Меню
16+

«Забайкальский рабочий», Официальный сайт ежедневной краевой общественно-политической газеты

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

«Том Сойер Фест» спасает историю

Автор: Виолетта ВДОВЯК

Фото Виолетты ВДОВЯК.

Рассказывают, что в деревянном доме по улице Чкалова, 82 жил какой-то купец, а его прислуга — в цокольном этаже. На стене здания до сих пор красуется вывеска, на которой угадываются первые буквы старого названия улицы — Уссурийская. Возраст этого здания перевалил за 120 лет… Этот дом видел и дореволюционную Читу, и советскую власть. Дожил он до наших времен, правда, состояние его плачевное.

Что ж, в нашем городе есть ухоженные и красивые деревянные дома дореволюционной постройки. Большинство же старинных строений выглядит, мягко скажем, непрезентабельно. А ведь у каждого такого домика своя биография... Недавно зданием по Чкалова, 82 заинтересовались волонтеры нового движения «Том Сойер Фест — Чита». Эти ребята пытаются донести до земляков мысль о сохранении исторической среды.

Самарские корни

Движение «Том Сойер Фест» появилось в городе Самаре в 2015 году, его создатель — журналист Андрей Кочетков. Работая в СМИ, он много писал про историческую застройку и в какой-то момент понял, что только лишь текстами ее не спасти. Запроса на сохранение истории в российских городах, к сожалению, не существует, а если и есть таковой, то условный. Цель «Том Сойер Фест» — как раз сформировать такой запрос и спасти исторические здания. К 2019 году этот фестиваль уже собрал 47 городов, и Чита стала первым городом на Дальнем Востоке, который присоединился к движению.

— При наличии спонсорских денег или материалов выполняется капитальный ремонт зданий, но зачастую проводится ремонт фасадов, крыш и входов, — рассказывает куратор проекта «Том Сойер Фест» в Чите Кира Деревцова. — Конечно же, с такими строениями в большинстве случаев могут работать лишь профессионалы, состояние домов удручающее. Обычно «Том Сойер» ремонтирует здания, не находящиеся под охраной, потому что законодательство пока не позволяет волонтёрам восстанавливать охраняемые государством строения. Конечно, это не значит, что волонтеры вообще не имеют доступа к реестровым домам, но путь к ним очень сложный. В общем и целом в деле восстановления памятников нужно торопиться: как известно, денег в стране не хватает, и пока наследие дожидается своей очереди, к 30-м, 40-м годам 21 века мы рискуем его потерять.

Сторонники «Том Сойер Фест» утверждают, что содержание исторических зданий дорого для любой страны, и в этом деле власти не могут обойтись без бизнеса и волонтеров. Еще один активист движения в Чите — экономист по образованию Макс Резвых дополняет: «Сегодня государство находится меж двух огней: с одной стороны оно должно выполнять показатели по вводу нового жилья, а с другой — сохранять исторический облик города. И только сейчас в нашей стране начинает формироваться экономика наследия, когда на первый план выходит дело сохранения исторической среды, возможность привлечения к ней туристического потока и развитие на его основе экономики.

Старинный дом

Всего в доме по улице Чкалова, 82 пять квартир. Геннадий Владимирович Замараев живет здесь уже 40 лет. Квартиру он получил от железной дороги. В 1978 году заселился на цокольный этаж, и тогда же власти пообещали, что через три года дом снесут. Затем была очередь на выселение из подвальных и полуподвальных помещений, а затем Союз развалился, переселения так и не произошло.

— Как рассказывала бабушка, которая здесь жила до меня с самого рождения — с 1905 года, дом фактически был построен в 1895 году. Хотя есть информация, что он постройки 1905 года. Одним словом, за сто лет ему давно перевалило, — рассказывает Геннадий Владимирович. — Есть информация, что здесь жил купец, а прислуга располагалась в цоколе. Когда шли дожди, дом подтапливался: вода стекала по склону со стороны улицы Бабушкина. Предыдущая жительница, после которой заселился я, все время страдала от подтоплений. Когда заасфальтировали улицу, вода перестала поступать. Я тоже сделал защиту от ливня, вода идет стороной.

Жильцы все эти годы обустраивали свой дом, как могли. Фундамент здесь старый, бутовый, часто намокал. Геннадий Замараев бетонировал его, пытался избавиться от грибка, штукатуря отсыревающие стены. В семье постоянно болел ребенок. Постепенно порядок был наведен. Однако время не щадит это здание.

— Венцы внизу сгнили, дом садится, штукатурка провисает. В 1960-х годах дом ремонтировали капитально: поднимали домкратом, заменяли полы, ремонтировали крышу. У меня полы хорошие. А сам дом в жалком состоянии. Крыша дырявая, вода попадает, — говорит Геннадий Владимирович. — Ни разу за 40 лет кровля не ремонтировалась. Тем, кто на первом этаже, трудно. Верхние венцы прогнили, зимой под кровлей образуется иней. Балки висят, истлели от сырости.

