Меню
16+

«Забайкальский рабочий», Официальный сайт ежедневной краевой общественно-политической газеты

03.10.2019 13:42 Четверг
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 191 от 03.10.2019 г.

Владимир ПОЗДНЯКОВ: «Мы сможем работать результативно и плодотворно»

Автор: Юлия БОЛТАЕВСКАЯ.

Фото Евгения ЕПАНЧИНЦЕВА.

Недовольство забайкальских педагогов заработной платой; перспектива создания в Чите Центра лучевой терапии для лечения людей, страдающих онкологическими заболеваниями; развитие приграничных районов Забайкалья. Это далеко не полный перечень вопросов, над которыми приходится работать депутату Государственной Думы РФ от КПРФ, отстаивающему в том числе интересы Забайкальского края, Владимиру ПОЗДНЯКОВУ.

В ходе очередного визита в регион Владимир Георгиевич встретился с журналистами газеты «Забайкальский рабочий» и рассказал о том, как выстраивается его взаимодействие с новым руководством края, как он относится к модернизации избирательной системы в России и о многом другом…

«Зарплата безобразно низкая»

— Владимир Георгиевич, какие проблемы, вопросы забайкальцев Вы стараетесь решить сейчас?

— Недавно ко мне поступило несколько коллективных обращений от профсоюзов работников образования различного уровня. Сначала — от центрального совета Общероссийского профсоюза образования по поводу необходимости проведения парламентских слушаний в связи с формированием федерального бюджета на 2020 год. Затем я получил письма от председателей профсоюзных организаций работников образования Нерчинского и Улётовского районов, города Балея, поселка Первомайский Шилкинского района, села Знаменка Нерчинского района, села Утан Чернышевского района. Все они пытаются доказать, что сегодня средний уровень заработной платы работников дошкольных и общеобразовательных учреждений не соответствует показателям, установленным «майскими» указами президента России. Либо данные показатели достигаются за счет того, что педагоги выполняют учебную работу сверх нормы.

Также обратившиеся акцентируют внимание на том, что им не ясна перспектива дальнейшего повышения заработной платы с учетом инфляции. Представители профсоюзных организаций указывают на неоправданную дифференциацию в размерах оплаты труда одной и той же профессиональной квалификационной группы в различных регионах России. По их убеждению, существуют различия в принципах регулирования систем оплаты труда работников, выполняющих одну и ту же трудовую функцию.

В своих обращениях представители профсоюзных организаций просят ускорить принятие мер по кардинальному повышению заработной платы и должностных окладов педагогических и руководящих работников дошкольных и общеобразовательных учреждений. Также просят утвердить на федеральном уровне минимальные базовые оклады по профессиональным квалификационным группам, учитывая, что минимальный размер оплаты труда — плата за труд неквалифицированного работника при выполнении простых работ. Также требуется принять меры по унификации системы оплаты труда работников, имеющих одинаковую трудовую функцию.

— Согласны ли Вы с позицией педагогов?

— Я считаю, что заработная плата педагогов не только в крае, но и по всей России безобразно низкая. К сожалению, в нашей стране педагог утратил статус учителя с большой буквы, воспитателя, а стал восприниматься лишь как специалист, который предоставляет образовательные услуги. Это неправильно, подход должен быть принципиально иной. Если мы говорим об услуге, то в этом случае педагог не несет ответственности за то, как ученик усвоил материал, что он знает об истории, о литературе и т.д. Чтобы в систему образования пришли учителя с большой буквы, их труд нужно достойно оплачивать. Поэтому работники образовательной сферы совершенно справедливо настаивают на повышении заработной платы.

— Какие Вы видите пути решения в данной ситуации?

— Считаю, что нужно определить критерии и показатели оценки труда педагогических работников в целях их материального стимулирования за качество и высокие результаты их деятельности. Важно предусмотреть дополнительные ассигнования из федерального бюджета на увеличение финансовой поддержки региональных бюджетов для обеспечения поэтапного повышения заработной платы работников дошкольных и общеобразовательных учреждений с 2020 года. Также важно инициировать принятие федерального закона, который не позволил бы включать в МРОТ компенсационные, стимулирующие и социальные выплаты и устанавливать размеры тарифных ставок ниже минимального размера оплаты труда. Представители профсоюзных организаций в различной интерпретации сконцентрировали в своих письмах именно эти предложения. Со своей стороны я намерен обратиться в комитет Государственной Думы по образованию и науке. Разумеется, я буду принимать участие в парламентских слушаниях и озвучу те просьбы и рекомендации, которые поступили ко мне из районов Забайкалья.

