Меню
16+

«Забайкальский рабочий», Официальный сайт ежедневной краевой общественно-политической газеты

24.12.2019 14:57 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Шпионы и железная дорога

Автор: Раиса ГОНЧАРЕНКО, краевед.

Как в начале ХХ века в Забайкалье со шпионажем боролись

В результате обострившейся в конце XIX века борьбы двух великих держав за раздел Китая в России увеличился японский шпионаж. Япония наводнила страну различными категориями шпионов.

Российские власти из-за недостатка рабочей силы привлекали на строительство КВЖД, Забайкальской железной дороги тысячи китайцев. Под этим прикрытием участвовали в строительстве и кадровые разведчики – офицеры японского Генерального штаба.

Неслучайный выбор профессий

Вслед за прекращением военных действий на Дальнем Востоке в 1905 году стал заметным наплыв японцев в виде врачей, фотографов, прачешников. По имеющимся данным, многие из японцев прикрываются указанными профессиями, в действительности занимаются систематической военной разведкой.

«Проживающие в Харбине, Чите, Иркутске японские прачки, парикмахеры, открыли за счет своего правительства много магазинов с целью конспирации шпионской деятельности», — говорится в одном из документов той поры. Профессии японской спецслужбой выбраны не случайно, давая возможность входить в контакт с русскими гражданами, получать от них информацию. Делая вид, что не знают русского языка, японские агенты подслушивали беседы русских офицеров, в которых звучали сведения секретного характера. Например, в Чите работало фотоателье господина Икефа.

Японская разведка проявляла интерес к Амурской, Забайкальской, Сибирской, Китайско-Восточной железным дорогам и их сооружениям. Объектом внимания агентов спецслужбы стало также развитие водных путей Забайкалья, расположение вооруженных сил, условия мобилизации, деятельность органов военного и гражданского управления.

Никаких экстренных мер не последовало

В январе 1904 года Верхнеудинское уездное полицейское управление уведомляет, что «установлен надзор за 100 китайскими гражданами». В связи с указанием военного министра генерала от инфантерии Куропаткина активизируется борьбы с японским шпионажем: «Японские подданные должны быть удалены на значительное расстояние от железной дороги, высланы в Европейскую часть России…».

Начальник Забайкальского жандармского управления в это же время сообщает военному губернатору: «…при обыске одного из японцев, высланных из Иркутска, обнаружена масса фотографических негативов, на большинстве – части железнодорожных путей, стрелок, железнодорожных мостов и т.п.».

Россия не была готова к войне на Дальнем Востоке. Достаточно сказать, что КВЖД построена в 1897-1903 годы на деньги России в соответствии с секретным русско-китайским договором, политический смысл заключался в создании оборонительного союза России и Китая против возможного нападения.

В конце декабря 1903 года российский Генштаб в докладной записке Николаю II обобщил поступившие разведданные. Следовало, что Япония полностью завершила подготовку к войне и ждет удобного случая для атаки. Кроме реальных доказательств неизбежности войны, русская военная разведка смогла установить точную дату ее начала. Однако никаких экстренных мер со стороны императора не последовало.

Беспечность властей

Департамент полиции считал, что существующему строю больше угрожают революционеры, а не иностранная агрессия. За 24 дня до начала войны в циркулярном письме от 3 (16) января 1904 года начальникам жандармо-полицейских управлений предписывалось: «1. Представлять ежегодные политические обзоры, информировать о крупных преступлениях и событиях, заслуживающих серьезного внимания; 2. Сообщать о благонадежности лиц, поступающих на железнодорожную службу; 3.Сообщать о положении, содержании политических арестантов».

Беспечность властей позволила японцам хорошо изучить русскую армию и предстоящий театр военных действий. Японскому Генштабу было известно, сколько солдат, продовольствия может поставить в случае войны российская губерния, пропускная способность Транссиба и КВЖД, другая политическая и военная информация.

Жандармы в Маньчжурии, Забайкалье, Дальнем Востоке беспечно отнеслись к слухам, ходившим среди слоев населения о близости войны с Японией. Забайкальский исследователь А.Г. Куликов отмечал «… в январе 1904 г. в адрес военного губернатора Забайкальской области И.Н. Надарова поступило прошение от забайкальской колонии японцев, где они просили принять их под непосредственное покровительство и оказать помощь в случае войны…».

