Меню
16+

«Забайкальский рабочий», Официальный сайт ежедневной краевой общественно-политической газеты

28.09.2018 14:17 Пятница
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Сколько себя помню, всегда хотел овладеть каким-нибудь видом спорта

Автор: Валентина КОРНИЛОВА

«…В Чите завершились 40 всероссийские соревнования по конькобежному спорту на призы заслуженного мастера спорта СССР, олимпийской чемпионки и нашей землячки Людмилы Титовой.

…Анатолию Крушлинскому — 84! Кажется на льду конькобежец ощущает себя гораздо увереннее, чем на земле. В прошлом ветеран занимался гимнастикой и многоборьем. Однако тяга к конькам оказалась намного сильнее. В соревнованиях участвует ежегодно, поэтому абсолютное лидерство удивлением ни для кого не стало. А вот сам Анатолий Иванович от себя далеко не в восторге.

Анатолий Крушлинский, победитель соревнований: "Я себя, конечно, плохо оцениваю, мог бы и лучше, потому что здесь крути не крути, а возраст берет своё, на 85-м году всё это делать труднее"…».

Сюжет телекомпании ГТРК Чита от17 марта 2016.

Анатолий Иванович Крушлинский давний внештатный автор «Забайкальского рабочего». Всегда бодрый и подтянутый, в любое время года его излюбленная форма одежды – спортивный костюм, зимой – неизменная лыжная шапочка.

На днях он пришёл в редакцию, чтобы показать увидевшую в этом году свет свою новую книжку, а разговор как-то незаметно перекинулся на одну из самых горячих в эти дни тем – пенсионную реформу. И вот тут-то, к нашему немалому удивлению, выяснились любопытные факты из биографии этого, самого обычного с виду человека. Оказывается, о времени выхода на пенсию Анатолий Иванович в своё время просто забыл, а медицинскую карточку в поликлинике впервые завёл в… 70 с лишним лет. И это, несмотря на голодное военное детство, тяжелую работу и очень непростую в целом жизнь.

– А сколько же Вам лет?

– 86 – ответил он и вот что рассказал.

«Родился в Чите, в 1932 году. В 1940 году пошел в школу и закончил первый класс на «отлично». Это было в мае 1941 года, а 22 июня началась война. В нашей школе №23 разместили раненых бойцов Красной Армии, а нас перевели на гору Титовскую в бывшее общежитие ШВТ, где до самой вершины сопки все было засажено делянками картошки. Школе присвоили № 20. Но время войны мы не раз посещали прежнюю нашу 23-ю школу: певцы и декламаторы нашего класса приходили в палаты и давали представления перед тяжело ранеными бойцами. Иногда случалось выступать и непосредственно в нашем бывшей классной комнате.

Сейчас здесь размещается частная стомклиника.

Прямо за этим военным госпиталем (район Старой Колонии, в железнодорожном районе Читы), в холодном феврале 1942 года довелось нам с мамой провожать на фронт моего отца Ивана Ивановича Крушлинского. Их Батальон №15 был погружен на платформы грузового поезда со снаряжением и питанием из склада № 207, что размещался здесь же, рядом, на воинской площадке (сейчас здесь располагается в/ ч № 59313-20). В эту часть в 1944-1945 годах меня, пятиклассника, мои мама с бабушкой устраивали работать. Там, в столовой я мыл полы, на кухне мыл тарелки и в конторке приклеивал к старой газете талончики в 1 кв.см. по сто штук, на которых мелкими буквами было написано: «обед». Я прибегал после школы в эту соловую работать, и к концу работы, случалось, тут же засыпал прямо за столом. Когда просыпался, то видел перед собой большую тарелку армейских щей, которой меня награждали сердобольные повара. Мама и бабушка нахваливали меня за то, что хоть один из пятерых едоков в такое тяжкое время был сыт. Так было до конца войны. А когда наш отец вернулся из-под Берлина и Праги, то это ему не понравилось: «Для того я и отвоевался, чтобы ты нормально учился. Успеешь еще, наработаешься в жизни»!

Потом отец перевез всех нас – маму, бабушку и пятерых детей в Бийск, и в 1948 году я поступил там в автомобильный техникум. В 1952 году, после окончания и получения диплома техника-механика, был направлен на работу в Иркутск на автобазу «Заготзерно», дежурным механиком. В Иркутске посчастливилось познакомиться со многими спектаклями местных театров, библитек и гастрольных заезжих трупп, а также с большим гимнастическим дворцом и стадионом «Авнгард», что на берегу Ангары. Там, в первую же зиму мне удалось впервые ступить на прекрасный Иркутский лед, «сваренный» из чистейшей воды великой Ангары. До сих пор не жалею об этом, и стараюсь по возможности, уже пребывая на пенсии, кататься на озерах и реках Забайкалья, особенно на льдине Арахлея. Это – ощущение полета, которое никогда не получить в крытых катках, с их потолком вместо неба и лампами вместо Солнца.

В «Заготзерне» никто, никогда не строил квартиры и я почти год жил в Красном Уголке автобазы, где спал прямо на скамейке. В марте 1953-го меня перевели в Читинскую автобазу «Заготзерно», с самым низким тогда в стране окладом – 600 руб. Но зато я уже спал на бабушкином сундуке, на своей родине! Вскоре мной заинтересовался военкомат. На срочную я попал в Новосибирское Военно-строительное училище. Возможность заниматься спортом, в частности гимнастикой, я использовал на полную катушку и когда после службы вернулся в Читу многие меня просто не узнали – возмужал, окреп. В Чите моим рабочим местом на долгие 13 лет стали Авторемонтные мастерские, что находились по улице Мостовая №1. Работал мастером моторно-механического цеха, технологом, конструктором и даже директором.

