Меню
16+

«Забайкальский рабочий», Официальный сайт ежедневной краевой общественно-политической газеты

17.03.2020 10:01 Вторник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Аркадий Остроумов: «Профессор Салихов не прав!»

Автор: Виолетта ВДОВЯК

Фото из архива "ЗР"

Тема строительства газопровода в Забайкальский край вызвала полемику среди наших читателей. В феврале на страницах «Забайкальского рабочего» выступил ученый Владимир Салихов. Он считает, что магистраль с голубым топливом приведет к ухудшению экономической и социальной ситуации в регионе из-за закрытия предприятий угледобывающей отрасли. Совсем другое мнение высказал на днях заслуженный энергетик России и ветеран отрасли Аркадий Михайлович Остроумов. По его мнению, Забайкалье незаслуженно лишили газопровода. Угольная энергетика усложняет ситуацию с загрязнением воздуха и нам необходимо добиваться централизованной газификации региона, бороться за удешевление электрической и тепловой энергии.

Природные причины

— Я разделил бы статью «Тянуть газопровод в Забайкалье — преступление» на две части. Первая, где Владимир Салихович говорит о возможностях Забайкалья по запасам полезных ископаемых, верна и объективна. Углерод — это материал для разных отраслей экономики, это не только источник энергии, а еще и химический элемент. Согласен с тем, что мы не в полной мере используем природные богатства региона. Но когда автор задел энергетику, оказалось, что он не в своей теме. Абсолютно он был не прав, — комментирует Аркадий Остроумов. — Угольная энергетика по экологичности значительно уступает газовой. Добавьте природные условия, в которых мы живем, и получим сегодняшнюю ситуацию. Ведь если степень очистки дыма от сгорающего угля еще можно совершенствовать, то климатические условия Забайкалья и котловинный рельеф местности, где находятся наши населенные пункты, не изменить никак.

Когда я приехал сюда работать, еще не было Читинской ГРЭС, уже тогда на всевозможных совещаниях говорилось: город Чита — в списке самых неблагополучных городов страны по состоянию атмосферы. А все дело в котельных и печах, где сгорает уголь. Второе: кругом сопки, город находится в низине, воздух застаивается, и весь дым скапливается здесь. Так что еще в середине 20 века Чита уже была в пятерке областных центров с самой сложной экологической ситуацией, с самой грязной средой, — вспоминает наш собеседник. — Еще один момент — нагрузка на отдельную электростанцию и ту окружающую среду, где она находится: на озеро Кенон, на воздух города Читы. Когда строили Читинскую ГРЭС, она выдавала электроэнергию для нужд области, тепло шло на камвольно-суконный комбинат. Когда же встал вопрос о необходимости электрификации Транссиба, нас обязали увеличить электромощность, а потом подключать новых потребителей и к теплу. И нам обещали, когда будет построена Харанорская ГРЭС и другие источники, мощность на Читинской станции сократят.

Как видите, этого не произошло. Более того, нагрузка на станцию по теплу увеличилась, она стала теплоэлектроцентралью, от нее теперь зависит теплоснабжение 80% краевого центра.

Еще один минус угольной энергетики — золоотвалы, их местоположение и эксплуатация. Когда строили Читинскую ГРЭС, первый золоотвал был рядом с электростанцией, рядом с Кеноном. И однажды зимой прорвало дамбу золоотвала, вода хлынула в главный корпус. Что делать? Я только стал директором ГРЭС. Останавливать станцию? Если ее остановить, мы ее заморозим и потом не сможем пустить. Произойдут колоссальные экономические и технологические потери…

Потом золоотвал перенесли далее, и опять случилась подобная ситуация: прорвало дамбу, вода устремилась в Читинский аэропорт, на площадку стоянки самолетов. Я тогда уже был директором читинской энергосистемы. Впоследствии энергетики стали внимательнее относиться к гидроизоляции золоотвалов, однако возможно ли на сто процентов гарантировать безопасность этого сооружения? Есть ли в данном случае выбор места для отвалов золы, чтобы они находились ниже города? Задача нетривиальная.

Цена энергии

— Когда я приехал сюда директором Читинской ГРЭС, — продолжает наш собеседник, — меня встретил первый секретарь обкома партии. Он рассказывал о наших богатствах, о том, что их надо разумно использовать, и для этого требуется электроэнергия. И главным стержнем всей этой политики было дешевое и надежное энергоснабжение. Над чем и работали в те годы. Никогда не забуду заседание пленума обкома партии, когда меня спросили:

— Остроумов, ты в курсе, что население будет устанавливать электроплиты. Цена электроэнергии для этих потребителей две копейки за киловатт-час. Энергетики выдержат это?