Надаров и сотрудники спецслужб не придали значение этому откровенному предупреждению.

После начала войны

В феврале, после начала войны, Забайкальской область объявлена на военном положении, предусматривающем существенное ограничение прав и свобод граждан. Судебная и исполнительная власть были переданы военному командованию.

В мае 1904 года по распоряжению начальника Иркутского жандармского полицейского управления дополнительно создаются унтер-офицерские пункты на станциях Борзя, Сретенск и с дополнительным увеличением штатов. В то же время имеющиеся архивные материалы свидетельствуют о том, что контрразведывательная деятельность в Забайкальской области производилась лишь от случая к случаю, хотя результат, разумеется, был.

Забайкалье кишело шпионами

К 1908 году активность японской разведки заметно выросла.

«Если военное ведомство не приложит в ближайшем будущем усилий организовать военно-разведывательную агентуру во вверенном мне районе при Иркутском, Владивостокском охранных отделениях не представляется возможности», — писал начальник Иркутского Губернского жандармского управления (ГЖУ). Охранные отделения жандармских полицейских управления (ЖПУ) Забайкальской и Сибирской железных дорог, консульства в Мукдене, Харбине, Цицикаре, Урге и др. привлекались к борьбе со шпионажем. Регистрировались иностранцы, подозрительные лица, за которыми устанавливалось наблюдение, сведения, направлялись в охранные отделения и ЖПУ железных дорог.

Так, ЖПУ Забайкальской железной дороги, канцелярия генерал-губернатора, военные агенты, сообщали о приезде иностранных подданных, давая возможность подготовиться к их встрече.

В 1911 г. штабом Иркутского военного округа зарегистрирован 31 подозреваемый в разведывательной деятельности. Среди них 2 русских, остальные – японцы. Под видом бродяг, нищих, фокусников, публичных женщин могут встретиться шпионы, которым вменялось в обязанность постоянно пребывать в месте скопления людей, вокзалах, буфетах, обращать внимание на людей, старающихся быть около железнодорожников, военных.

Они следовали инструкциям и добивались результатов. Любой японский гражданин, пересекающий границу империи, становился объектом наблюдения, являлся таковым до возвращения на родину или выезда в другую страну.

Первая мировая

В годы первой мировой при объявлении мобилизации в России германская спецслужба использовала разветвленную сеть по Российской империи немецкой компании «Зингер», торговавшей швейными машинами. Агенты изучали обслуживаемую местность в Забайкалье, в течение года представляли данные о населенных пунктах с точным указанием количества дворов и жителей.

В их распоряжении имелись карты, где обозначались места проживания представителей администрации, расположение войск, складов, железнодорожных узлов, сооружений и т.д.

Характеризуя общую обстановку начальник жандармского полицейского управления Амурской железной дороги докладывал в Департамент полиции: «…Последнее покушение на линию железной дороги, несомненно, производящиеся по наущению германцев, китайцами, доказывают, что вблизи линии железной дороги, ведется китайского населения против русского агитация».

Германские диверсанты

В донесении русского консульства в Тяньцзыне говорилось, что германским вице-консулом организована группа из «27 человек, получавших ежемесячное жалование от 70 до 80 китайских долларов и 10 человек, состоящих в распоряжении германского консула в Мукдене, получавших деньги сдельно». По сообщению агентуры, группой поврежден мост на железной дороге, сожжен переход на реке Сунгари.

В конце 1915 г. по линии МВД поступило сообщение о готовящемся немцами нападении на КВЖД, при содействии хунхузов. Для предупреждения нарушений порчи железнодорожных сооружений на Дальний Восток был направлен секретный сотрудник для выявления агитаторов.

Ротмистр Попов докладывал руководству округа: «Потерпели неудачу германцы с использованием китайцев Восточной и Забайкальской железных дорог, поскольку охрана коммуникаций была сильной».

Осенью 1915 г. в связи с поступившими сведениями в Шанхае организована германская шпионская сеть, поставившая целью проводить диверсии в российских железных дорогах и др.

Несмотря на то, что Германия тратила много средств на организацию беспорядков на КВЖД (только в 1915 г. — свыше 250 тысяч рублей). Реально удалось сжечь только один железнодорожный мост на КВЖД и повредить пароход «Сибирь» на Сунгари. Благодаря полученной информации российские власти смогли усилить охрану коммуникаций, что помогло предотвратить немало диверсий на железных дорогах.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.