Меню
16+

«Забайкальский рабочий», Официальный сайт ежедневной краевой общественно-политической газеты

15.08.2019 11:25 Четверг
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Навстречу 75-летию Победы

Именно Маньчжурская наступательная операция советских войск сломала хребет японским империалистам. В 1945 году это признавали все.

О пользе сослагательного наклонения при изучении истории

Уже начавшиеся мероприятия в честь 75-летия победы над нацизмом, которое пройдет в мае 2019 года, как-то отодвинули от нас тот факт, что Вторая мировая война закончилась совсем не 9 мая 1945 года.

Хотя гитлеровская Германия была повержена и находилась под полным контролем союзников, верные друзья немцев японцы сдаваться не собирались. Победителям вермахта ещё предстояло сразиться с окопавшейся в Маньчжурии Квантунской армией.

Августовский натиск

Всем известно, что успех советского наступления на Дальнем Востоке был фантастическим. Ударные группировки в Монголии, Забайкалье и Приморье прорвали японскую оборону на всю ее глубину.

Огромная и хорошо вооруженная группировка противника была разгромлена, расчленена и отрезана от метрополии и войск в Китае. Всего за несколько дней миллионная Квантунская армия, долгое время угрожавшая дальневосточным рубежам СССР, прекратила свое существование. Именно это стало решающим фактором для принятия императором Хирохито решения о безоговорочной капитуляции.

Интересный момент: численность советских войск в ходе операции составляла 1,5 миллиона человек, японских — около миллиона. По существующим в то время канонам соотношение наступающих и обороняющихся войск должно было составлять 3 к 1 или даже 4 к 1. На нашей стороны были не цифры, а сила духа. Бойцы и командиры, только что разгромившие самого Гитлера, действительно воевали не числом, а умением. Натиск был абсолютным. Не случайно американцы назвали блестяще осуществленную Маньчжурскую наступательную операцию «Августовским натиском».

По сути, блистательно осуществленная операция стала той соломинкой (вернее, увесистым бревном), которая сломала хребет упрямого японского верблюда. И оставлять данный факт без внимания ни в коем случае нельзя.

Точно так же, как нас пытаются лишить ощущения праздника 9 мая, убедив в том, что Европу освобождали союзники, идёт и активная работа по исключению России из числа победителей в войне на Дальнем Востоке.

Американцы сами попросили о том, чтобы в современной западной историографии и популярной околонаучной литературе преобладало мнение, что вмешательство в нее СССР не было продиктовано стратегической необходимостью и являлось следствием стремления Сталина усилить свое влияние в регионе. Якобы ключевую роль в разгроме Японии сыграли атомные бомбардировки США, а русские воевали с уже практически сдавшимся противником, убоявшимся американской мощи. Это решительно не так.

Успеху подобных спекуляций немало способствует близость дат: 6 и 9 августа «Малыш» и «Толстяк» стёрли с лица земли Хиросиму и Нагасаки, а уже 14 августа император Японии подписал рескрипт о капитуляции. И хотя одно событие произошло сразу после другого, это вовсе не означает, что второе стало следствием первого. Внедряя эти постулаты в массовое сознание, бледнолицые братья традиционно прибегают к примитивной фальсификации, сознательно оставляя за скобками непреложные исторические факты. А именно США настояли на вступлении Советского Союза в войну против Японии. Первые сигналы о том, что было бы хорошо вместе ударить по самураям, стали поступать в Москву из Вашингтона еще в 1941 году — после налета японцев на Пёрл-Харбор. О важности этого вопроса для США свидетельствует то, что ради обещания Сталина подключиться к решению японской проблемы президент Рузвельт без особой дискуссии принял практически все предложения СССР по послевоенному мироустройству, озвученные в Ялте. И его можно понять. По расчетам Объединенного комитета начальников штабов, при вторжении на Японские острова потери армии США составили бы до полутора миллионов человек. Прогнозируемая продолжительность такой операции упиралась в 1947-1948 годы.

Особых эмоций не было

Что же касается пресловутых «Малыша» и «Толстяка», то их значение в окончании войны сильно преувеличено. Во-первых, на Хиросиму и Нагасаки был сброшен весь имевшийся к тому моменту у США ядерный арсенал — две бомбы. На изготовление новых устройств требовалось время, а для обеспечения успешной высадки на острова, по расчетам американцев, было необходимо ещё как минимум девять бомб. Во-вторых, эффект устрашения от атомной бомбардировки, на который рассчитывали вашингтонские стратеги, в японских условиях не сработал. В марте 1945-го после массированного удара по Токио погибло свыше 80 тысяч человек, в возникшем грандиозном пожаре сгорела четверть миллиона зданий. К августу в результате налетов ВВС США превратились в руины почти все крупные города страны. Поэтому гибель Хиросимы и Нагасаки особых эмоций у подданных микадо не вызвала.

