16+

«Забайкальский рабочий», Официальный сайт ежедневной краевой общественно-политической газеты

Главная / Проект "История одного дома" / Наши конкурсы / Наш дом - На площадь Ленина углом

Наш дом - На площадь Ленина углом

Наш дом - На площадь Ленина углом

Чита, первая половина 50-х годов XX века. Площадь им. Ленина

Наш дом - на площадь Ленина углом

У каждого человека есть свой любимый запах: морозного воздуха, дождя, сена, грибов, чего-то еще. Сегодня могу уверенно сказать, что для меня это прежде всего непередаваемый запах детства. Нашего детства, пропитанного духом пятидесятых годов прошлого века. Детские воспоминания самые стойкие – тепло, цвет, звуки, вкус и, конечно, запахи.

Начну по порядку. Мне шел пятый год, когда в самом начале 1951 года я с родителями заселился в только что построенный дом. Этот дом и сейчас стоит в самом центре Читы, на углу улиц Чайковского и Ленинградской, (тогда Молотова) углом на площадь Ленина.
Просторная по тем временам квартира (почти 60 кв.м) на третьем этаже с балконом, вид на площадь. Воздух новой квартиры был пропитан запахами извести, свежей краски и чистоты.
Кто-то помог занести привезенный нами из Нерчинска немудрёный скарб: две железные кровати, громоздкий кухонный стол, этажерку, бабушкин сундук, огромный фикус в бочке и ящики с книгами, одеждой, посудой. Вот и всё богатство новоселов и главы семейства – секретаря городского комитета комсомола.
Из больших зданий рядом только четвертая школа, управление Забайкальской железной дороги, штаб ЗабВО и Дом офицеров с его парком, казавшимся нам тогда островом леса в центре города. Да, ещё сразу за школой притаился кинотеатр “Комсомолец”, разместившийся в бывшем здании церкви (на этом месте сейчас здание краевой администрации).
Любопытно, что в то время дома строились с парадным входом — с улицы и “черным” — со двора. В этой крепости мы чувствовали себя смелыми, сильными, защищёнными. Хотя первое время враждовали с пацанами из соседних “деревяшек”. Они почему-то звали нас “буржуями”. Но когда вместе стали учиться в одной школе (с 1954 года она стала общей для мальчиков и девочек, а до этого была женской) неприязнь исчезла, мы сдружились и вместе проводили время в играх. Игры были разные — прятки, казаки-разбойники, идеальным местом были подвал и чердак со множеством тёмных углов и лабиринтов. Спрячешься, не найдешь. Играли в лапту, выжигалы и, конечно, в футбол. Игры в зоску и пристенок (игра монетами на деньги) взрослые, учителя запрещали, но мы находили укромные места. У девчонок были свои игры — классики, скакалка, но часто они играли и с нами. Конечно, мы ссорились и даже дрались, но действовали “железные” законы — “двое дерутся, третий не лезет!”, “лежачего не бьют!”. Мирились быстро, долго обид не держали.
И ещё интересное наблюдение: в те далекие времена почти в каждой семье, квартире жили три поколения – бабушки, родители и дети. Дедушек было всего двое: участник гражданской войны Ефим Кухтин и дед по фамилии Дубовой, с седой красивой окладистой бородой. Иногда они выходили посидеть на дворовую лавочку вместе со старушками (а старушкам по 55-60 лет). Деда Кухтина часто приглашали в школу на пионерские линейки и классные часы. Он выступал, а ему дарили цветы и повязывали пионерский галстук.
Почему-то вспомнилось, что участников Великой Отечественной войны на такие мероприятия ещё не приглашали (слова “ветеран” не было в обиходе). А было-то им тогда по 35-40 лет. Награды – ордена и медали — не носили. Может быть, только в праздники. День Победы 9 мая, насколько мне помнится, широко в 50-е годы не отмечали. Военным парадом и демонстрацией трудящихся отмечались 1 мая и годовщина Великого Октября. Мы бегали смотреть парад, а вечером с замиранием сердца наблюдали салют…
Но вернемся к нашему дому. Интересным и своеобразным был быт того времени. Сейчас трудно представить, но в каждом большом здании была своя кочегарка с дымящейся трубой и кучей угля во дворе (центральное отопление подвели только в начале 60-х годов). В больших кухнях — печи, которые надо было топить дровами. Но делали это редко, когда мамы и бабушки к праздникам затевали стряпню, пекли в духовках. Еду готовили на керогазах и электроплитках. Если говорить о внутреннем убранстве квартир, то оно было почти у всех одинаковым. Железные кровати, громоздкие комоды, шифоньеры и диваны эпохи “культа личности”. Ковры, радиолы – редкость, у многих ещё патефоны. Холодильники, стиральные машины и телевизоры появились только в начале 60-х годов. Горячая вода – банный день — раз в неделю, в нашем подъезде в среду. Во дворе зольная яма, помойка и почему-то дощатый туалет (хотя в каждой квартире санузел).
