Меню
16+

«Забайкальский рабочий», Официальный сайт ежедневной краевой общественно-политической газеты

13.05.2019 09:38 Понедельник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

… Опознан по медали «За отвагу»

Автор: Оксана ЛЕОНТЬЕВА
Обозреватель

Фото: со страницы «ВК» КРМОО «Ассоциация поисковых отрядов «Память» Калининградской области».

Прах забайкальца, героя-орденоносца, без вести пропавшего в феврале 1945 в ходе Восточно-Прусской наступательной операции советских войск под Кёнигсбергом Михаила Сапожникова, вместе с останками двух красноармейцев был торжественно перезахоронен в середине апреля на воинском мемориале под Калининградом.

Его останки, вместе с останками двух других бойцов РКК, имени которых установить не удалось, нашли в июле 2018-го на дне траншеи при прокладке кабеля у поселка Поваровка (бывший немецкий Кирпенен) Зеленоградского района Калининградской области.

А славная история боевого пути забайкальцев пополнилась многочисленными подвигами оставшегося навечно двадцатилетним гвардии старшего сержанта из села Мулино.

История умалчивает, после какого из сражений на свет появилась фраза великого русского полководца Суворова о том, что война не окончена, пока не похоронен последний солдат. Если бы знал тогда, почти триста лет назад, Александр Васильевич, насколько современной станет эта фраза для нас, нынешних потомков славы русского оружия. Более 70 лет он является смыслом жизни для тысяч россиян, занимающихся поиском могил солдат, погибших в Великой Отечественной, чьи жизни беспощадно перемолола мясорубка второй мировой. И хочется верить, что установят поименно каждого без вести пропавшего, потому что память жива.

Можно полагать убитым

Три недели назад страну облетела весть, транслируемая ведущим пулом федеральных СМИ: «Останки трех красноармейцев, погибших в феврале 1945 года в ходе ожесточенных и кровопролитных боев на подступах к городу-крепости Кёнигсберг, торжественно перезахоронили в братской могиле мемориального комплекса советским солдатам в поселке Русское под Калиниградом, что неподалеку от места гибели бойцов. Увековечили память героя с отданием всех воинских почестей на мемориальной плите среди более 2,6 тысячи бойцов, нашедших упокоение почти за месяц до окончательного разгрома фашизма».

До июля 2018-го о судьбе Сапожникова ничего не было известно его родным, проживающим в Забайкалье. Семью, как и миллионы других, коснулась война. От стариков знали, был парнишка, ушедший на фронт в 17 лет, так и не вернувшийся после победы. Наверняка писал он письма матери, которой теперь давно уж нет в живых. А ведь ждала она его даже после непонятных слов в «похоронке», где и написано-то было два слова «Пропал без вести». Почему же так? Ведь рос смышлёным, крепким, наверняка и любовь была, и мечты о будущем с ладной хозяйкой и кучей ребятишек, и воевал крепко, по-забайкальски, за родину и свободу… А вести пришли спустя лишь 74 года, словно ждали своего часа. Видно, так уж суждено было, что прах сержанта, призванного на фронт Быркинским райвоенкоматом из забайкальской деревушки Мулино в пять дворов, что в Алек-Заводском районе, опознают по номерам на облупившихся наградах… Пока в течение года архивная машина Минобороны, сопоставляя донесения о потерях, цифры и даты, номера дивизий и полков, перепроверив тысячекратно каждое, не вынесет окончательный вердикт: в неучтенном воинском захоронении у села Поваровка найдены останки старшего сержанта Сапожникова Михаила Моисеевича, 1925 года рождения, уроженца Читинской области, командира расчета 1-й минометной роты 277-го гвардейского стрелкового орденов Суворова и Кутузова 3-й степени полка 91-й гвардейской стрелковой Духовщинско-Хинганской ордена Ленина Краснознаменной ордена Суворова 2-й степени дивизии 3 Белорусского фронта, погибшего на подступах к Кёнигсбергу в начале февраля 1945-го.

