Меню
16+

«Забайкальский рабочий», Официальный сайт ежедневной краевой общественно-политической газеты

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Вода — страшная сила

Автор: Виолетта ВДОВЯК

Наводнение в Чите в начале 1990-х. Ингода. Фото Федора Машечко

Наводнения в Забайкалье: история, к сожалению, повторяется

Лето 1990 года испортилось почти сразу. Дождь лил с июня каждый день, и мама сказала, что дачные каникулы — три месяца свободы от детского садика, придется отменить. Мои бабушка Валентина Георгиевна и дедушка Василий Иванович все же ездили в Антипиху: боялись оставлять огород и надеялись, что не затопит, ведь возле дачного поселка наконец-то построили дамбу…

Но однажды июльским вечером на пороге квартиры появился дедушка с известием: «Нас затопило, дамбу прорвало. Вода пришла валом. Еле выбрались».

Освоители бросовых земель

В конце 60-х годов 20 века тогдашние власти активно и бесплатно раздавали территории на окраине Читы для огородников. За несколько десятилетий бросовые земли к юго-востоку от Читы, в залинейной части станции Антипиха, превратились в крупный и уютный дачный поселок у реки.

Получив свой надел, люди облагораживали участки и активно строились. Из плюсов местности — транспортная доступность и всегда свое водоснабжение, достаточно выкопать колодец глубиной 4 метра. Из минусов — периодические паводки.

Ингода в Антипихе делает поворот и в пору большой воды соединяется с протокой. Бывало, что заливает низкие участки, расположенные за линией железной дороги. Дачники старались обезопасить свои дома: кто-то делал высокие фундаменты, кто-то завозил строительный грунт, поднимая огороды.

«Вода — страшная сила», — напоминал мне дедушка всякий раз, когда мы отправлялись гулять на речку. Но эти слова внушали не ужас, а уважение к водной стихии, с которой человек может мирно соседствовать, если предпринимать меры безопасности…

Потоп

В тот июльский день мои родные засобирались в город. Бабушка приехала в Читу чуть пораньше и сообщила, что река большая, но власти держат ситуацию под контролем. Дедушка остался доделывать кое-какие дела. Через пару часов вернулся в город и он.

«Полез в подполье. Вдруг послышался какой-то непонятный шум, — вспоминал дедушка. — А потом в трубах вентиляции фундамента забурлила вода. Я тут же догадался, что случилось, и принялся спасать наших собак, помог им забраться на крышу сарая, поставил им корм, воду. Поднял на шкафы белье, электроприборы, продукты... Вода все прибывала. Кое-как закрыл кладовки, дом и решил уходить. Вместе с соседом поплыли, держась за заборы, в сторону железнодорожного вокзала станции Антипиха — там все же повыше. Некоторые огородники наотрез отказались идти: боялись утонуть и остались на крыше домов ждать, когда их спасут».

Еще бы, местами глубина затопления доходила до двух метров. Тем временем появился слух о том, что, работая на дамбе, какой-то экскаваторщик по неосторожности обрушил насыпь, и большая вода махом размыла сооружение. Говаривали, страшное наводнение, которое накрыло поселок и даже унесло человеческие жизни, могло бы и не произойти. Дожди прекратились, и буквально на следующий день после потопа началась жара…

… Известие о наводнении докатилось и до центра. Запомнилось, что ведущие федеральных телеканалов удостоили вниманием стихийное бедствие в Чите, озвучивали ущерб, коверкая название реки: ИнгОда.

Нам повезло — добротно построенные дедом дом, кухня, теплицы, кладовки и даже туалет-скворечник остались на своих местах… Но надо было все очистить, отмыть. Урожай пропал, и пострадавшим дачникам выплатили страховку.

История стихии

В Забайкалье говорят: не зальет, так засушит. Таков наш контрастный, резко континентальный климат. Последние годы показали, что, стремясь обустроить свою загородную жизнь подальше от реки, забайкалец может потерять нажитое в результате лесных пожаров. Обосновываясь поближе к реке, чтобы с водой было попроще, будешь время от времени «плавать». Да и не хватит на всех желающих земли, где, как говорится, никому ничего не угрожает. Даже в городе частный сектор и улицы топит после дождя, вспомним 2016-2017 годы. А сколько поколений журналистов писало про необходимость ливневой канализации в Чите!

