Меню
16+

«Забайкальский рабочий», Официальный сайт ежедневной краевой общественно-политической газеты

21.12.2017 15:06 Четверг
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Петр Осипов: «Браконьеры — опасные люди»

Автор: Виолетта ВДОВЯК

Фото Анны ХВОСТОВОЙ

Несмотря на экономические трудности у Забайкалья остаются ресурсы для того, чтобы заботиться об окружающей среде. Во многом это получается благодаря общественным организациям, стараниям неравнодушных людей. Всемирный фонд дикой природы (WWF) — это возможность единомышленникам-экологам объединить свои благие усилия. Насколько успешной была охрана природы Забайкалья в этом году, рассказал директор Амурского филиала Всемирного фонда дикой природы Петр Осипов.

— Петр Евгеньевич, напомните, что такое — Всемирный фонд дикой природы?

— Это — одна из крупнейших независимых экологических организаций, представленная во многих странах мира. Амурский филиал WWF работает в пяти регионах, это все территории, относящиеся к бассейну реки Амур, от Забайкалья до Приморья. Забайкальский край — один из самых активно прирастающих в системе особо охраняемых природных территорий (ООПТ). Всемирный фонд поддерживает организацию ООПТ и экологическое обоснование создания такой территории, помогает в проведении, финансировании экспедиций, в работе региональных ООПТ. Работаем с федеральными заповедниками «Сохондинским» и «Даурским», помогаем в исследовании редких видов и оказываем содействие в организации международного сотрудничества.

— Недавно появились заказники «Верхнеамурский» и «Среднеаргунский» — в пойме Шилки и Аргуни. С какой целью?

— Эти территории были созданы для сохранения водно-болотных угодий, пресноводных экосистем. И тот и другой богаты разнообразными видами растений и животных. В заказнике «Верхнеамурский» находится один из последних в Забайкалье нетронутых лесных массивов. Там будут охранять забайкальскую таежную природу и другие леса. Непросто шло создание этих заказников, в Забайкалье активно развивается горнодобывающая и лесная отрасли экономики, большие площади лесной территории отданы в аренду для работы Амазарского целлюлозного комбината, как, например, ценные леса в междуречье Шилки и Аргуни. Надеемся, эти леса войдут в ООПТ.

Заказник «Среднеаргунский» создан позже всех. Сейчас идет его становление, определяются, кто будет работать в нем.

— А где еще в Забайкалье будут организованы особо охраняемые природные территории?

— В перспективе — заказник «Джилинский». Но сомневаемся, что это будет быстро, есть определенные сложности во взаимодействии с хозяйствующими субъектами — арендаторами леса. На территории заказника до окончания аренды разрешена работа, но лесопромышленники беспокоятся по поводу санкций. Хотя чего можно опасаться, если есть разрешение на рубки? Создание затормозилось на полгода.

— Для чего создается заказник «Нерчинская степь»?

В этом заказнике будут охранять дрофу и других редких птиц Забайкалья. Забайкалье богато различными видами птиц, здесь обитают журавли, хищные птицы, воробьиные, дрофы. По разнообразию пернатых этот регион можно сравнить только с Приморским краем.

Нерчинская степь — узловая территория для сохранения перелетных птиц, местообитания дрофы, которая в Амурском бассейне осталась только в Забайкалье. Ранее ее наблюдали в Амурской и Еврейской автономной области, но там она почти полностью истреблена.

Для создания Нерчинского заказника ученым предстоит проделать большую работу. Необходимо провести экспедиции, исследования, подготовить эколого-экономическое обоснование, пройти государственную экологическую экспертизу. На эти мероприятия потребуется около года.

— В какой помощи нуждаются заказники?

— Вновь создаваемые ООПТ получают от всемирного фонда технику, помощь в строительстве кордонов, идет поддержка федеральных ООПТ для проведения исследований. В этом году мы только на 400 000 рублей профинансировали ГСМ, обеспечили приобретение солнечных панелей в Читинский заказник. Поддерживаем сохранение дзеренов, журавлей, тайменя и других видов.

— Борьба с браконьерством сегодня не стихает. Кто сегодня занимается незаконной охотой?

— Недавно поймали группу злоумышленников, среди которых бывший полицейский. Они убивали дзеренов, добыча находилась тут же. Возбуждено уголовное дело. Дзерены — охраняемый вид, и злоумышленники понесут штрафы. К сожалению, дзерен не входит в список особо ценных видов, так что преступников не посадят, но они должны отдать штраф и, возможно, получат условную судимость. А вообще браконьеры — это очень опасные люди, и работа инспекторов, противодействие незаконной охоте — это постоянный риск для здоровья и жизни. Есть несколько случаев, когда браконьеры нападали на инспекторов.

Сейчас в природоохранной деятельности все держится на энтузиастах, молодых не хватает. Причина — низкая оплата труда, работа опасная. Например, в этом году в Приморском крае три госинспектора пострадали от злоумышленников. Необходимо предусмотреть защиту тех людей, которые спасают природу от браконьерства. Полиция и военные защищены, а инспекторы заповедников — нет. Пока сложно судить о статистике, но сегодня, на фоне экономических трудностей, усиливается бытовое браконьерство, так как селяне охотой добывают себе пропитание.

— Про наш регион можно сказать, что медведи по улицам ходят. И это порой действительно так. А как защитить людей от диких зверей и диких зверей от людей?

— Если зверь вышел к людям и пытается принести вред, судьба его незавидна. Редких животных направляют в зоопарк, таких распространенных, как медведи, убивают. Численность медведей на данный момент высока. Зачастую эти хищники выходят туда, где им есть чем поживиться, как правило, это свалки. То есть первая мера, которая позволит избежать встречи с медведем в черте населенного пункта, ликвидация несанкционированных свалок, своевременная утилизация мусора. Кроме того, чем больше разрушается лесов, чем меньше ареал обитания животных, тем чаще с ними встречается человек.

— Нередки случаи, когда люди подбирали детенышей хищных зверей, выращивали их дома, а когда животное подрастало и начинало проявлять свой нрав, от него избавлялись, выбрасывая на улицу. Как бороться с такими проявлениями человеческой жестокости?

— Вообще для животных, которые вышли из дикой природы к человеку или были взяты из природы, нужны центры реабилитации, как это делается в других регионах. Все попытки охотников взять хищников в дом должны пресекаться, есть специально уполномоченные органы, куда нужно обратиться — Охотнадзор.

Хочу отметить, что это негуманно и крайне жестоко брать детеныша из дикой среды в жилье. Животное будет страдать, а если это хищник, то, подрастая, он станет источником опасности для самого хозяина и его семьи. Так что не рискуйте.

— 2017-й прошел под знаком охраны природы. Отразилось ли это на природоохранной работе? Или Год экологии был лишь громкой декларацией, красивыми словами?

— Ситуация непростая. В Забайкалье идет плотное сотрудничество с региональными и федеральными государственными структурами, с министерством природных ресурсов, дирекцией охраняемых территорий. Мероприятий проводится больше, но они финансируются хуже из-за напряженного бюджета. На федеральном уровне тоже не все однозначно. В управлении ООПТ не произошло каких-то серьезных положительных изменений, очень много говорили о создании агентства по управлению ООПТ на федеральном уровне. Этого нет. Было поручение о разработке специальных программ по обучению специалистов для особо охраняемых природных территорий, чего тоже не произошло. Единственное — появилась магистратура в Дальневосточном федеральном университете. Федеральное финансирование пока остается на высоком уровне, оно увеличивалось, а у регионов с деньгами сложно. Удлинилась, к сожалению, процедура создания региональных особо охраняемых природных территорий.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.