Как проблему превратить в выгоду?

— Владимир Георгиевич, какие-то острые сигналы помимо проблем образовательной сферы поступают к Вам из Забайкалья?

— По-прежнему не решенными остаются вопросы тарифной политики в регионе. Например, в Иркутской области тариф на электроэнергию ниже, чем в Забайкалье, на 71 процент, в Амурской области — на три процента. Также ниже тарифы на тепло для предпринимателей: в Амурской области на 42 процента, в Иркутской области на 172 процента. При этом ряд регионов России имеет тарифные льготы. Это Республики Бурятия, Карелия, Тыва, а также регионы Северного Кавказа: Дагестан, Ингушетия, Кабардино-Балкария, Северная Осетия, Чечня. На мое предложение включить в этот перечень Забайкальский край многие мои коллеги отреагировали отрицательно. Потому и правку в федеральный закон «Об электроэнергетике» в части включения Забайкалья в перечень регионов с особыми условиями функционирования оптового и розничного рынков электроэнергии «зарубили». Из депутатов, представляющих в Госдуме Забайкалье, за включение края в этот перечень проголосовал только я — остальные либо голосовали «против», либо воздержались. Даже глава государства Владимир Путин в данном вопросе поддержал Забайкальский край. Но такое решение не принято, потому что с такой же просьбой обращаются и другие регионы.

Я предлагал вернуться к рассмотрению закона в первом чтении, пересмотрев критерии, согласно которым регионы получают тарифные льготы. На что председатель Госдумы Вячеслав Володин официально ответил мне, что такой возможности нет, однако мои предложения, касающиеся расширения списка регионов с особыми условиями функционирования оптового и розничного рынков электроэнергии, возможно, рассмотрят в ближайшее время. Однако после пересчета затрат появилось мнение, что особые тарифные условия необходимы на территории всего Дальнего Востока.

— Что еще, на Ваш взгляд, необходимо сделать, чтобы придать импульс экономическому развитию региона?

— В июле я направил письмо на имя председателя Правительства страны Дмитрия Медведева с предложением создать единое приграничное пространство в Забайкалье для расширения сотрудничества России с Автономным районом Внутренняя Монголия и провинцией Хэйлунцзян Китайской Народной Республики. В качестве необходимых мер я предложил построить приграничный торговый комплекс Забайкальск — Маньчжурия, перевести грузовое направление работы пункта пропуска «Забайкальск» в круглосуточный режим. Кроме того, требуется строительство железнодорожной ветки, протяженностью от железнодорожного пункта пропуска «Забайкальск» до аэропорта Маньчжурии «Сицзяо». Мое обращение направили на рассмотрение шести министрам, которые должны дать ответ.

Когда я посетил с рабочим визитом Кыринский район, узнал, что в поселке Хапчеранга в советские годы работал крупный горно-обогатительный комбинат, который в годы Великой Отечественной войны давал стране 80 процентов всего олова. Хвостохранилища ГОКа были затоплены, но сейчас вода ушла, и люди страдают от пылевых бурь. Решить эту экологическую проблему можно с выгодой для экономики. Дело в том, что при добыче олова не брали во внимание то, что в этом месте имеются залежи других полезных ископаемых. Я обратился в Министерство промышленности и торговли РФ с предложением провести на этой территории разведку полезных ископаемых. Мне ответили, что необходимо поднять архивные документы, которые указывали бы на возможное наличие в отвалах молибдена, золота и других элементов, и на основании данной информации провести изыскания. Для этого необходима заявка от краевого Правительства. Данный вопрос я намерен обсудить с новым руководством Забайкалья.

— Порою приходится слышать о том, что Краснокаменск — это город-банкрот. Что Вы думаете по этому поводу? Есть ли вероятность, что Краснокаменск вновь будет «греметь» на всю Россию как крупный промышленный центр?

