Меню
16+

«Забайкальский рабочий», Официальный сайт ежедневной краевой общественно-политической газеты

05.10.2018 17:01 Пятница
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

От банд до мобильных мошенников

Как уголовный розыск поменял криминальную ситуацию в Забайкалье

5 октября в России традиционно отмечается День работников уголовного розыска. В этом году одному из самых крупных и важных подразделений системы МВД России исполняется ровно 100 лет. Вопреки сложившемуся мнению ежегодное праздничное интервью в этот раз будет не с действующим начальником регионального уголовного розыска.

Об основных свершениях ведомства, за несколько лет буквально зачистившего регион от оргпреступности, «Забайкальскому рабочему» рассказал заместитель начальника полиции по оперативной работе УМВД России по Забайкальскому краю полковник полиции Андрей МОСКВИТИН, недавно он перешел на эту должность с поста начальника регионального Угро.

Декриминализация: начало

— Андрей Владимирович, расскажите, как родилась идея проведения операции по декриминализации региона, когда были задержаны практически все крупные преступные группировки региона?

— Вы понимаете, что это была работа не одного дня и даже не одного года. В 2008 году, когда мы задержали в Борзе Пивзаводскую преступную группировку, тесно связанную с Васильковской ОПГ, было ясно, что даже провинциальные бандиты пользуются огромной поддержкой. Помощь они получали не от родственников, а от других группировок и авторитетов. Это обусловило очевидную на тот момент проблему. Нужно было рубить голову, вплотную занявшись криминальными лидерами, иначе групп типа пивзаводских можно было задерживать десятками, а толку бы не было никакого.

Было совершенно очевидно, что организованная преступность региона — это не сеть разрозненных групп, а взаимосвязанная система, заточенная на общую тематику — зарабатывание денег путем квалифицированного совершения преступлений. Так родилась идея декриминализации — развалить одну крупную региональную группировку, потом, используя это как плацдарм, пройтись по региону, зачищая все остальные группы.

— Что послужило отправной точкой?

— Было принято решение начать с ликвидации Осиновской ОПГ, лидер которой вышел на свободу в начале августа 2012 года. Мы получили информацию, что криминальный авторитет Осинцев не освободился из колонии в Омской области, а фактически сбежал оттуда, используя поддельные документы Верховного суда. К тому времени у нас уже были материалы и улики о совершении им тройного убийства на Арахлее летом 2007 года, когда он расстрелял из пистолета трех человек из своей группировки, обоснованно заподозрив их в покушении на себя.

Когда улики стали достоверными, 17 октября 2012 года мы вылетели в Москву. Там в течение двух дней нашли Осинцева и задержали его ранним утром в подземном паркинге элитного жилого комплекса, где он жил.

Арестовав Осинцева и доставив его в Читу, мы обеспечили его изоляцию, чтобы он не мог контактировать с подельниками. Начали планомерно нарабатывать доказательную базу по его причастности к тройному убийству. Через несколько месяцев у него сформировалось устойчивое впечатление, что у нас есть веские доказательства его вины. Осознав, что за убийство трех человек он может получить наказание вплоть до пожизненного заключения, в марте 2013 года Осинцев сломался. Четко понимая, что при заключении сделки со следствием ПЖ (пожизненное заключение – авт.) он уже не получит, лидер группировки пошел на контакт. Размениваться на разбои и грабежи смысла не было. Акцент сразу пошел на раскрытие убийств — Осинцев дал признательные показания примерно по 15 преступным эпизодам.

— Но это было явно не всё?

— Ключевым звеном работы по этой группе стал криминальный авторитет Ведерников. Он был в контакте и с лидерами сообщества, и с низовым звеном. Информацией обладал огромной. Вначале на контакт тоже не шел, но потом его удалось склонить к сотрудничеству. Он сразу же рассказал о 18 убийствах и покушениях на них, совершенных как в Забайкалье, так и за его пределами.

В последующем, когда заговорил Ведерников, работать по «осиновским» стало легко. Нам удалось полностью выбить их из седла. Всего удалось раскрыть более 30 убийств и покушений на убийства, число иных раскрытых преступлений исчислялось десятками. Сегодня практически все они отбывают наказание, последний приговор был несколько месяцев назад.

Киллеры и автоугонщики

— В 2000-е для Читы очень актуальной была тема угонов автомобилей с последующим возвратом за выкуп. Эта тема тоже пересекалась с оргпреступностью?

— Эта тема тоже была очень тесно связана с Ведерниковым. Он являлся в городе Чите так называемым «смотрящим за угонами», курируя деятельность ряда преступных групп, которые этим квалифицированно занимались. Среди них были как местные, так и преступники-гастролеры из Иркутска и Хабаровска. Нам удалось вскрыть около 150 угонов автотранспортных средства с целью возврата за выкуп в Чите с 2005 по 2014 год. За совершение этих преступлений было задержано более 15 человек, в ходе работы с ними многие пошли на контакт с правоохранительными органами. Обороты преступной схемы исчисляли миллионами рублей. Работа по Осиновской группировке помогла нам выйти на преступную группировку Дубинникова, также тесно завязанную с автоугонным бизнесом. Отработка этого криминального подразделения помогла нам раскрыть… ряд заказных убийств и других тяжких преступлений.