Согласно архивным данным, в результате успешных операций, проведенных летом и осенью 1944 года, войска Красной Армии вышли к границам Восточной Пруссии. На первом этапе Восточно-Прусской наступательной операции 3-й Белорусский фронт во взаимодействии с частью сил 1-го Прибалтийского в период с 13 по 26 января 1945 года провел Инстенбургско-Кёнигсбергскую и Млавско-Эльбингскую наступательные операции и, развивая успех, к 10 февраля рассек группу армий «Север» на три изолированные группировки: хайльсбергскую, кёнигсбергскую и земляндскую. Но это будет спустя время после гибели Сапожникова. А в январе на побережье Балтийского моря шли тяжелые кровопролитные бои с немцами, пытавшимися взять в окружение наступавшую в этом направлении 91-ю гвардейскую стрелковую дивизию. Не удалось. И не получилось бы никогда, потому что каждый из десятков тысяч бойцов и командиров, чувствуя приближающийся конец треклятой войны, освободив свою землю, остервенев от крови и нечеловеческого напряжения, от тоски по миру и родным, добивал фашистскую гадину на ее территории, отдавая на алтарь Победы укрепившийся воинский опыт и собственные жизни. Не получилось бы потому, что большинство из сложивших головы под городом-крепостью, как и сержант Михаил Сапожников, к своим неполным двадцати годам носили ордена, заслуженно привинченные к гимнастеркам, за проявленные отвагу, честь и мужество. Битва за Кёнигсберг вошла в историю второй мировой как одно из кровопролитных и ярких сражений отечественной истории. Достаточно сказать, что Кёнигсберг — единственный город, не являющийся столицей государства, за взятие которого была учреждена медаль.

В данных о боевых потерях личного состава 91-й гвардейской дивизии за январь-февраль 1945-го сведения о гибели старшего сержанта Сапожникова разнятся. То ли, попав практически в кольцо отборных свежих сил противника, дивизия не успевала их уточнять, может быть, донесения были утрачены при одной из бомбежек, но в степное Забайкалье полетел к матери — Татьяне Лаврентьевне Сапожниковой несолдатский треугольник. На листе из архива ЦАМО, в оцифрованном пофамильном оригинале павших, в строке № 126, в еле уже различимой машинописи значится: «… можно полагать погибшим». При этом в записи № 127, что ниже строкой, говорится о Пантелеймоне Моисеевиче Сапожникове, 1919 года рождения, ушедшем на фронт в 41-м, без вести пропавшем в 1942 году под Сталинградом, где в графе «Родственники» указана та же Татьяна Лаврентьевна из Читинской области, уроженка Мулино. Не потому ли так рвался на фронт Михаил?

«За проявленное мужество…»

— … да и не был я знаком с парнем, обещавшим: «Я вернусь, мама», — строчки из известной песни назойливо бились в голове, пока, перелистывая электронные страницы сайта «ОБД «Мемориал», раздела «Награждения», в той же голове не сложился масштаб отваги забайкальского паренька, из-за которой за два неполных года на фронте он был удостоен правительственных наград, которыми не так уж часто отмечали рядовой и сержантский состав РКК. Не осталось, к сожалению, фотографий, но хочется, чтобы старший сержант Сапожников был запечатлён на одной из них в лихо сдвинутой на бок пилотке, из-под краешка которой выбивался бы казацкий курчавый чуб (юго-восток Забайкалья славился казачьими родами), с улыбкой на безусом лице, с орденами и медалью на видавшей виды «ХБ». В двадцать лет немыслимо иметь боевые ордена и высшую оценку солдатской отваги — одноименную посеребренную медаль. Неправильно, когда мальчишки в этом возрасте погибают, защищая независимость своей страны с оружием в руках. Им любить надо в это время, учиться мирному ремеслу и мечтать о будущем. Так не ради ли этого настоящего и будущего сложил голову под немецким Кирпиненом наш старший сержант?