— Что касается Краснокаменска, то город столкнулся с одной серьезной проблемой. Дело в том, что в федеральном бюджете на 2019 год и плановый период 2020-2021 годов были предусмотрены средства для Забайкальского края — на разработку Аргунского и Жерлового месторождений урана в Краснокаменске. Однако, насколько мне известно, эти деньги в край так и не поступили. Сейчас строительство Рудника № 6 производится за счет собственных средств АО «Атомредметзолото». Если федеральные деньги поступят в октябре-ноябре, то их не успеют освоить. Также я писал обращение на имя Дмитрия Медведева с просьбой принять меры по утверждению предельных субсидий для ППГХО на проведение работ по освоению урановых месторождений.

— Вы предложили открыть в Забайкалье центр лучевой терапии для онкологических больных. Какие шаги Вы предприняли на пути к этому, как оценили Ваше предложения местные власти?

— Еще во время оглашения Послания Федеральному Собранию РФ Владимир Путин акцентировал внимание на том, что в стране очень серьезная ситуация с распространением онкологических заболеваний. Президент отметил, что будет разработана отдельная государственная программа, в рамках которой выделят крупную сумму денег на борьбу с онкологией.

По Забайкальскому краю статистика довольно печальная — в 2018 году смертность от онкологических заболеваний составила 7,7 процента на сто тысяч населения. Для сравнения общероссийский показатель составляет 6 процентов. В связи с этим ко мне обратились представители Приволжского центра томографии «Сакнур», которые предложили свои услуги по созданию в Забайкальском крае центра лучевой терапии для онкологических больных на условиях государственно-частного партнерства. Компания готова оснастить Краевой онкологический диспансер в Чите двумя линейными ускорителями. Причем, частные инвестиции превысят полмиллиарда рублей. Вернуть эти средства предлагается за счет Фонда ОМС, который будет направлять финансирование на лечение пациентов, а также за счет бюджета региона в течение 7-10 лет. Я считаю, что данное предложение заслуживает внимания, поскольку благодаря новому оборудованию проходить лечение ежегодно смогут до 1400 человек. Я направил соответствующее обращение к руководству региона, на имя губернатора Забайкальского края Александра Осипова, а также в краевое Министерство здравоохранения.

«Нахожу понимание и поддержку»

— В сентябре Владимир Путин встретился с Геннадием Зюгановым, который сказал, что в России требуется «ремонт выборной системы». Согласны ли Вы с этим — действительно ли нужно что-то менять и что именно?

— Лично я считаю, что стоит отказаться от муниципального фильтра, которая зачастую препятствует тому, чтобы человек был избран в представительный орган. Кроме того, я довольно скептически отношусь к различным нововведениям. Даже результаты комплексов обработки избирательных бюллетеней (КОИБ) порою не совпадают с теми, который дает ручной пересчет бюллетеней. Так и выясняются факты, что человека уже 15 лет как нет в живых, а он, якобы, продолжает посещать избирательный участок. Также я не поддерживаю введение цифровых избирательных участков. Потому я согласен с тем, что выборную систему нужно менять.

— Как Вы относитесь к предложению Правительства России утвердить четырехдневную рабочую неделю?

— Я категорически против. Может, для госслужащих такая система будет приемлемой. Но что произойдет в сельском хозяйстве, промышленности? Мне кажется, что такие вопросы нужно решать только после оценки ситуации в каждой отрасли.

— Насколько успешно Вы сотрудничаете с забайкальским крайкомом КПРФ?

— У меня с крайкомом контакты хорошие. Я в курсе, какими вопросами члены партии занимаются в Забайкалье. И если мне нужна их помощь, например, в организации встреч, то я всегда обращаюсь к ним и нахожу понимание и поддержку.

— Как выстраивается Ваше взаимодействие с нынешней правительственной командой Забайкалья? Состоялся ли уже разговор с губернатором края Александром Осиповым, какие совместные направления работы вы наметили?

— Александр Михайлович — четвертый глава Забайкалья, с которым мне предстоит работать. Личной встречи у нас не было за те месяцы, что он руководит регионом, но были регулярные телефонные переговоры. Например, мы обсуждали вопрос о строительстве Рудника № 6 в Краснокаменске, продумывали, как включить этот проект в федеральный бюджет. Думаю, что мы сможем работать результативно и плодотворно. По крайней мере, такой посыл я услышал на торжественной церемонии вступления Александра Осипова в должность, когда он заявил, что сам готов усиленно трудиться, но при этом он ждет отдачи от каждого забайкальца. Я воспринял эти слова и на мой счет.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.