И я сказал:

— У нас себестоимость электроэнергии 1,4 копейки. Так что две копейки для нас никакого ущерба не нанесут! И первый секретарь обкома ответил: «Аркадий Михайлович, спасибо, что у нас электроэнергия по себестоимости одна из самых дешевых».

В годы реализации плана ГОЭЛРО мы добивались решения двух главных задач: надежная и единая энергосистема и дешевая энергия. Как-то раз, присутствуя на торжественном собрании в честь 50-летия плана, я стал свидетелем выступления гостя из США. Он сообщил, что в Америке с большим удовольствием наблюдают, как мы развиваемся.

«Но мы в своей стране, — сказал выступавший, — не можем выстроить единую энергетическую систему с единой и дешевой стоимостью электричества». В СССР, как вы помните, цена была одна по всему Союзу, за исключением Севера — 4 копейки. Да, у нас были отстающие от показателей США электростанции, но за счет правильного использования мощности в России получался в целом большой экономический эффект. Истинная цена электроэнергии у нас была меньше, чем в Америке.

То есть и сегодня для решения экологических проблем, для надежного энергоснабжения в нашем суровом климате требуются дешевая электроэнергия и тепло.

Несколько вариантов

Как вспоминает Аркадий Михайлович, разговоры о газоснабжении Забайкалья начались после того, как с западной стороны Байкала и в Якутии нашли громадные месторождения голубого топлива. Было несколько вариантов как их освоить, какие территории могли бы стать потребителями газа.

— С губернатором Константином Ильковским мы обсуждали тему, как перевести энергетику региона с угля на газ. Была разработана схема, ее послали в Москву. На карте нарисовали газопровод, который пройдет вдоль Байкала, обогнет его на юге, через Бурятию устремится в Забайкалье и потом за границу, — говорит Аркадий Остроумов. — Но в это дело вмешалось высшее руководство и перенесло газопровод далеко на север от Байкала. Труба пошла мимо нас на Дальний восток и в Китай. Она абсолютно не влияет на озеро. Газопровод идет по безлюдью, промышленности там никакой нет. И мы в этом случае можем присоединиться только обратным ходом: направить отвод с востока в Читу и потом в Улан-Удэ. Нас убеждали, что к нам вернутся с газом...

Но наши земляки пишут статьи: у нас самый лучший уголь, газ нам не нужен. Сейчас самые большие противники газа — угольщики, и, чувствуется, профессор Салихов близок к ним, на их стороне, и зря. Региональным и читинским властям необходимо задумываться о перспективах забайкальской энергетики, которая уже исчерпала запас надежности. Необходимо задумываться о минимизации вреда природе. Ранее тепловая мощность Читинской ТЭЦ-1 шла на камвольно-суконный комбинат, на поселок ГРЭС и КСК. Затем, с закрытием комбината, стали подключать потребителей, их подключают до сих пор, другого варианта пока нет. Как я уже говорил, по теплу большая часть города зависит от Читинской ТЭЦ-1. Интересен и вопрос: какова цена тепла от ТЭЦ-1 и от личной котельной? Это разве секрет? Есть же причина, по которой в последние годы в Чите появилось много частных кочегарок.

Советские энергостроители предусмотрели несколько вариантов теплоснабжения Читы. Быть может, вернуться к этим документам, учитывая экологические проблемы города, учитывая перспективы строительства газопровода? Воспользовавшись данными проектами и объединив их с газификацией края, можно было бы закрыть больной вопрос. В советское время шла речь о строительстве ТЭЦ-3 на востоке. Если придет газ, можно рассмотреть проект ТЭЦ-3 и перевод на газ Читинской ТЭЦ-2. Теплоснабжение нашего города, находящегося в столь суровых климатических условиях, нельзя привязывать к одному источнику, это ненадежно. Нечего тянуть большую магистраль от Читинской ТЭЦ-1.

А как перевести станцию на газ? Это элементарно. Закрыть мельницы, которые измельчают уголь, и дать форсунки, и больше ничего делать не надо. Я был свидетелем, когда на газ и мазут переводили электростанции в районе Москвы…

И в завершение, от чего зависит вопрос газификации Забайкалья? Тот гигантский обход к северу от Байкала — большое наше упущение. Скажу откровенно, мы прозевали столь важный момент. Но еще не все потеряно. Из какого места включиться в трубу, дело техники. В первую очередь необходим детально проработанный и аргументированный проект по потенциальным потребителям газа, активность забайкальских властей разного уровня по данному вопросу.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.