Поэтому из года в год необходимо предпринимать меры по защите от стихии, и ответственно их исполнять. Кстати, в девяностые дачники Антипихи неоднократно обращались к властям с просьбами нарастить насыпь и углубить реку.

… Ингода и ее приток Читинка после 1990 года неоднократно показывали свой характер. Большая вода была и в 1991 году, в год развала Союза. В 1991-м особо пострадали районы, находящиеся вблизи Читинки. Летом кризисного 1998 года Ингода снова поднялась на несколько метров. Уже школьниками мы с друзьями каждый день бегали на речку, «мониторили» ситуацию, ставили вешки, следя за тем, как река подступала к дамбе. Сооружение справлялось со своим предназначением, его нарастили после катастрофического наводнения 1990 года. Однако тогда все же пострадали дачники, у которых огороды были в низине, в районе станции «6205 километр».

Уже доказано, что погода в регионе подчиняется многолетним влажным и сухим циклам. Сегодня экологи все настойчивее говорят о начале влажного периода. Обложные многодневные дожди в 2018-м идут так же, как и в 1990-м, с июня. И как почти 30 лет назад наводнения обрушились на Забайкалье.

Забайкалье 1990-х годов

Листая летние подшивки газеты «Забайкальский рабочий» начала девяностых годов, то и дело видишь тревожные репортажи с места бедствий: «Наводнение», «Вал идет по Ингоде», «Кузнечный ряд, Кузнечный ряд». Тогда, в конце 80-х начале 90-х годов топило во многих населенных пунктах.

«Господи, что же это за городские власти, которые уже в течение нескольких десятилетий не в состоянии обезопасить жизнь своих сограждан!» — вопрошал журналист после наводнения в Кузнечных рядах, в 1991 году.

В те годы заливало населенные пункты не только по Ингоде и Читинке, но и в степном сухом Могойтуе, речка Могойтуйка вышла из берегов. Поднимался уровень воды в Дульдургинском районе. Топило на востоке региона, повышался уровень рек на западе.

Из-за наводнения вышли из строя энерго- и водоснабжение, канализация. Несколько дней Чита сидела без воды. Авторы публикаций совестили чиновников, которые дали добро построить объекты жизнеобеспечения в затопляемых районах.

А вот публикация, где зафиксирован рекордный уровень Ингоды.

«В жизни любого города есть события, которые памятны всем. В Чите и старожилы, и молодежь назовут несколько таковых. В том числе и наводнение 1948 года. Уже сорок с лишним лет все паводки на Ингоде и Читинке соотносили именно с той бедой. И вот пришла еще большая. 11 июля 1990 года вода в Ингоде поднялась на 555 сантиметров, что на 36 сантиметров выше того максимума», писал «ЗР» 13 июля 1990 года. «…Большой Остров напоминал растревоженный улей, а точнее — фронтовой участок. Центральные события происходили в заречной части. Вода практически полностью залила этот уютный, почти дачный микрорайон… Накануне состоялось заседание областной паводковой комиссии, на котором местные руководители докладывали о готовности этого района к встрече со стихией, отказывались от дополнительной техники, говорили о полном контроле над ситуацией. Но расчеты оказались неверными….

С вечера десятого июля началась массированная отсыпка наиболее опасных участков берегов. Для этого были привлечены несколько десятков крупнотоннажных самосвалов, бульдозеры, экскаваторы. На ноги были подняты сотни людей. К сожалению, по большей части эти меры оказались напрасными. Вода легко смыла временные насыпи в заречной части, разрушила сооруженные на скорую руку дамбы и в других местах».

На следующий день, 14 июля газета сообщала: «В те часы, когда вал достиг Читы, мы побывали в окрестностях города. В Антипихе в бедственном положении оказались дачники: кто не внял предупреждениям, а кто и не ведал о приближении стихии. В итоге многим пришлось отсиживаться на крыше. Угол поселка, именуемый ПМС-54, где люди и так живут невесело — постоянно в железнодорожных вагонах, стоящих на путях, тоже затоплен…».

