Меню
16+

«Забайкальский рабочий», Официальный сайт ежедневной краевой общественно-политической газеты

27.02.2019 15:33 Среда
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

«Страха не было — был патриотизм»

Автор: Юлия БОЛТАЕВСКАЯ.

Прошедшие Афганскую войну Владимир Ульянов (слева) и Андрей Чесных. (Фото автора).

2019 год проходит под знаком важной исторической даты — 30-летие вывода войск из Афганистана. В честь этого события в преддверии Дня защитника Отечества в Забайкальском региональном отделении партии «Единая Россия» состоялась встреча с участниками афганской войны.

«Ушёл одним человеком, вернулся другим»

— 15 февраля 1989 года завершился вывод советских войск из Афганистана. В память об этом событии мы собрали группу воинов-интернационалистов, чтобы поздравить их, пожелать здоровья, благополучия, поблагодарить за труд, за ту работу, которую они ведут по патриотическому воспитанию молодежи, за то, что они остаются для нас героями, сохраняют верность российскому и советскому оружию, — подчеркнул секретарь регионального отделения партии «Единая Россия» Алексей Бутыльский.

Приглашенным на встречу защитниками Отечества Алексей Николаевич вместе с депутатом Законодательного Собрания Забайкальского края, председателем регионального совета сторонников «ЕР» Алексеем Саклаковым вручил медаль «30 лет вывода советских войск из Афганистана». Награду получили воины-интернационалисты Юрий Попов, Владимир Ульянов, Андрей Чесных, Александр и Андрей Звягины.

За чашкой чая в теплой дружеской атмосфере участники афганского конфликта поделились своими воспоминаниями о тех непростых событиях. И хотя организаторы встречи очень хотели сделать общение легким и непринужденным, оставить на втором плане причиненные войной горечь, боль утраты, душевные надломы не удалось. И это вполне естественно, поскольку война — это неизбежное страдание и жестокое испытание.

— Я ушел в армию в 18 лет одним человеком, а вернулся совершенно другим, и только через десять лет смог себя почувствовать более или менее нормальным человеком, — сказал о себе участник афганской войны Андрей Чесных. — Война сказывается на психическом и эмоциональном состоянии людей, особенно когда видишь гибель своих товарищей. Вот ты с ним ел из одного котелка, а через каких-то три часа человек гибнет. Это очень тяжело…

Андрей Иванович родом из Читы. На срочную воинскую службу его забрали осенью 1980 года.

— Сначала была учебное подразделение — полгода проходили специальное обучение. После этого самолетом меня с другими ребятами перевезли в город Чирчик Ташкентской области. Там мы две недели проходили подготовку — укладывали парашют, прыгали с парашютом. После чего нас привезли в Ташкент, а оттуда был прямой рейс в столицу Афганистана Кабул. Затем меня направили в поселение Баграм недалеко от Кабула, — поделился воспоминаниями Андрей Чесных. — Службу я начинал в 171-м саперном батальоне 183-й медицинской службы дивизии. Наша задача заключалась в проведении разминирования участков, по которым двигалась советская колонна, а также мы очищали от душманов населенные пункты, которые находились по пути следования колонны.

По прошествии 30 лет после вывода советских войск из Афганистана и 40 лет со дня прибытия в зону конфликта Андрея Чесных, он убежден, какие бы точки зрения на эту войну ни существовали сейчас, необходимость в ней была, и советские воины предотвратили многие беды.

— Со временем яснее осознаешь причины и следствия той войны. А причина одна — это бандитские формирования. Сейчас похожая ситуация складывается в Сирии… И тогда американцы первыми зашли бы в Афганистан, но советское правительство опередило их, — пояснил наш собеседник. — Просматривая телепередачи, в которых показывают Баграм, вижу объекты, которые строили там мы, и американцы пользуются этими сооружениями до сих пор. Важно и то, что сами афганцы сейчас прямо говорят: «Какие мы были дураки». Они поняли, что пришедшие к ним русские им помогали, давали образование, возводили дома и заводы. Ведь в те годы афганский народ жил очень бедно. Вся их жизнь заключалась в выращивании мака. Благодаря тому, что мы простояли там десять лет, поставки наркотиков были пресечены. Считаю, что это одна из наиболее важных выполненных нами задач.

Андрей Чесных работал в органах внутренних дел, с 2004 по 2010 год он возглавлял Читинское отделение Российского Союза ветеранов Афганистана. В этот период времени он часто встречался со школьниками и студентами, рассказывал им об афганском конфликте. Охотно он принимает участие в мероприятиях, на которых встречается с теми, кто также прошел афганскую войну.