Слово японскому ученому

Исчерпывающий вывод по этой теме еще в начале 2000-х годов сделал профессор Калифорнийского университета этнический японец Хасэгава Цуеси, которого трудно заподозрить в симпатиях к Советскому Союзу. Тщательно проанализировав в объёмистом труде «Наперегонки с врагом. Сталин, Трумэн и капитуляция Японии» причины прекращения войны, он резюмировал: «Сброшенные на Хиросиму и Нагасаки атомные бомбы не являлись определяющим фактором. Несмотря на сокрушительную мощь атомных бомб, их было недостаточно для изменения вектора японской дипломатии. Это позволило сделать только советское вторжение. Без вступления Советского Союза в войну японцы продолжали бы сражаться…» Для такого умозаключения есть веские основания. В отличие от своих коллег, профессор Цуеси знает, что поводом для экстренного заседания императорского Высшего военного совета по руководству войной, состоявшегося 9 августа, стало не известие о бомбардировке Нагасаки, о которой толком и не говорили, а шокирующие новости из Маньчжурии. Выступая перед собравшимися, премьер-министр Кантаро Судзуки безапелляционно заявил: «Вступление сегодня утром в войну Советского Союза ставит нас окончательно в безвыходное положение и делает невозможным её продолжение».

Что было бы, если…

9 августа, когда премьер Судзуки сетовал на судьбу-злодейку, президент Гарри Трумэн провел в Белом доме, наверное, самую короткую пресс-конференцию в истории США. Выйдя к журналистам, он произнес всего несколько фраз: «У меня есть только одно заявление. Сегодня я не могу провести полномасштабную пресс-конференцию, но это заявление настолько важно, что я просто обязан сообщить его вам. Россия объявила войну Японии. Это всё!».

Кстати, из чистого любопытства можно попытаться смоделировать ситуацию, при которой СССР в августе 1945-го всё-таки не вступил бы в войну. Что мы имели бы в таком случае? Американцы сбросили обе атомные бомбы и продолжали бы утюжить авиацией японские города. Ничего не происходит. Правительство императора по-прежнему отвергает все предложения о сдаче. Вторжение сухопутных войск на острова требует времени, сил и денег. Японцы, имея прочную тыловую базу на материке, сокращают линию фронта, перегруппировывают войска, укрепляют оборону островов, сообщение которых с Китаем и Кореей не прекращается.

Американцам темп терять нельзя — зима на носу. Приходится начинать плохо подготовленную высадку на острова. По мере продвижения десантников вглубь от побережья сопротивление японцев нарастает, сотни подростков-смертников бросаются под американские танки. Потери растут в геометрической прогрессии.

В один прекрасный день из Бостона, Сиэтла или Лос-Анджелеса приходят сообщения о заражении чумой (холерой, сибирской язвой или еще какой-нибудь заразой). Благо в лабораториях отряда 731 японские специалисты этого добра изготовили навалом.

Ну, и в качестве ягодки для американского пирога: император, правительство и генеральный штаб перебираются в Маньчжурию под защиту Квантунской армии, призвав нацию сражаться до конца. И всё предстоит начинать сначала.

А что русские?

Да ничего — просто купаются в шоколаде. За невмешательство в войну японцы будут готовы отдать Сахалин и Курилы, признать интересы Москвы в Китае и Монголии. Плюс, пользуясь занятостью союзников на Дальнем Востоке, можно немного подкорректировать ситуацию в Европе. При таком раскладе коммунистические режимы в Италии, Греции, а, может, и в Австрии уже не представляются чем-то нереальным. На вопли из Вашингтона и Лондона о невыполнении Ялтинских и Потсдамских соглашений можно хладнокровно заявлять, что страна у нас большая, дороги плохие, войска измотаны в боях с немцами и нуждаются в отдыхе. Вот как соберемся, так и начнём. А на заявление о том, что союзники так не поступают, посоветовать заглянуть в зеркало. Ну, а коли не дойдёт сразу, ненавязчиво напомнить «братьям по оружию» и про обещания открыть второй фронт в 1943-м, и про операцию «Немыслимое», и про стоимость ленд-лиза, и про сепаратные переговоры Даллеса с Вольфом, и про многое другое… Глядишь, и вся послевоенная история пошла бы тогда по-другому. И сейчас мы бы жили в другой реальности, в которой нашу страну не поливают грязью за спасение мира семьдесят лет назад. Всё-таки жаль, что история не имеет сослагательного наклонения.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.