Быт у жителей деревянной Читы нелегкий. Помимо того, что в холода приходится топить печку, надо еще на колонку за водой ходить. Летом выручает небольшой водопровод. А удобства — на улице. Недавно во дворе лежала большая куча мусора.

— Но с появлением нового главы региона ее убрали, два года не вычищали. Сейчас все хорошо: служба ЖКХ поставила контейнер. Еще бы туалеты сделали, а то страшно туда заходить, — говорит житель дома.

Кстати, рядом, на месте такого же деревянного строения, недавно построили офис. Участок был продан, его купила московская компания. Первые год-два работники офиса мучились с привозным газом и водой, а потом подключились к благам цивилизации. То есть подобное благоустройство можно сделать и в соседних деревянных зданиях.

Деревяшки под снос?

Зачастую именно такое отношение бытует в народе к деревянным домам. Они считаются рассадниками неблагоустройства… А умиление от старинной архитектуры сходит на нет, когда удобства на улице.

— Мы не отрицаем необходимости обновления архитектуры, да, важно строить современные комфортные здания. Живущие в старых домах люди не могут пользоваться благами цивилизации. Печное отопление, дрова, уголь, зола, колоссальные теплопотери, туалеты на улице, во дворах залеживаются кучи отходов, — комментирует Макс Резвых. — Но благоустройство можно провести и в такие дома. Опыт других стран об этом свидетельствует: люди и в домах 13 века живут со всеми удобствами 21 века. Необходимо отремонтировать и благоустроить старинные здания, придать им ухоженный вид. Застраивать историческую среду можно, сохраняя старые дома и выдерживая определённые ограничения по этажности у новых домов. Если попытаться сохранить деревянные здания, облагородить их, тогда не возникнет вопрос, зачем они занимают место. Они могут приносить доход от туризма.

Сторонники «Том Сойер Фест Чита» сокрушаются, что в нашей стране не существует такого мероприятия, как консервация здания, оно просто стоит и разрушается в ожидании, когда же у государства появятся средства на ремонт.

— Те здания, которые мы выбрали, не относятся к списку архитектурных памятников, то есть не охраняются государством. Да, историческую ценность определяют власти, но и общество тоже вправе принимать такое решение. Деревянная застройка должна быть, чтобы город не потерял своей уникальности, — говорит Кира Деревцова.

Надежда на лучшее

— В Чите в качестве примера исторической застройки очень часто приводят 131-й квартал Иркутска, но это неверно. Это новодел в большинстве своем и перенесенные из уникальной среды исторические здания, — объясняет Кира Деревцова. — Здесь, в Чите, есть возможность сохранять такие здания, причем улицами, как по Чкалова. И это уникально для дальневосточных городов. В Казани, к примеру, центр весь трехэтажный.

Движение «Том Сойер Фест» заботится и о сохранении каменных старинных домов дореволюционной постройки. Но в основном под внимание активистов попадают деревянные постройки. Инициативные горожане признают, что работы предстоит много и ждут активности и от самих жильцов, и от чиновников.

— Первый и главный вопрос — как найти средства, и в этом деле мы уповаем на спонсоров. Если в среднем стоимость ремонта такого здания варьируется от 200 до 400 тыс. рублей, иногда под миллион, то в Чите цены намного выше. Из 350 тысяч, на которые мы рассчитывали при ремонте дома по Чкалова, 82, их хватит только на ремонт фасада и входа, а в доме надо восстанавливать крышу: стоимость работ 700 тыс. рублей. В Забайкалье дорогие материалы, работы. А состояние большинства подобных зданий таково, что их просто надо спасать, — объясняет Кира. — На Чкалова жильцы горят желанием сохранить этот дом. Лучше сделать капитально одно здание, пусть небыстро, но качественно.

История — важная часть общественной среды, считают читинские сторонники движения. Если люди перестанут ценить это общение с наследием, город утратит свой уникальный облик.

Мнение

Александр Баринов, историк, журналист:

— Я только за инициативу, выдвигаемую «Том Сойер Фест». Но моя принципиальная позиция — в памятниках архитектуры и истории люди жить не должны. В них должны быть офисы, музеи, магазины, кафе и т.д. Если же речь идет не о памятнике, то необходимо его полностью реконструировать, проведя канализацию, холодную и горячую воду и т.д. То есть надо не только сделать красивым фасад. Для жителей, пока их неприглядный дом не памятник, есть надежда хоть в какой-то перспективе улучшить (после сноса дома) свои жилищные условия. В случае улучшения только внешнего вида (без внутренней реконструкции) есть опасность их дому стать памятником со всеми вытекающими отсюда последствиями. И еще вопрос: кто же профинансирует ремонт?

В публикации использованы фото с сайта tomsawyerfestrussia ВКонтакте

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.