Меню
16+

«Забайкальский рабочий», Официальный сайт ежедневной краевой общественно-политической газеты

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Цена чистого воздуха

Автор: Виолетта ВДОВЯК

Фото: Законодательное собрание Забайкальского края

Центр Читы. Улицы Новобульварная и Красноармейская. Справа дымит котельная, а слева находится повысительно-насосная станция №2. Несколько лет назад предлагалось подключить этот район к централизованному теплоснабжению. Переход на ТЭЦ помог бы улучшить экологическую ситуацию. И это не единственная кочегарка, которую можно закрыть.

«Забайкальский рабочий» уже сообщал о том, что депутаты Законодательного Собрания края, обеспокоившись загрязненностью воздуха Читы, провели выездное заседание Совета. Народные избранники посетили Читинскую ТЭЦ-1 (ТГК-14) и ряд других энергетических объектов краевого центра. Тема встречи: «Повышение эффективности и экологичности энергопроизводства».

Доля ТГК-14

ТЭЦ-1 в Чите — крупнейший объект теплоэнергетики, обеспечивает теплом 80% города Читы, а электроэнергию выдает не только на нужды краевой столицы, но и для всего региона.

Открывая заседание, глава краевого парламента Игорь Лиханов напомнил коллегам, что строительство этого объекта началось в 1958 году, 30 сентября 1965 года электростанция вступила в строй. В текущем году ей будет 55 лет. Ее пуск дал мощный толчок развитию в регионе промышленности, транспорта, сельского хозяйства...

— Депутатов интересуют дальнейшие перспективы развития компании, модернизация станции и строительство третьей очереди Читинской ТЭЦ-1, снижение выбросов, — подчеркнул Игорь Дмитриевич, сделав упор на еще одну важную тему: улучшение качества атмосферного воздуха. Смог над Читой уже стал притчей во языцех.

— В Забайкальском крае ТГК-14 эксплуатирует 4 электростанции и 19 котельных. За пять лет, с 2015 по 2019 год, на инвестиции направлено 4 миллиарда 130 миллионов рублей, и в таком же объеме затраты на ремонт — 4 млрд. 271 млн. рублей, — озвучил цифры генеральный директор энергокомпании Алексей Лизунов. — Выработка электроэнергии увеличилась с 2015 по 2019 год на 4%, а тепловой — снизилась на 8%, что связано с мероприятиями энергоэффективности. Хотя при этом присоединяем 10-20 гигакалорий каждый год. Расход топлива снизился на 1,44%.

Затраты на ремонт генерации выросли на 47%, по сетям — на 19%. По станциям аварии снизились на 17%, по магистральным сетям — на 62%. Но идет рост порывов внутриквартальных сетей на 4% из-за недофинансирования.

Доказывая депутатам, что объекты энергокомпании — не главный загрязнитель воздуха в Чите, руководитель ТГК-14 сообщил: энергетиков всячески стимулируют к соблюдению природоохранных норм различные надзорные ведомства. В топках ТЭЦ-1 сгорает гигантское количество угля (за зимние сутки несколько составов), но КПД газоочистки — 98%. Всего выбросы от объектов компании в Чите уменьшились на 10 000 тонн за последние восемь лет.

Тем временем Чита занимает третье место по загрязненности воздуха в стране.

— Основное вещество — бензапирен — продукт низкотемпературного горения. У Читинской ТЭЦ-1 выбросы этого вещества минимальны, так как топливо сгорает при высоких температурах. На всех объектах ТГК-14 соблюдаются все нормы допустимого воздействия на окружающую среду, — продолжал аргументы Алексей Лизунов. — При этом в городе отсутствует достоверная система мониторинга объемов выбросов. По нашим данным, от жилой застройки (13 000) домов идет 60 000 тонн вредных веществ. Автотранспорт — 98 000 зарегистрированных единиц и не менее 25 000 тонн вредных веществ. Доля ТГК-14 в выбросах — не более 20% от общегородского объема.

Про газ и Кенон

Спрашивая генерального директора по теме чистого воздуха, депутат Георгий Шилин поинтересовался, что будет, если в Забайкалье построят газопровод? Повлияет ли это на тарифы для населения в сторону снижения и как это отразится на угледобывающих предприятиях, не приведет ли к их закрытию?