— И как же связаны угонщики и убийцы?

— Дубинников (повесился в СИЗО в 2014 году – авт.) был криминальным авторитетом регионального значения. В отличие от «осиновских», у которых к исполнению убийств было подготовлено около десяти человек, у Дубинникова два штатных киллера — это Зинин и Игошин, последний из которых являлся бывшим военным и действующим школьным физруком. Но они были готовы выполнить любую кровавую работу фактически в любой точке России. В целом в группу Дубинникова входило более 15 человек. Нам удалось доказать 13 квалифицированных убийств, совершенных в Забайкалье, Бурятии и Приморье. Эти люди сейчас осуждены к длительным срокам и отбывают наказание.

— Что еще охватила декриминализация?

— Работая по автоугонщикам и группе Дубинникова, мы получили серьезную фактуру по криминальным авторитетам — «положенцам» и «смотрящим» уголовной среды Забайкалья. За совершение десятков преступлений, главным образом разбоев и вымогательств, были задержаны преступные группы, действующие в Чите, Могоче, Чернышевске, Забайкальске, Читинском районе, Шерловой Горе и других населенных пунктах. Это помогло значительно нормализовать оперативную обстановку в районах края. К концу 2014 года, плотно занимаясь лидерами уголовной среды региона, мы накопили хороший массив информации и материалов в отношении «вора в законе» Углавы, более известном как «Тахи», который выступал куратором преступной деятельности группировок всего региона. Было решено арестовать его со всеми близкими подельниками. Задержания прошли в ночь на 1 февраля 2015 года одновременно в Москве и Чите. Расследование уголовного дела в отношении Углавы и его преступного сообщества завершается, и впервые в Забайкалье уголовное дело по 4 части 210 статьи УК «за создание ОПС лицом, имеющим высший статус в криминальной иерархии», пойдет на рассмотрение в суд. Наказание там очень и очень серьезное — от 15 лет до пожизненного.

Цифры, которые объясняют многое

— Можете подвести статистические итоги проведенной декриминализации Забайкалья?

— С 2014 года в Забайкальском крае сотрудниками уголовного розыска было раскрыто 1189 преступлений, совершенных в составе организованной преступной группы. Речь только о тех преступлениях, которые ушли в суд. По ним у нас прошло более 50 организованных преступных групп, в составе которых было 433 человека.

Это привело к заметному снижению зарегистрированных преступлений. Умышленных убийств в крае стало меньше на 40 процентов; разбоев — вполовину; квартирных краж — на 40 процентов; грабежей — на 36 процентов.

Сокращение вала преступности привело к снижению нагрузки на оперативные и следственные подразделения, что самым положительным образом сказалось на повышении раскрываемости преступлений — в ряде случаев она сегодня достигает 95 процентов. Главный итог всего этого — меньше наших граждан стали страдать от криминального произвола.

— Что помимо борьбы с организованной преступностью Вы считаете победами забайкальского угрозыска в последние годы?

— Остановлюсь на самом основном. Неплохие, как я считаю, результаты были в последнее время у нас по раскрытию краж из квартир на территории Читы. Прошла целая серия задержаний. Очень хорошее раскрытие было по группе квалифицированных автоугонщиков, которые с помощью технических средств похищали дорогостоящие «Лексусы». Была еще одна группа угонщиков, они занимались кражами автомашин бюджетного класса. Все эти люди сейчас арестованы и привлечены к уголовной ответственности.

Хороший результат у нас был с Краснояровым, которого осудили к пожизненному лишению свободы. Человек был в бригаде известного авторитета. Получил после его смерти арсенал группировки. С помощью этого оружия Краснояров из неприязненных отношений стал убивать уроженцев Средней Азии. Дело было тяжелым, работа по сбору доказательств проведена очень большая, но мы это сделали.

Раскрыт и ряд убийств прошлых лет, не относящихся к заказным. В частности, при отработке задержанного за убийство мужчины выяснилось, что он в 2003 году изнасиловал и убил десятилетнюю девочку в Каштаке, а потом убил еще двух женщин.

О разном

— Что вообще представляет себой уголовный розыск УМВД по Забайкальскому краю? Насколько это вообще беспокойное хозяйство?

— В уголовном розыске сегодня свыше 500 человек. Половина из этого числа трудится в Чите — в управлении и райотделах полиции. Подразделения УР действуют сегодня во всех районах края. В самых маленьких у нас по 3 сотрудника.

Больше 60 процентов оперативного состава имеют стаж работы в полиции до пяти лет. Со стажем от 20 лет и выше остались всего шесть человек. От 10 до 20 лет у нас трудятся всего 50 оперативников, что тоже немного. Половина личного состава — в возрасте до 30 лет.

