Меню
16+

«Забайкальский рабочий», Официальный сайт ежедневной краевой общественно-политической газеты

22.02.2020 10:21 Суббота
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

На заре электрификации

Автор: Виолетта ВДОВЯК*

Иллюстрация Дмитрия Бажула

«Забайкальский рабочий», ПАО «ТГК-14» и «Россети Сибирь» начинают совместный информационный проект, посвященный столетнему юбилею плана по электрификации России. Весь год «ЗР» будет публиковать архивные материалы, статьи и новости, посвященные ГОЭЛРО и реализации этой программы в Забайкалье.

В этом году наша страна отмечает важный юбилей. Сто лет исполняется плану ГОЭЛРО, давшему старт масштабной электрификации регионов. Строительство электростанций, ЛЭП… За считанные годы по энергетике Россия догнала развитые страны мира. Медлить было нельзя, именно состояние этой отрасли определяло, как будет жить промышленность и сельское хозяйство, насколько комфортно будет человеку 20 века.

В Забайкалье развитие энергетики шло гораздо труднее, чем в остальной части государства, сказывались экономические, территориальные и политические причины. Но тем ценнее заслуги энергетиков, тем ярче результат их непростого труда…

Сумерки предыстории

Дату своей первой публикации мы выбрали неспроста. 21 февраля 2020 года исполняется 100 лет с того дня образования Государственной комиссии по электрификации России (ГОЭЛРО). По сути, в послереволюционной стране это был первый документ, посвященный развитию экономики и производства.

Минэнерго РФ, ссылаясь на статью В. Гвоздецкого, зав. отделом Института истории естествознания и техники имени С.И. Вавилова РАН, сообщало: в 1913 году в России на душу населения вырабатывалось всего 14 кВт.ч, для сравнения, в США этот показатель составлял 236 кВт.ч. Но если по количественным характеристикам разница очевидна, то по качественным дореволюционная Россия нисколько не уступала передовым зарубежным странам. Уровень оснащенности российских электростанций и их мощность вполне соответствовали западным, и росли одновременно с ними.

Однако все строившиеся в России электростанции — в Москве, Санкт-Петербурге, Киеве, Баку, Риге и т.д. — имели ограниченное (от одного до нескольких десятков) число потребителей и энергетически связаны между собой не были. Мало того: значения величин их тока и частот имели колоссальный разброс, поскольку никакой единой системы энергоснабжения при этих станциях не существовало.

Большой энтузиаст электрификации, лидер революции Владимир Ленин был не только политиком, он понимал важность развития производства для благополучия государства. Еще в 1901 году он писал: «…в настоящее время, когда возможна передача электрической энергии на расстояния… нет ровно никаких технических препятствий тому, чтобы сокровищами науки и искусства, веками скопленными, пользовалось все население, размещенное более или менее равномерно по всей стране». Примечательно, что сказано это за многие десятки лет до появления не только Интернета, но и компьютера, и даже телевидения.

Как бы то ни было, но при решении возникшей после октября 1917 года проблемы восстановления и развития хозяйства страны по единому государственному плану Ленин поставил во главу угла именно электрификацию.

Так называемая программа «А» плана ГОЭЛРО, предусматривавшая восстановление разрушенного энергетического хозяйства страны, оказалась выполненной уже в 1926 году. А к 1931 году — минимальному десятилетнему сроку программы — были перевыполнены все плановые показатели по энергостроительству. Вместо запроектированных 1750 кВт новых мощностей ввели в эксплуатацию 2560 кВт, а производство электроэнергии только за один год увеличилось почти вдвое.

Забайкалье во тьме

К 1935 году советская энергетика вышла на уровень мировых стандартов и заняла третье — после США и Германии — место в мире.

Впервые в России авторы плана ГОЭЛРО предложили экономическое ее районирование исходя при этом из соображений близости источников сырья (в том числе энергетического), сложившегося территориального разделения и специализации труда, а также удобного и хорошо организованного транспорта. В результате было выделено семь основных экономических районов: Северный, Центрально-промышленный, Южный, Приволжский, Уральский, Кавказский, а также Западная Сибирь и Туркестан. Как видим, Забайкалья и Дальнего Востока на этой карте нет.

В 19-20 веках наш регион испытывал типичные трудности отдаленной провинции. Керосиновые лампы, лучины, сальные плошки — такие приспособления использовались для освещения в Чите во второй половине 19 века. Между тем в городах Европы и Северной Америки на улицах сиял электрический свет. Тем временем плохое освещение Читы негативно сказывалось на комфорте жителей, процветала преступность. К началу 20 века городские власти решили наконец ввести дополнительное керосиновое освещение на центральных улицах: Амурской, Большой, Ангарской и других. Более-менее с освещением был порядок на железной дороге и у обеспеченных горожан. Фонари появились, правда, керосиновое освещение было тусклым и часто выходило из строя.