В пади Глубокая

Память о наводнении тридцатилетней давности навсегда запечатлел на стене построенной собственноручно дачи наш отец.

Фронтовик, инженер-связист, житель посёлка Атамановка, в зрелые годы перебравшийся с семьёй в благоустроенное жильё, он скучал по земле и поэтому с радостью воспринял возможность приобрести дачный участок в живописнейшей пади Глубокая на берегу Ингоды. Мужчины создающегося кооператива сами размечали улочки и кварталы будущего дачного посёлка, сами проводили необходимые коммуникации, сами обустраивали свои скромные четыре сотки. Отец строил наш летний домик из подручного бросового материала. Колеся по дорогам на нашей бежевой «Победе» то на охоту, то на рыбалку, то за покупками в Читу, он никогда не ленился остановиться и подобрать валяющийся на дороге кирпич, кусок доски, достать со свалки разбитую часть арматуры. Так и выросла наша дачка, собранная умелыми отцовскими руками, ладная и крепкая, и радовала целых три поколения нашей семьи долгие годы, да и теперь, наверняка, радует новых своих хозяев. Вот только знают ли они, что означают выцарапанные на углу домика, прямо на кирпичах, метки, располагающиеся одна над другой?

Каждая метка — черта, дата и время: уровень и скорость стремительно поднимающейся в то дождливое лето Ингоды. Какой это был год, точно сказать не берусь. Не вспомнить цифры, старательно нацарапанные отцом для будущих поколений на память. Не догадались мы и сфотографировать эти отцовские «наскальные» рисунки. Но одна примета времени осталась.

Когда началось наводнение (говорили, что в Чите из-за проливных дождей прорвало какую-то дамбу) отец мама и внучки, наши с братом дети, были на даче. Предупреждение передали по радио, и отец срочно скомандовал всем собираться. На беду машина в те дни была в ремонте, и нужно было пройти через весь посёлок к высокой насыпи автодороги, чтобы по ней уже добраться до электрички. Когда мама, держа старших внучек за руки, а отец, усадив младшую на плечи, выбежали на улицу, вода уже заливала соседние прибрежные участки. Отец, доведя своих до дороги, кинулся обратно. Вот тогда и появилась на стене дома первая отметка, нацарапанная гвоздём. Самая верхняя отметка — почти с человеческий рост. Её он сделал уже после того, как провёл на крыше много тревожных часов, и вода наконец начала спадать. Уровень было видно по границе намокших белых силикатных кирпичей.

В крепости и надёжности своего сооружения отец не сомневался! Потому и вернулся, чтобы охранять небогатое наше дачное добро. Оно, и правда, сохранилось: железные кровати, деревянный стол и такие же самодельные табуретки — всё высохло потом на жарком забайкальском солнце. Даже отсыревшие матрасы и подушки, которые отец успел, вернувшись, заботливо поднять на чердак!

А примерный год, когда это случилось, теперь мы определяем так: сегодня моей дочке тридцать четыре, а тогда она «выезжала» с дачи на дедушкиных плечах.

Спасибо нашим родителям, давно уже упокоившимся в суровой забайкальской земле, пережившим войну, разруху, отстроившим вновь целую страну, построившим дома, родившим и спасшим от наводнений и бурь следующие поколения. Спасибо им, передавшим нам эту необыкновенную стойкость и неугасающий оптимизм. И силы духа тем, кто сегодня оказался в беде!

Валентина ВЕНСЛАВСКАЯ.

Из воспоминаний очевидцев:

— В 1990-м Ингода разбушевалась настолько, что просто перемахнула дамбу, и пошла потоком, в котором даже погибли люди, — рассказывает Сергей Погребной, он в 1990-м был еще совсем маленьким ребенком. — В наших местах (Антипиха, улица Лесная), вода поднялась до самых крыш, о чем до сих пор свидетельствует отметка на стене домика. Эту отметку мне еще в детстве показывал отец. То есть, в буквальном смысле, только крыша и была над водой. Наводнение очень сильно повредило конструкции, перекосило полы и крышу летней кухни. А еще вода унесла наш туалет. Взамен него, в огороде оказались три туалета с соседних дач. Потом мы где-то забирали наш, а те люди нашли свои у нас.

