Меню
16+

«Забайкальский рабочий», Официальный сайт ежедневной краевой общественно-политической газеты

12.02.2020 13:57 Среда
Категории (2):
Теги (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Дмитрий Алемасов: «Мы действуем в русле международных контактов Забайкалья»

Автор: Беседовал Алексей БУДЬКО.

Фото Александра Калашникова.

Почему читинское представительство МИД не работает с Европой и Америкой

Административное здание на улице Амурская,68. Здесь в нескольких небольших кабинетах располагается представительство МИД России в городе Чита.

Многие о существовании в Забайкалье подобной структуры даже не догадываются, будучи уверенными, что кадровые дипломаты работают только в знаменитой мидовской высотке на Смоленской площади в Москве и в наших диппредставительствах за рубежом. Между тем, представительство российского внешнеполитического ведомства работает в забайкальской столице с 1994 года, получив за это время серьезный опыт в деле выстраивание международных отношений и накопив солидный багаж решенных проблем.

По случаю Дня дипломатического работника, который отмечался в России 10 февраля, «Забайкальский рабочий» побеседовал с исполняющим обязанности представителя МИД России в Чите Дмитрием Алемасовым.

О международных контактах

- Начнем, наверное, с небольшого ликбеза. Расскажите, пожалуйста, чем вообще занимается представительство МИД России в таком отдаленном регионе, как Забайкалье?

- Представительство МИД России – это территориальный орган. Они созданы и работают во многих, но далеко не во всех субъектах Федерации. Например, на Дальнем Востоке такого подразделения нет только в Анадыре и Магадане. В остальных региональных столицах ДальФО представительства работают давно и успешно.

Основная задача территориальных органов МИД — взаимодействовать с регионами, оказывать им содействие в развитии межрегиональных, трансграничных и внешнеэкономических связей и при этом смотреть, чтобы соблюдалась единая внешнеполитическая линия Российской Федерации. Вот в этом русле мы работаем.

Наше штатное расписание – семь единиц, в том числе три дипломатические должности. Практическое воплощение нашей работы – консультации граждан и органов исполнительной власти региона по различным вопросам, участие в переговорах с иностранными делегациями. По мере надобности какие-то вопросы решаем при помощи нашего министерства.

- С какими государствами чаще всего приходится контактировать?

- Из-за того, что у Забайкальского края наиболее активные связи складываются с пограничными районами Китая и Монголии, большинство контактов приходится на загранучреждения в этих странах – посольства в Пекине и Улан-Баторе, генконсульства в Шэньяне, Шанхае и Гуанчжоу. В равной мере общаемся с их консульскими учреждениями на территории России – Генеральное консульство Монголии в Улан-Удэ и Генконсульство Китая в Хабаровске.

С другими странами контакты тоже есть, но они уже не столь регулярные. Речь, прежде всего о Вьетнаме и Южной Корее. А вот с европейскими странами и Америкой в силу географического расположения Забайкалья у нас контактов почти нет. Рабочих моментов, по которым нужно было с ними связываться, в последнее время просто не было.

Мы действуем в русле международных отношений Забайкальского края. Куда больше ездят наши люди, там больше возникает проблем и больше требуется наше содействие.

О коронавирусе и его последствиях

- Насколько ситуация со вспышкой коронавируса в Китае повлияла на увеличение количества обращений в адрес представительства и повлияла ли вообще?

- Как таковую статистику мы не ведем, но количество звонков или обращений в наш адрес выросли заметно. Люди звонили каждый день, чего раньше фиксировалось не часто.

Наши граждане в Китай ездят довольно активно и на момент закрытия границе достаточно большое количество людей остались там. Естественно их обеспокоенные родственники и друзья обращались к нам и спрашивали, как их близким лучше вернуться на Родину. Пока граница еще была открыта, мы рекомендовали добираться до Маньчжурии, а оттуда въезжать в Россию автобусами «Читаавтотранса». Когда регулярное сообщение прекратилось, мы объясняли, как можно воспользоваться спецрейсами, которые отправлялись по мере накопления наших граждан на китайской территории.

- Ваш прогноз, как дипломата, когда в объеме откроется российско-китайская граница и контакты между двумя странами, войдут в привычное русло. Хотя, вопрос, конечно же, не совсем ваш.

- Судя по опыту предыдущих эпидемий, я думаю, что все рано или поздно войдет в нормальное русло. Точную дату я, естественно, назвать не могу. Однако, очевидно, как только эпидемиологическая угроза будет купирована, то начнется восстановление контактов в прежнем объеме. Этого ждут люди по обе стороны границы.

О консульствах и консулах

- Одно время довольно активно муссировался вопрос об открытии в Чите консульства КНР, но что-то давно об этом неслышно. Вопрос окончательно лег под сукно?

- Если обратиться к истории, то впервые этот вопрос был поднят еще в 90-е годы по инициативе тогдашнего руководства Читинской области. Мы о таком пожелании местных властей известили центральный аппарат МИДа. Важно отметить, что во всем мире консульские учреждения открываются по инициативе представляемой стороны, которая проходит длительный процесс обсуждений и согласований со страной пребывания. В нашем случае инициатива должна была исходить от Китая.

Китайская сторона действительно рассматривала города-кандидатуры для расширения сети своих консульских учреждений в России. Чита была в этом списке. Однако, взвесив все факторы, они остановили свой выбор на Иркутске. Там в 2000-е года и было открыто Генеральное консульство КНР, сейчас Забайкалье включено в его консульский округ.