Спасение в письмах, музыке, любви

Прошел огненное горнило войны и заместитель главы администрации Ингодинского района города Читы по вопросам ЖКХ Владимир Ульянов. По словам Владимира Анатольевича, он всегда мечтал быть военным и о своем выборе за всю жизнь ни разу не пожалел. После окончания школы он поступил в Полтавское высшее командное училище связи, закончил его с золотой медалью в 1980 году.

— Я горжусь тем, что связал свою судьбу с военным делом. Просто человек, который надевает погоны, особенно офицер, должен понимать, что он не только будет танцевать на балу с Наташей Ростовой, но ему придется ходить под пулями и взрывами. И если воин погибает, то это исполнение его долга, ведь профессию он выбрал осознанно. Другое дело с солдатами-срочниками: это уже не их выбор, и в зону конфликта их направляет Родина. Отрадно, что сейчас Родина поддерживает наши Вооруженные Силы и материально, и морально, — поделился размышлениями Владимир Ульянов.

Об отправке в Афганистан Владимир Анатольевич сказал своему отцу уже перед отъездом в Ташкент, а мать узнала об этом только через год.

— Я служил в Кандагаре, а домой писал, что служу в Монголии, катаюсь на чертовом колесе. В первый отпуск пошел по болезни, приехал домой на Украину. Мама наварила мне борща, а я ей сказал, что из-за болезни мне это есть нельзя, — рассказал Владимир Ульянов. — Мама удивилась, начала расспрашивать, где я лечился. Я назвал город Фергану в Узбекистане. Посмотрев на карту, мама поняла, что служил я не в Монголии, а в Афганистане. Слез, конечно, тогда было!

Владимир Анатольевич был начальником связи мотострелкового батальона и командиром взвода роты связи.

— Нередко приходится слушать, что советские войска оккупировали Афганистан. Но при оккупации страны войска стоят по границе, а граница была свободна, поэтому караваны с оружие и боеприпасами легко передвигались. Мы же стояли гарнизонами при основных городах, а караванам ходили наперехват. Закрыли бы границу — никто бы не прошел, но тогда нас справедливо бы назвали оккупантами, — поделился рассуждениями воин.

Для Владимира Ульянова то время, что он служил в Афганистане, запомнилось и хорошими моментами. Ни с чем не сравнимым удовольствием было для него получение писем из дома и от любимой девушки. «Почту в Кандагар доставляли только самолетами. Иной раз этот самолет не прилетал несколько недель, а потом мы сразу получали по два-три письма. Зачитывали до дыр! Ведь когда девчонка пишет бойцу, он второй Сталинград выстоит», — убежден Владимир Анатольевич.

Помимо весточек из дома успокоить душу помогала музыка. «До Афганистана песни Иосифа Кобзона для меня ничего не значили. Я услышал его вживую, когда служил в Кабуле. Иосиф Давыдович три часа пел для бойцов на 30-градусной жаре. Знаю, что за те 11 раз, что он побывал в Афганистане, он попадал под обстрелы. Я стал уважать Иосифа Кобзона как человека и артиста и благодарность к нему пронес через всю жизнь», — сказал Владимир Ульянов.

«Каждый готов был броситься на амбразуру»

Моменты своего афганского прошлого Владимир Анатольевич запечатлел на пленке, которую чудом удалось привезти с собой. Распечатав снимки, он оформил их в личный альбом, который назвал «Там в Афганистане (июнь 1981 — май 1983 годов)».

Для участника дружеской встречи Юрия Попова фотографии тоже имели огромное значение, и чтобы сохранить отснятые кадры, ему приходилось проявлять изобретательность. «Я тогда пленку нарезал на кадры и прятал их в расслоенные открытки, которые отправлял брату», — раскрыл секрет Юрий Александрович.

Теперь на фотографиях бойцов запечатлен тот отрезок их жизни, что так реально граничил со смертью. Боялись ли они тогда смерти — молодые, только начинающие свой путь?

— Разумеется, чувство страха было. Когда нас везли из Кабула в парадной форме — молодых, необстрелянных, — предупредили, что в случае опасности падать ближе к автоматчикам. А автоматов было четыре на одну машину. Через пять километров по нам начали стрелять. Никого не задело, но после мы обнаружили в боевых машинах более 300 дыр. Вот тут и пришел настоящий страх, — рассказал Андрей Чесных.

По словам Владимира Ульянова, «толпой умирать не страшно».

— Когда идет рота, то страха нет. Мы гораздо сильнее боялись вернуться калеками. А умирать было не страшно — мы знали, что нашими именами назовут улицы и школы. Поэтому страха не было — был патриотизм, — утверждает он. — Дело еще и в том, что в военном училище нас учили так, что каждый из нас готов был броситься на амбразуру. Мы искренне верили: если не сделаем этого, то Родина будет в опасности.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.