Лучшие сотрудники ежегодно награждаются премией имени Коновалова. В этом году первое место занял заместитель начальника уголовного розыска отдела полиции «Железнодорожный» майор полиции Арсалан Шойдонов. Второе и третье места у старшего лейтенанта Кривоносова из Читинского района и капитана Будникова из Петровск-Забайкальского.

— Действительно ли раскрываемость умышленных убийств в Забайкалье сегодня приближается к 100 процентам? С чем это связано?

— Сейчас раскрываемость составляет порядка 96 процентов. Она заметно выросла именно в последние годы. Связано это с тем, что мы, как я уже сказал, сбили вал заказных убийств и убийств, связанных с активностью ОПГ. Оставшиеся в основной своей массе имеют причиной бытовые конфликты и распитие спиртных напитков, а значит, бесхитростны и однотипны.

Нераскрытые убийства — это, как правило, без вести пропавшие люди. Дела по исчезновению граждан зачастую возбуждаются по статье «убийство», а потом может выясниться, что человек либо умер, либо живой.

— Одно время бедой для Забайкалья и, в частности, для Читы были квартирные кражи. Насколько они актуальны сейчас?

— В целом обстановка стабилизировалась. Сегодня кражи из квартир в основном совершаются неквалифицированным способом. Например, воры ходят по подъездам, смотрят и дергают ручки, ища незакрытые двери. Расчет делается на забывчивость хозяев, а добычей в основном становится то, что находится недалеко от двери: деньги, телефоны, сумки и т.д. Часто совершаются кражи из квартир путем отжатия пластиковых окон, незащищенных решетками. На взлом такого окна у преступников уходит не более 2-3 минут. В летний период актуальны кражи через незакрытые окна. Были случаи, когда таким способом залазили не только на первые, но и на вторые этажи. При таком способе берется лишь то, с чем можно быстро убежать и потом легко продать. В основном это золото, деньги и небольшая электроника. С громоздкими вещами предпочитают не связываться.

— Какие новые тенденции и закономерности в преступности Вы наблюдаете в последнее время? Как меняется преступный мир?

— Закономерность одна, наверное, общая для всей страны. Преступность становится более интеллектуальной, смещаясь в область Интернета, мобильных технологий и банковских карт.

— А давайте нарисуем типичный портрет сегодняшнего преступника. Насколько молодеет преступность?

— В текущем году 62 процента совершивших все преступления не имели постоянного источника дохода. Ранее судимых — 31 процент. Мужчин — 84, а женщин — 16. Больше половины всех преступлений совершены лицами в возрасте от 30 до 40 лет. Удельный вес преступности несовершеннолетних составил 7,7 процента.

— Как Вы попали в правоохранительные органы? Что повлияло на профессиональный выбор? Помните свое первое дело? Расскажите о нем.

— Родился на Дальнем Востоке, школу окончил здесь в Забайкалье. Никто у меня из близких родственников, с которыми я контактировал, в милиции-полиции не работал и отношения к правоохранительным органам не имел. Отец работал в совхозе, мама была бухгалтером.

Частично на мой выбор профессии повлияла общая криминальная ситуация 90-х годов. Мне захотелось пойти именно в уголовный розыск. После школы подал документы в Читинскую среднюю специальную школу милиции. Поступил. Окончил ее с отличием. На практику попал в отдел по борьбе с организованной преступностью в Краснокаменске к грамотнейшему специалисту Купченко Николаю Ивановичу. Потом он меня к себе и забрал на работу. Основным методикам работы и правильного понимания ситуации меня научил лично он. Около десяти лет мы с ним работали бок о бок. При нем я стал заместителем начальника отдела. Когда Купченко ушел в Читу начальником УБОПа, я возглавил краснокаменский отдел. Потом была продуктивная работа в должности начальника межрайонного отдела по борьбе с оргпреступностью и начальника краевого управления уголовного розыска.

Первое преступление я раскрыл еще в школе милиции, будучи на практике в ОВД Центрального района Читы. Тогда поступила информация, что на одной из дач в Каштаке зарыт труп. Преступление было совершено в ходе бытового конфликта, и убийца искал помощников, чтобы перепрятать тело в лесу. Мне и еще одному курсанту предложили сработать на внедрение. Мы познакомились с хозяином дачи, установив контакт, вошли в доверие, и он сам привел нас к месту, где было спрятано тело жертвы. После чего мы задержали его на месте преступления.

— На ваш взгляд, с позиций профессионального опера, какой из многочисленных сериалов о работе милиции-полиции наиболее соответствует действительности?

— На сериалы, если честно, просто нет времени. Но из того, что я видел, наиболее приближенными к реальности являются первые сезоны «Ментовских войн». Там наиболее адекватно показана логика мышления оперативников и те ситуации, с которыми им приходится сталкиваться на службе. Может, еще какие-то сериалы есть, но я их просто не видел. Нет времени.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.