по соседству Читинская ТЭЦ-1. Ну, а проблемы кадров Страна Советов перед собой никогда не ставила.

Стройка века

Комбинат и жилой поселок при нем начали строить в чистом поле, однако совсем безлюдной эта местность не была. До революции здесь располагались пастбища Кенонской волости, центром которой было одноименно село Кенон — сегодняшние улицы Рахова и Ивановская. Из более поздних строений в том районе были несколько бараков постройки 1930-х годов, построенных для нужд одной из воинских частей с аэродрома «Черемушки». Часть из них сохранилась до сих пор на задворках сегодняшнего 5-го микрорайона. А еще на месте будущего КСК горожане в 1950-1960-е годы сажали картошку.

То, что КСК — стройка века, это далеко не метафора. Общая площадь застройки комбината составила 25 гектаров, из которых 16 — это производственные помещения.

Проектная мощность комбината составляла 8790 тонн пряжи и 28 миллионов погонных метров ткани в год. Последняя цифра была выбита на стеле, которая долгие годы стояла на въезде в поселок со стороны города, сейчас ее поменяли на рекламную конструкцию.

К 1973 году КСК выпускал 20 образцов ткани, пять из которых имели высшую категорию качества. В 1976-м начали производить полушерстяную ткань для школьной формы мальчиков, которая тремя годами позже была удостоена государственного «Знака качества». Наиболее известными ткацкими брендами, вышедшими из стен Читинского КСК, были «Школьная», «Лето», «Виола» и «Тверь». К своей 20-й годовщине комбинат формировал около 40 процентов бюджета города Читы. В 1988 году здесь работало свыше 5 тысяч человек.

Посёлок из трёх букв

Еще один интересный исторический факт. Жилой поселок КСК появился на карте города раньше, чем сам комбинат. Первой улицей поселка, рассчитанного на 25 тысяч жителей, стала улица Труда. Первые два дома появились там в 1962-м. Тогда же был сдан в эксплуатацию комплекс зданий ГПТУ-7 для подготовки кадров строительных специальностей. На его базе сегодня квартирует Читинское суворовское военное училище МВД России.

Кстати, на улице Труда в те годы было… озеро. Оно было небольшим, но старожилы уверяют, что стрелять там уток это не мешало. Со временем водоем превратился в болото, которое потом высохло. В наследство построенному на этом месте гаражному кооперативу досталась земля, каждую весну ходящая ходуном.

1960-1980-е годы — время массового жилищного строительства на КСК. Строились школы, детские сады, поликлиники и общежития. В 1965 году распахнул двери магазин «Рассвет», бывший до появления супер- и гипермаркетов одним из самых больших в городе. Годом позже еще стоящийся комбинат обзаводится училищем по подготовке квалифицированных кадров легкой промышленности (сегодня это лицей-12).

В 1968-м, незадолго до открытия комбината, в поселке КСК открывается первый ресторан. Заведение получило имя «Кенон» и расположилось на первом этаже одного из домов по ул. Космонавтов. Кормили вкусно и недорого, запах пирожков выветрится из помещения лишь в конце 1990-х, когда в нем будет работать хозяйственный магазин.

Гости столичные и не очень

Новое предприятие вполне предсказуемо притягивало большое количество гостей. Доподлинно известно о том, что КСК в разное время посещали глава Совмина РСФСР Виталий Воротников, несколько Маршалов Советского Союза — доподлинно известно о визите на комбинат в 1980 году экс-главкома РВСН Кирилла Москаленко. Здесь же проводились всесоюзные совещания руководителей легкой промышленности, куда приезжали директора всех камвольно-суконных комбинатов Союза.

Ведомственный очаг культуры ДК «Текстильщик» в разное время принимал целое созвездие звезд советской эстрады — от Рената Ибрагимова до Эдиты Пьехи.

Поговаривают, что на один из концертов в начале 1980-х она приехала со своим внуком — будущим певцом Стасом Пьехой, который, пока бабушка пела, спокойно гулял по окрестностям. Официального подтверждения этой информации нет. Однако старожилы ул. Текстильщиков до сих пор уверяют, что помнят бойкого мальчугана, который утверждал, что ждет бабушку, у которой шел концерт.

Но самыми многочисленными гостями Читинского КСК были вьетнамцы. Персонал из братской соцстраны завезли в Читу в 1987 году, когда на комбинате впервые образовался дефицит рабочих рук. Всего вьетнамцев было около 500. Жили они в общежитиях «Чайка» и «Веснянка» на улице Труда. Окрестным жителям рабочие из Вьетнама запомнились главным образом двумя вещами. Совершенно жуткой привычкой жарить соленую селедку и регулярным попаданием в криминальные истории. У окрестной шпаны считалось за честь ограбить или просто побить щупленьких азиатов. Те на агрессию всегда отвечали своим числом.

«Гармошкины» пассажиры

С самых первых дней Читинского КСК и поселка при нем одной из главных стала проблема транспортного сообщения с центральной частью города. Дорогу, накатанную еще в начале ХХ века мимо производственных баз и озера Кенон, заасфальтируют лишь в начале 1970-х годов. Долгое время она была единственной транспортной артерией поселка КСК. «Пьяную дорогу» через озеро Угдан накатают лишь к началу 1990-х.

Для того, чтобы справляться с постоянно возрастающим в направлении КСК пассажиропотоком, в 1985 году автобусный маршрут № 18 (вокзал-КСК) стал первым в Чите, который полностью обслуживался новенькими двухсекционными «Икарусами». Из-за резинового гофросоединения такие автобусы в народе быстро прозвали «гармошками». Вмещали они до 200 пассажиров и ходили каждые 5-10 минут.

Сегодня трудно судить, но автобусное сообщение на КСК, по всей видимости, рассматривалось как временное явление. Идее троллейбусной ветки в поселок Текстильщиков недавно исполнилось 45 лет. Даже работы по ее строительству начались. Правда, дальше первого шага — моста через Читинку по ул. Белика — дело не пошло. Все уперлось в аэродром «Черемушки», через который хотели тянуть трассу, но забрать его у военных так и не получилось.

Что скрывает забор?

Заканчивать текст на грустной ноте не хочется, но для объективности повествования рассказать о крахе камвольно-суконного комбината придется.

Первые признаки угасания КСК наметились еще в 1991 году, когда комбинат впервые за свою историю показал заметное снижение производства пряжи и тканей. Акционирование 1992 года положения не поправило. Спад будет нарастать с каждым годом, число работников снизится — с 5 тысяч до нескольких сотен. В 1996-м комбинат выпустил только 41 тонну пряжи (менее 4 процентов от проектной мощности), а ткани не выпустил вообще. Через год производство остановилось полностью. Когда осенью 1997 года тогдашний редактор «Забайкальского рабочего» Вячеслав Потапович Смирнов давал автору, в ту пору первокурснику журфака, задание написать о текущем положении дел на комбинате, ловить в гулких цехах ткацкого гиганта какое-либо начальство было уже бесполезно. Там вообще никого не было. Только вода зловеще капала с потолка.

В декабре 1997 года предприятие, которое ранее направляло ткань в 150 городов СССР, Италию, Афганистан, Корею, Венгрию и Монголию, было признано банкротом, а четырьмя годами позже ликвидировано.

Заброшенные корпуса КСК сегодня огорожены забором из красного профлиста. Но не строительную разруху скрывает изгородь веселенького цвета. Она скрывает память. Память о той эпохе, когда могучий комбинат дышал полной грудью, давая работу тысячам читинцев…

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.