Меню
16+

«Забайкальский рабочий», Официальный сайт ежедневной краевой общественно-политической газеты

07.10.2018 16:40 Воскресенье
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Калейдоскоп трюков и перевоплощений

Автор: Юлия БОЛТАЕВСКАЯ.

Фото Евгения ЕПАНЧИНЦЕВА.

Оказаться в атмосфере провинциального городка чеховской поры, в котором по улицам проносятся тройки лошадей с колясками, звучат русские романсы и церковные песнопения, читинские ценители театрального искусства смогли благодаря постановке московского Театра Наций «Шведская спичка» режиссера Никиты Гриншпуна. Спектакль стал ярким продолжением фестиваля «Золотая маска» в Чите на сцене Забайкальского краевого драматического театра.

История создания постановки интересна и увлекательна. Как рассказала актриса Театра Наций Наталья Ноздрина, около 12 лет назад выпускники курса Олега Кудряшова Российского института театрального искусства (ГИТИС) задумали вместе выпустить спектакль «Шведская спичка».

— Площадки для репетиций у нас тогда не было, поэтому репетировать приходилось в кафе или у кого-нибудь дома, — поделилась воспоминаниями актриса.

«Наш спектакль, можно сказать, открыл новый Театр Наций. Когда Евгений Миронов стал художественным руководителем театра, мы сразу показали ему наш спектакль, и он взял постановку в репертуар. Вот уже 12 лет мы играем ее, собирая полные залы. Мне кажется, спектакль привлекает зрителей тем, что создавался он с душой в дружеской атмосфере однокурсников. Мы и сейчас не расстаемся и стараемся совместно готовить новые спектакли в Театре Наций», — добавила актриса Елена Николаева.

Студенческая постановка не просто стала многолетним украшением репертуара Театра Наций, но и даже была номинирована на премию «Золотая маска» в 2009 году в номинациях «Лучший спектакль в драме, малая форма», «Лучшая мужская роль» (Евгений Ткачук).

Сюжет спектакля искусно сплетен из двух рассказов писателя и драматурга Антона Чехова «Супруга» и «Шведская спичка». Перед зрителем разворачивается детективная история: следователь преклонных лет Чубиков (артист Евгений Ткачук) вместе со своим молодым помощником Дюковским (артист Роман Шаляпин) пытаются расследовать убийство пропавшего Кляузова (артист Павел Акимкин). В деле нет никаких зацепок кроме обгоревшей шведской спички, найденной Дюковским в комнате исчезнувшего Кляузова. Вокруг этого крошечного предмета строятся подозрения и гипотезы, но самоотверженный труд двух главных героев оказывается до нелепости напрасным. Они обнаруживают Кляузова живым и здоровым в бане у любовницы (актриса Наталья Ноздрина) — жены персонажа Станового.

Ожившая на сцене авантюрная история до неудержимости смешная и невероятно легкая. Несмотря на 12 лет жизни, постановка сохранила тот юношеский студенческий задор, с которым она создавалась. Однако таким спектакль видится из зрительного зала. Сценически постановка является довольно сложной — под силу только молодым артистам. Спектакль насыщен трюками, сценами драки. Актеры практически исполняют акробатические номера: так, например, в сцене допроса пьяного Данилки (артист Павел Акимкин) относительно нестандартного положения его тела начинают крениться то вправо, то влево, то вверх ногам и другие персонажи, и деревянный стол в этом случае становится акробатическим снарядом, который перемещается в пространстве вместе с артистами.

Как, наверняка, уже заметили наши читатели, актеры исполняют в спектакле по несколько ролей. К примеру, Павел Акимкин вживается в роли пяти персонажей. Причем, перевоплощение из одного героя в другого происходит прямо на глазах у зрителей. Так Роман Шаляпин встает с корточек в полный рост, стряхивает с плеч объемную шубу, набрасывает на волосы бороду, надевает очки — и вот уже вместо низкорослого слуги Ефрема перед публикой появляется интеллигентной внешности Дюковский.

Одну единственную роль в спектакле исполняет только Евгений Ткачук, и это поистине блестящая работа. Мало того, что молодому актеру приходится полтора часа находиться в сложном утолщающем его костюме, при этом проделывая в этом наряде непростые трюки, так еще и нужно поддерживать своеобразную «старческую» манеру речи.

— Что для меня эта роль? Наверное, я до нее еще не дорос, — поделился с журналистами Евгений Ткачук. — Я перевоплощаюсь в 50-летнего человека с его подагрой и другими возрастными проблемами. С каждым годом я открываю в моем персонаже что-то новое. Одним словом, это роль на вырост, за которую я благодарен нашему режиссеру Никите Гриншпуну. В ней есть все — про любовь и про страдания русского человека, — поэтому в нее интересно вживаться.

Важнейший элемент постановки — музыка. Как в античных трагедиях хор комментирует происходящие на сцене события, так в «Шведской спичке» оркестрик из трех музыкантов своей игрой создает особое настроение, усиливая впечатления от увиденного. Музыкальный спектр в спектакле невероятно широк: от лихих трактирных русских песен до православных псалмов с вкраплениями современного речитатива.

Что касается реквизита, то он по-студенчески не богат. Основной фон составляют репродукции с картин известных художников. О том, что место действия изменилось, зрителям помогают понять осветительные приборы. Когда сверху опускается богатая люстра, публика оказывается в просторной гостиной дома состоятельных людей. Появляются уличные фонари — значит, герои идут по ночному городу. Железная лампа-фонарь, горящая в полнейшей темноте, переносит зрителей в полицейский застенок, где Чубиков и Дюковский, как западные детективы с сигаретами в зубах, допрашивают подозреваемого.

Не просто реквизитом, а практически полноценным артистом постановки становится простой деревянный стол — это стол в полицейском участке, стол обеденный, дверь в церковь и даже коляска. Применение стола в последнем варианте, думаю, осталось в памяти зрителей как самый смешной эпизод спектакля. Чубиков и Дюковский забрались на стол, перед ними на четвереньки опустились трое исполнителей других ролей — и вот тройка понеслась сначала размеренным шагом, затем вскачь по дорожным ухабам, то подбрасывая седоков, то раскачивая их в разные стороны, то опрокидывая вверх ногами.

Вовсе не опасность, а сытую довольную жизнь и уют пропавшего Кляузова символизируют в постановке дрова, которые прямо на сцене умело наколола жена Станового, чем также вызвала искренний смех публики.

В том, что спектакль, полюбился читинским зрителям, нет никаких сомнений — зрители дружно искупали в овациях артистов, подаривших им море положительных эмоций и вызвавших искренние слезы от неудержимого смеха.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.