Как пояснил Алексей Лизунов, газ — стопроцентно конкурент, добыча угля снизится, и угольщики должны будут принимать решения по сокращению производства. Тот харанорский уголь, который добывается у нас, нигде больше не востребован, на экспорт берут каменный уголь. СУЭК заинтересована продавать его здесь максимально. Если же край массово перейдет на голубое топливо, можно использовать различные формы газификации — трубопровод, сжиженный газ. Все будет зависеть от стоимости. Но на примере Хабаровска, где ТЭЦ перешли на газ, экономика выстраивается на угольных котлах, из-за дороговизны газа.

— С точки зрения экологии — плюс, с точки зрения тарифа необязательно нагружать население, может быть и дотация государства. Газ сам по себе дорогое удовольствие, все будет зависеть от объема потребления, для Газпрома это неокупаемо, — добавил руководитель.

Юрий Кон поинтересовался тарифами и динамикой выбросов по годам. Допустим, ТГК-14 дает 20% выбросов. Так было всегда? Генеральный директор пояснил, что ранее доля компании в общей структуре выбросов была больше, сейчас развитие частного сектора ускоряется и еще увеличится, люди берут дальневосточный гектар. Нет политики обеспечения централизованной инженерной инфраструктурой. Так что загрязнение воздуха частным сектором будет только расти. Энергетики же, как и говорилось, наращивают очистку и снижают потребление угля.

Что касается тарифов, то для юридических лиц они не меняются третий год, так постепенно в городе Чите идет отказ от перекрестного субсидирования. Вообще, чтобы повлиять на тарифы, надо существенно снизить стоимость угля. Его доля в себестоимости производства на ТЭЦ порядка 40%, а для ТГК — 30%. Это самая большая часть затрат, и если уменьшить угольную составляющую, будет хороший совокупный эффект для всех.

— Мы были возле котельной машзавода и хотелось бы узнать, какая разница тарифа от ТЭЦ и от котельной?

— Сейчас тарифы от котельной машзавода снизили. Так что окупаемость капитальных затрат на переключение увеличится. Но часть их можно было бы совместно закрыть за счет города, фонда ЖКХ либо федеральной программы «Чистый воздух», — пояснил Лизунов.

Депутат Сергей Сутурин обеспокоился темой обновления ТЭЦ-1 и котельных:

— Мы в Забайкалье обречены на развитие угольной энергетики. Потому что газ — это далекая перспектива, а гидроэлектростанции — очень далекая перспектива, — констатировал он. — Нам надо совершенствовать угольные ТЭЦ: четыре станции ТГК-14 и Харанорскую ГРЭС. Предлагается модернизировать 8 и закрыть 16 котельных. Насколько хватит мощности по теплу, чтобы это сделать, и что можно предпринять по модернизации и обновлению, в том числе по строительству третьей очереди? И второе — забор воды Кенона, подпитка из реки Ингоды. Как будем сохранять замечательное озеро?

На сей раз слово взял первый заместитель гендиректора ТГК-14 Юрий Дорфман. Он уточнил, что сегодня на Читинской ТЭЦ-1 есть резерв — 200 гигакалорий в час.

— Это почти 25% от того, что мы выдаем. Если говорить о котельных в городской черте, то суммарно их присоединенной мощности — около 100 гигакалорий. Станция готова, но надо увеличивать диаметры головных участков труб теплоснабжения. По ТЭЦ-2 всего резерв 8 гигакалорий в час, — перечислил он. — В дальнейшем — третья очередь, которая поможет увеличить тепловую мощность и уменьшить сжигание угля. За последние пять лет мы снизили потребление воды из Кенона почти на 22% в результате перевода двух турбин на противодавление. Разработали проект заграждений, чтобы меньше влиять на озеро. Уровень воды остается на отметке, которая была 19 лет назад. Подкачка из Ингоды позволяет стабилизировать водный баланс, объемы — от 7 до 10 млн. кубометров в год.