Что касается нас, то целесообразность открытия в Чите китайского консульства забайкальские власти прежде всего рассматривали с точки зрении облегчения визового обслуживания. Получать визы в таком случае было бы гораздо проще. В ряде случае это можно было сделать и вовсе в день обращения. В некоторых случаях это существенно и поэтому такое удобство многие из наших людей, занятые в российско-китайских обменах, очень бы приветствовали.

- А что такое почетное консульство? Может ли в Чите появиться оно?

- Стоит начать с того, что в российском правовом поле нет понятия «почетное консульство». Есть понятие «почетный консул». То есть это физическое лицо, которое представляемое государство наделяет некоторыми консульскими функциями. В России ими очень часто становятся наши граждане, имеющие прочные связи с представляемым государством. Обязательные условия: почетный консул должен иметь определенный вес в местном обществе и хорошие отношения с официальными органами. Еще очень важно, чтобы почетный консул имел собственные средства на компенсацию расходов по консульской деятельности. Дело в том, что из бюджета принимаемого государства он не финансируется. Поэтому все расходы, например, командировки или аренда офиса, он должен нести самостоятельно.

Так как главная задача почетного консула – это предоставление консульской помощи гражданам представляемого государства, то очень желательно, чтобы он мог общаться на языке этого государства. Потому, что иностранцы могут плохо говорить по-русски или вообще не говорить.

Естественно, что каждое государство рассматривает, а нужен ли ему в том или ином регионе России свой почетный консул. Насколько мне известно, некоторое время назад возможность назначения в Забайкальском крае своего почетного консула всерьез рассматривало Генконсульство Монголии в Улан-Удэ. Чем все закончилось, мне неизвестно.

О конкретных делах

- Можете рассказать о конкретных ситуациях или проблемах, к решению которых в последнее время привлекалось представительство МИД России в Чите?

- Должен сказать, что наша повседневная работа – довольно рутинна. Мы оказываем содействие нашим международным перевозчикам, которые задействованы в международных двухсторонних связях с Китаем, оказываем им помощь в получении многократных виз для водителей, экспедиторов и переводчиков. По действующему соглашению о взаимных поездках, такие визы оформляются без приглашения китайской стороны, но на основании нот представительств МИД России, расположенных вдоль российско-китайской границы.

Второе по частоте направление работы – это консультирование наших граждан по консульской легализации документов. Так называется процедура, которую документы, выданные в Российской Федерации должны пройти, что они имели законную силу на территории иностранного государства. В нашем случае чаще всего – это Китай.

- А, всё-таки, что насчет конкретики…

- И последних обращений сразу на память приходят два случая. Во Вьетнаме один наш гражданин попал в ДТП на скутере. Он читинец. Сейчас находится в больнице. Осложняется все тем, что человек поехал туда, не озаботившись медицинской страховкой. Если честно, то и пребывал он там не совсем легально. Во Вьетнаме без визы можно находиться не более месяца, а он этот срок превысил. Мы дали родственникам координаты Генконсульства России в городе Хошимин и проконсультировали родственников, что можно сделать, чтобы обеспечить лечение этого гражданина. Насколько я знаю, он там находится до сих пор – по медицинским показателям вывезти его пока не могут.

Второй случай закончился более благополучно. К нам обратились и сообщили, что на юге Китая длительное время без документов находится молодой человек из Читы. По моему совету он обратился в Генконсульство России в Гуанчжоу. Наши дипломаты помогли ему связаться с органами общественной безопасности Китая по поводу утраченных документов и желания вернуться в Россию. Ему помогли. Потом он даже просил у нас имена тех, кто занимался его делом в Гуанчжоу, чтобы написать благодарность в наш центральный аппарат. А начиналось у него все вполне пристойно. Молодой читинец, имеющий квалификацию переводчика, поехал работать в Китай. Пытался заниматься собственным бизнесом, но что то пошло не так. С китайскими партнерами отношения не заладились. Парень счел за благо от них скрываться, а пока была на нелегальном положении, его паспорт потерялся.

О читинских дипломатах за границей

- Ваш предшественник, Алексей Котельников с лета 2018 года работает в посольстве России в Эстонии. Насколько это вообще редкий случай, чтобы люди из регионов уезжали работать в наши диппредставительства за рубежом?

- Система ротации дипкадров, то есть направления дипломатов для работы в загранучреждениях – это обычная практика. Она распространяется и на все территориальные органы МИД России, причем в последнее время почти повсеместно. Кроме Алексея Анатольевича, который сейчас работает в Эстонии, дипломаты из нашего представительства находятся еще и на территории Китая. Артем Сергеевич Деревцов сейчас на должности атташе в посольстве РФ в Пекине. Антон Евгеньевич Исаков работает третьим секретарем в Генконсульстве в Шеньяне. Александр Игоревич Смирнов, уехавший в сентябре 2018 года, сейчас работает консулом в Генконсульстве в Гуанчжоу. Я сам в Гуанчжоу четыре года отработал. Так, что всё нормально.

Из досье «ЗР»

Алемасов Дмитрий Геннадьеич — и.о. представителя МИД России в Чите.

Родился в Чите в 1966 году. В 1988 году окончил факультет иностранных языков Читинского государственного педагогического института им. Н. Г. Чернышевского.

В представительстве МИД работает с июня 1997 года. Работал в российских дипломатических представительствах за рубежом. Имеет дипломатический ранг советника второго класса.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.