Первый орден Красной Звезды уже обстрелянный и оправившийся после ранения Сапожников получил в июне 1944-го. «Тов. Сапожников М.М. в наступательном бою при прорыве сильно укрепленной оборонительной линии противника в районе рощи «Чулок» Витебской обл. 23.06.1944 г. под огнем противника выдвинул свой миномет на 300 метров от траншеи врага, открыв сосредоточенный огонь по огневым средствам противника и уничтожил 2 станковых пулемета, подавил огонь 3 минометов противника и рассеял до взвода пехоты… этим самым способствовал успеху наших подразделений в овладении вражескими траншеями», — так описывается его подвиг в представлении к награждению. Награждение вторым орденом Красной Звезды случилось всего через несколько дней после минометного «вояжа». Там же, под Витебском, в бою за деревню Островно боец, уничтожив три вражеских автомашины, лично взял в плен 16 гитлеровцев. Медаль «За отвагу» вручили сержанту в октябре, после того, как он у местечка Виннинген, уничтожив два немецких ручных пулемета и 5 солдат противника, обеспечил продвижение пехоты к позициям противника. Орден Отечественной войны 2 степени стал последней наградой нашего земляка за личное мужество и образцовое выполнение приказов командования под Калнуем в Прибалтике, врученный минометчику поздней осенью 44-го. И кто знает, какая из высших наград украшала бы его грудь, приди он домой с войны живым? История его гибели неизвестна, равно как и тысяч героев, оставшихся в безвестных могилах России и Европы в ходе освободительно-наступательных операций 1941— 1945 годов. Но известно, что земле он предан с особыми воинскими почестями, его имя отныне навечно выбито на гранитной плите воинского мемориала у поселка Русское, а в могилу вместе с останками героя отправилась горсть земли из родного Забайкалья. На родину родственники старшего сержанта Сапожникова привезли землю с могилы орденоносца.

Чтобы помнили

Бурые от ржавчины (а может, и от крови, щедро пропитавшей в дни боев прусскую землю) перочинный ножик, компас, бритву, десятикопеечную монету выпуска 1939 года, гвардейский знак и медаль «За отвагу», ребята — поисковики из калининградской Ассоциации поисковых отрядов «Память» передали внучатой племяннице гвардии старшего сержанта Сапожникова — Галине Васенковой, участвовавшей в церемонии перезахоронения праха павших героев. Именно они помогли установить имя найденного солдата, как и десятки других найденных за время деятельности поисковых отрядов Калининграда. Бойцов предали земле в день взятия 16 апреля 1945 года частями Красной Армии поселка Гермау (нынешний российский поселок Русское). После известия из Калининграда о том, что найден без вести пропавший на фронте забайкалец, родные героя решили однозначно на семейном совете — ехать нужно, отдав тем самым долг героическому родственнику. Галина родилась много позже гибели Михаила, но с детства отчетливо помнит, как его мать Татьяна Лаврентьевна печалилась о том, что не знает ничего о судьбе сына.

В роду частенько на День Победы в помин поднимали рюмку за всех не пришедших с той проклятой войны, тихо перешептываясь, что такой молоденький парнишка голову сложил в боях. Почему тихо? Да потому, что память не любит высокопарности, она внутри каждого, с генетикой теперь прилагается к нам, в назидание о страшных годах испытаний, имя которым ВОЙНА.

— Наши родители, их поколение, такое страшное время пережили, выстояли и победили врага. Мы, наши дети и внуки, подрастающая молодежь не имеем права об этом забывать, чтобы такое никогда не повторилось, — говорит Васенкова.

Участие в перезахоронении праха Михаила Сапожникова стало возможным для родственницы героя благодаря помощи регионального отделения ВПП «Единая Россия». В Калининграде Галина Васенкова побывала вместе с заместителем председателя Законодательного собрания Забайкальского края Алексеем Бутыльским и журналистом ГТРК «Чита» Владимиром Ляшенко. Кстати, Володя снял прекрасный фильм, где рассказывает о битве за взятие Кёнигсберга и участии в данных наступательных операциях героев-забайкальцев, который можно будет посмотреть в День Победы на канале «Россия-1». Снял для того, чтобы помнили, чтобы знали, чтобы верили в себя, свое Отечество, для мира во всем мире.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.