Источники финансирования — разные. Тарифы на тепло от котельных выше, чем от ТЭЦ, если потребителей переключить на централизованное теплоснабжение, но пять лет обеспечивать их теплом по прежним тарифам, можно вернуть затраты на переключение и впоследствии платежи снижать. Второй способ: федеральные деньги через фонд содействия ЖКХ, но надо действовать вместе — силами энергетиков и края и города. И третье — деньги из бюджета края. Еще источник — плата за технологическое присоединение строящихся домов.

Интересовались народные избранники и другими проблемами. Например, питьевым водоснабжением поселка ГРЭС. В бюджет города включено строительство водовода от Кенонского водозабора. В рамках нацпроекта «Чистая вода» прорабатывается строительство станции очистки. Если в этом году удастся эти деньги взять, начнется переключение. Высказывались мысли о развитии тепличного овощеводства: когда появятся в этой отрасли инвесторы, энергетики могут обеспечивать теплом предприятия по выращиванию зимних овощей.

С мечтой о третьей очереди

Отдельным пунктом на заседании Совета шла речь об обновлении объектов энергетики. Да, несколько котельных будет закрыто, но как долго сможет работать ТЭЦ-1? Надо менять остальные турбины или выводить из службы. «Та федеральная программа ДПМ-модернизации, куда мы заявляемся, приняла наши объекты: два котла и генератор. В третью волну ДПМ тоже хотим подать заявку на турбину. ТЭЦ-2 — 1936 года, и ее надо обновлять, как и Читинскую ТЭЦ-1. Это и собственные источники, и субсидирование. Хотелось бы видеть прогноз тарифа на пять лет, тогда бы акционеры стали инвестировать», — отметил Лизунов.

Завершение строительства третьей очереди Читинской ТЭЦ-1 (ее стоимость свыше 28 млрд. рублей) позволит повысить эффективность, даст резерв по теплу, частично закроет экологические проблемы. Для того, чтобы добиться федерального финансирования, энергетики выходили с инициативой в профильные министерства, однако основной аргумент для помощи — надежность по электрике. Резервов по электричеству в регионе не требуется. Задача, вместе с губернатором, пояснить, что от третьей очереди зависит не только электрическая мощность и надежность, но и теплоснабжение. Модели реализации подобных проектов есть. В перспективе этот проект повлияет на тарифообразование.

Теплосетевой и котельный комплекс Читы тоже требует обновления: общая потребность в финансировании ремонта муниципального котельного оборудования и сетей — 4 с половиной миллиарда рублей. Тратится 60 миллионов в год на замену 12-10 км. сетей, а надо 300 миллионов рублей, чтобы остановить износ и переложить 50 км. сетей.

А пока в городе Чите будут ликвидироваться неэффективные и неэкологичные котельные. Как пояснил Алексей Лизунов, основные финансовые источники — участие в национальной программе «Чистый воздух». Те котельные, которые туда вошли, в течение пяти лет будут закрываться, в том числе котельная машзавода, котельная по Верхоленской и котельная «41 квартал СибВО». Для ликвидации котельных по программе «Чистый воздух» требуется 2,9 млрд. рублей. Эта сумма будет реализована в течение пяти лет, закроется 20 котельных (ТГК и других организаций).

— Сейчас мы заявились в стратегию развития Дальнего востока и надеемся, что при поддержке правительства и депутатов Забайкалья, мы будем двигать проект третьей очереди далее, — уточнил генеральный директор.

Комментируя итоги встречи, депутаты согласились с мыслью о том, что Чите требуется более точный анализ источников загрязнения. Также необходимо повышение требований к тем, кто пользуется индивидуальными котельными и печным отоплением. Что сжигать? С точки зрения экологии, важно наладить учет каждого объекта негативного воздействия на окружающую среду, отследить выбросы «диких» котельных. Трубы дымят неорганизованно, и кто их контролирует? Но меры должны быть адекватными. Пусть людям будет выгоднее пользоваться экологичными видами топлива, подключаться к централизованному теплу.

Ну, а чтобы глобально обновлять энергетику, нужны совместные усилия трех сторон, ТГК-14, города и региона. Только так можно добиться внимания и помощи федерального центра в этом вопросе.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.