Компетентно

Юрий Зима, научный сотрудник лаборатории географии и регионального природопользования ИПРЭК СО РАН в Чите:

— Речной сток в значительной степени изменяется в зависимости от изменения климатических характеристик. В свою очередь, климат подвержен целой гамме разнопериодных трансформаций. В связи с этим в водном режиме рек проявляются колебания различной длительности — вековые, многолетние, внутригодовые, кратковременные. В последние годы климатические и связанные с ними гидрологические условия претерпевают заметные изменения. В результате комплексного анализа многолетних колебаний стока рек, расположенных в пределах территории России, установлено, что начиная уже со второй половины 70-х годов 20 века на многих реках происходит некоторое увеличение годового стока.

На речной сток оказывают влияние как природные, так и антропогенные факторы. Основным природным фактором являются осадки, антропогенными — вырубка леса и добыча полезных ископаемых в бассейнах рек.

Исследования годового стока в течение более 100 лет показали, что колебания годового стока рек в нашем регионе происходят с высокой степенью согласованности.

На реке Шилке в районе города Сретенска за 119-летний период наблюдений выявляются 4 полных цикла водности продолжительностью в среднем 25 лет и пятый, незавершенный, начавшийся с 2008 года. В 25-летнем цикле водности выделяется многоводная фаза, период которой составляет в среднем десять лет, после нее наступает маловодная фаза, которая, в свою очередь, длится примерно 15 лет. Высокая степень согласованности межгодовых изменений стока реки Шилки и других рек территории позволяет утверждать, что многолетние колебания стока реки Шилки в основном отражают изменения водности рек бассейна Верхнего Амура и дают возможность распространить закономерности, выявленные в колебаниях годового стока реки Шилки, на реки региона с более короткими рядами наблюдений.

На данный момент идет многоводная фаза речного стока, которая продлится примерно до 2019-2020 гг. Но, учитывая современные климатические изменения, происходящие как в Забайкалье, так и во всем мире, сложно прогнозировать поведение рек и выпадение осадков. В настоящее время, по данным ЗабУГМС, уровень реки Читинки достиг исторического максимума, количество выпавших осадков выше нормы.

При этом, глядя на график многолетних колебаний стока реки Шилки (г. Сретенск), можно выделить пики годового стока, приходящиеся на 1988,1990 годы, когда наблюдались наводнения. После 1990-х гг. и до 2008 г. отмечался спад водности. Если на график нанести значение 2018 года, то оно отразит картину паводков 1990-1991 годов, и даже, возможно, водность рек будет выше указанных лет.

Стоит помнить, что уровень рек в Забайкалье зависит от количества выпавших осадков. Если составить график осадков и наложить его на гидрологический режим рек, мы увидим совпадение кривых и по графику осадков, и по графику уровня рек.

Олег Корсун, преподаватель, доцент кафедры биологии ЗабГУ:

— Засушливые и влажные периоды в Забайкалье повторяются, по крайней мере это заметно по 20 веку. Вполне возможно, что начался более влажный период. Быть может, 2020-е годы будут более дождливыми. В чем-то это хорошо для региона.

В то же время мы сталкиваемся с увеличением числа наводнений, а там, где сформировались степи, появятся заболоченные участки. Прогноз обещает новые дожди.

Валентина Алешина, и.о. ведущего гидролога группы гидрологических прогнозов Забайкальского Гидрометцентра:

— Почти во всех районах Забайкалья уже прошли паводки и наводнения различной интенсивности.

То есть все-таки стоит признать, что многолетние циклы водности в регионе происходят. Июнь был непривычно дождливым. В июне водность рек была еще низкой, а сейчас прошли циклоны, реки наполнились и, возможно, они поднимутся еще, если будут продолжаться осадки. В Забайкалье паводки на реках происходят из-за дождей.

Прогнозировать поведение рек на несколько месяцев или лет вперед сложно, но краткосрочный прогноз всё же можно сделать. И населению необходимо быть готовым к таким ситуациям.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.