Чуть в стороне — детская площадка. Беседка под старым тополем, песочница с грибком, две качели и скамейки со спинками.
В плане одежды были непритязательны, выделяться было не принято, одевались почти все одинаково. Летом – шаровары, майки, сандалии (а часто босиком), на голове кепки или тюбетейки. Зимой – телогрейки, кирзовые сапоги с теплыми шерстяными носками (бабушка вязала) и шапка.
Взрослые жили дружно. Ходили в гости, по-соседски отмечали праздники. Бабушки и мамы готовили угощения. В зимнее время мы, мальчишки, ходили друг к другу домой, собирались по 4-5 человек, играли в настольные игры, рисовали (почему-то всё время войну). Раз, а то и два в месяц бегали на дни рождения, прихватив дома с этажерки первую попавшуюся книгу и наскоро подписав. Кому,..от кого,..число…
Мы знали всех взрослых. Чьи это мамы, папы, бабушки, а взрослые знали нас. Дворничиха тётя Катя и кочегар дядя Вася посматривали во дворе за порядком. Часто приходил наш участковый в форме, как сейчас помню, по фамилии Воробей (а вы знаете сейчас своего участкового?), на ремне кобура, но всегда почему-то без пистолета. Интересовался нашими делами, следил, чтобы не безобразничали.
Весной и осенью проводились дворовые воскресники (субботы были рабочими). Убирались во дворе, высаживали деревья, кусты, цветы. Работали все – взрослые и ребятня. Раз в месяц приезжал на коне старьевщик, и мы несли ему заранее припасённые бумагу, картон, старые тряпки, какое-то железо. Взамен получали простенькие детские игрушки.
Теперь самое время рассказать, хотя бы коротко, о людях взрослых, живших в то время в нашем доме. Мне всегда они казались серьёзными, солидными во дворе и на улице, а дома мы их видели в пижамах, простыми, добрыми и домашними. Помню по фамилиям почти всех соседей. Люди известные, уважаемые, занимавшие высокие посты. Сегодняшнему читателю, которому нет шестидесяти, их имена мало что скажут. Многие из них оставили яркий и глубокий след в жизни города и области. Вот имена некоторых из них. В соседях у нас жила семья А.Г.Седина, председателя Читинского горисполкома (по-нынешнему — мэра Читы). В соседнем подъезде жил В.Д.Васильев, долгие годы возглавлявший народное образование области (облОНО). Здесь же жила семья Старосельского, известного врача-хирурга, спасшего жизнь многим раненым и больным.
В соседях у нас жили актеры драматического театра заслуженная артистка РСФСР Мария Дегтярева и народный артист РСФСР Иван Кузин. И ещё, чуть не забыл. Не в нашем доме, а рядом, в деревянном, жили с родителями братья Соломины Юрий и Виталий (сейчас их знает вся страна). Юрий был намного старше нас, а Виталий — лет на пять, его мы знали ближе. Вскоре их дом снесли, и братья уехали учиться в Москву, в театральное училище (Юрий раньше).
Вспоминается одна маленькая интересная деталь. В самом начале 60-х годов Виталий приехал в Читу на каникулы. И тогда мы, уже 14-15-летние подростки, бегали смотреть, не поверите, на его бразильские джинсы, в которых он важно расхаживал по парку Дома офицеров, и которых мы доселе не видали…
Между тем шло время. Деревянные дома вокруг нашего дома сносились, на их месте строились новые пятиэтажки. Старые соседи переселялись в новые дома, более просторные квартиры. Постепенно не стало милого сердцу двора, той особой атмосферы, которая царила на протяжении десяти лет. Двор стал проходным. И сегодня меня обу-ревает сложное и смутное чувство утраты чего-то дорогого. Нет уже той ауры, того особого запаха детства. Словно весточка из прошлого, стоит наш дом в окружении новых. Нет уже в нем соседей, остались жильцы – потребители коммунальных услуг. А в новых домах, которые растут как грибы, в центре и на окраинах, на мой взгляд, нет души, нет идеи, изюминки, нет истории. И никогда, наверное, не будет. А наш дом стоит, как и прежде, на площадь Ленина углом. Из тех самых первых обитателей-соседей остался в нём я один. И, стоя в проходном дворе, я уже не услышу протяжное мамино: “Витя-а! Домой!”.

Виктор НИКИФОРОВ, Чита.

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите, пожалуйста, необходимый фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам. Заранее благодарны!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

Вверх