В 1897 году, как пишет краевед Ирина Куренная в книге «Энергия поиска», в Читинском ремесленном училище имени императора Николая II, что располагалось по улице Амурской, была смонтирована электрическая установка. Она освещала помещения училища, прилегающую территорию и здание Общественного собрания. Затем по городу начали строиться отдельные малые электрические станции, но их мощности хватало лишь на нужды одного-двух домов.

Первая же полноценная городская электростанция мощностью 155 киловатт была построена купцом П. Поляковым в 1906 году. Появились подобные станции и в других уголках Забайкалья, главным образом вдоль железной дороги. Общая их мощность была свыше 1000 киловатт. Топливо — уголь и дерево. А в Чите к 1909 году по ул. Профсоюзной,13 было возведено новое здание электростанции, и мощность увеличилась до 485 киловатт.

Накануне и во время революции электростанция несколько раз меняла владельцев. Когда в Забайкалье пришла советская власть, в 1923 году, этот объект был национализирован. К тому времени оборудование порядком износилось и требовало вложений. Возникла потребность строить новый источник энергии.

Даешь мощности!

Итак, 4 марта 1925 года при Забгубплане по электрификации Забайкальской губернии была образована «Особая комиссия по электрификации губернии и по постройке электрической станции». В Чите, как уже говорилось, возникла острая необходимость в постройке другого источника энергии. Проект Черновской (Читинской) станции был выполнен к 1927 году. Летом 28 года было получено официальное разрешение на строительство.

С развитием горнодобывающей промышленности появились электростанции в Букачаче, Петровске-Забайкальском, на Черновских, в Могоче.

Построить новый объект было делом сложным. Во–первых, где взять денежные средства на эти цели? Председатель забайкальского губисполкома Е. Лебедев сообщал о результатах своей поездки в Москву по поводу финансирования электростанции. Оказалось, что «коммунальный банк, не имея твердой уверенности в том, что вложенные им средства будут ему возвращены (так как представленных материалов оказалось недостаточно), средств не может отпустить. Впрочем, главное коммунальное управление по получении от нас хорошо проработанных материалов окажет содействие на получение кредита». Об этом сообщал «ЗР» летом 1925 года. К слову, найти упоминания об электрификации в номерах «Забайкальского рабочего» той поры оказалось непросто. Некоторые номера утрачены, газеты обветшали. Пытаясь сберечь информацию, сотрудники краевой Пушкинской библиотеки пересняли страницы издания на фото и собрали в диафильм.

В 1930 году, когда возведение станции шло полным ходом, рабочие корреспонденты «ЗР» с негодованием констатировали недочеты, допускаемы на стройплощадке. «Заснула постройка на ЧЭС. На перекрытие котельного зала администрация десять раз составляла и отменяла проекты, в результате дисциплина среди рабочих упала. Артель котельников пьянствовала 10 дней, чем работу задержала на месяц», — сообщала газета в феврале 1930-го. «Бесхозяйственность жрет тысячи рублей», «ЧЭС в паутине бесхозяйственности»… «ЧЭС и Читстрой — вот два строителя Читинской электростанции. Между этими организациями нет контакта, нет договоренности в работе. Тут и там царит отъявленный бюрократизм. Пусть в ЧЭСе 20-30 чел. рабочих ходят без дела, а в Читстрое не хватает рабочих — Читстрою ЧЭС рабочих не дает».

Но… Проблемы были преодолены, и 7 ноября 1930-го новая электростанция была пущена в эксплуатацию.

Тем временем

В 1920 году, менее чем за один год (во время гражданской войны (1917—1922/1923) и интервенции), правительство РСФСР под руководством В.И. Ленина разработало перспективный план электрификации страны, для чего, в частности, и была создана Государственная комиссия по разработке плана электрификации России под руководством политика и инженера Глеба Кржижановского.

Интересно

Постоянный ток, выдаваемый электростанцией Полякова, не позволял подключать отдаленных потребителей, из-за низкого напряжения в сети. С постройкой Черновской станции было принято решение переключить потребителей на переменный ток. По предложению специальной комиссии Читинский губисполком принял решение об энергоснабжении Читы от поселка Черновские до поселка Антипиха. Оборудование для Черновской электростанции (турбина фирмы «Бергман» (1600 кВт)) доставлено из Шанхая, сообщается в «Энциклопедии Забайкалья».

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.