После работы приходилось просиживать ночами над учебниками, готовить контрольные работы и курсовые проекты, т.к. поступил на заочное отделение в Иркутский сельскохозяйственный институт на факультет механизации сельского хозяйства. Все шесть учёбы лет постоянно пребывал в состоянии недосыпания и недоедания. В 1961 году защитился и получил диплом инженера-механика. Должность конструктора предполагала творческий подход к делу. Будучи в командировке в Кемеровской области на руднике Тиссуль освоил для местных золотоискателей и угольщиков выпуск прицепных самосвалов на базе автомобиля МАЗ.

В 1976 году перешел на Читинский Машзавод, тоже конструктором. В 1977 году пригласили на работу на Читинский Автосборочный завод. Здесь обогатился опытом автостроения Московского ЗИЛа.. Увы, на тот момент продукция завода сильно отставала от уровня автомобилей зарубежных аналогов. Производство требовало модернизации. Свой посильный вклад хотел в это дело внести и я. Будучи в командировке в Харькове ознакомился и получил необходимую документацию для установки на все существующие автомобили специальных насадок для нейтрализации выхлопных газов из глушителей, а также для нейтрализации выходящих газов из отопительных промышленных систем (Метод Лесьюиса). Однако началась перестройка и нейтрализация уже никого не интересовала…

Экономика начала разваливаться. Зарплаты практически не платили. Раньше зарплаты инженера тоже ни на что не хватало, но хотя бы была возможность найти подработку. Помню, как пять лет прирабатывал лопатой, высаживая в траншеи деревья и кустарники в сквере у бывшего кинотеатра «Октябрь». Но наступили новые времена и мэрия распродала молодые аллеи и столетние сосны строительным предпринимателям. Впрочем, лучшие заработки мне приходилось получать не на посадке деревьев, а на их рубке: на плановых вырубках загородных просек для линий электропередач. Несколько лет подряд топором приходилось «прирубать» добавку, поправляя семейный бюджет.

В должности конструктора Читинского Автосборочного завода я трудился пять лет. Потом, когда уже завода практически не было, как активного физкультурника и пропагандиста физкультуры и спорта мне предложили поработать инструктором по пропаганде в областном совете спортивного общества «Россия». Это общество подобравшее тогда под себя «Урожай», «Трудовые резервы», «Спартак» и многие другие физкультурно-спортивные организации просуществовало недолго, но вот здесь, однажды, произошло моё знакомство с инвалидным спортом, определившим во многм мою дальнейшую деятельность и судьбу.

Помню, как в один прекрасный день через несколько ступенек в наш кабинет забежал председатель общества и тяжело дыша, почти криком, начал мне объяснять, что я должен ехать с инвалидами в Бурятию: «Вон, смотри в окно. Их целый автобус! Поезд скоро отходит! Давай!». Оказывается накануне он собрал команду инвалидов для участия в межрегиональной спартакиаде, купил им билеты на поезд и, когда уже все сидели в автобусе, чтобы ехать на вокзал, понял, что одних их отправлять нельзя! Все кабинеты в нашем учреждении вмиг опустели – никому не хотелось взваливать на себя такую физическую и моральную нагрузку. Остался лишь я один в пустом здании спортивного общества «Россия». Так начался мой долгий, на все ближайшие 10 лет, труд в сфере физической реабилитации инвалидов .

Та первая поездка была самой трудной: железнодорожники тоже не имели понятия как инвалидов перемещать по путям и шпалам, как колясочники будут заезжать в вагон (без пандуса!), как эти люди будут пользоваться туалетом и взбираться на верхнюю полку вагона.

Потаскал я тогда на себе коляски и колясочников!

А когда приехали в Улан-Удэ нашёл ночлег и питание. Перед соревнованиями объяснил каждому, как важно выступить на соревнованиях достойно. И у нас получилось! Первыми чемпионами тогда стали: Алексей Филиппов, Александр Елисеев, Дима Сапожников, Андрей Лапердин, Таня Мурзина и Ира Теплякова.

В те годы общество только-только начинало поворачиваться к инвалидам. Всех молодых тогда в Чите собирали и объединяли в клуб «Гефест» Александр Елисеев и Наталия Мурина. Однако одиннадцать из них (все спортсмены) в феврале 1991 года пришли ко мне домой и попросили, чтобы я организовал для них отдельный, но сугубо спортивный клуб. На меня смотрели одиннадцать пар молодых и немигающих глаз. Молча ждали. От такой просьбы и доверия я уже не смог отказаться. Думал, что как раз мне осталось до пенсии меньше года: вытопчу помещение для клуба, открою счет в банке, напишу устав, выхлопочу телефон для связи и спокойно пойду на заслуженный отдых. Вся эта работа затянулась на долгих 11 лет.

Когда пришло время выходить на пенсию, я даже не вспомнил. И только в 1993 году один наш товарищ, которому я помогал получить инвалидный автомобиль, буквально силой привёз меня в пенсионный фонд и втолкнул в нужный кабинет…

Впрочем, это ничего не изменило в моей жизни. Я продолжал работать по 12-14 часов в сутки.

К счастью работа мне приносила радость. И как тогда, так и теперь я не представляю, как можно сидеть на диване и ничего не делать!

Сколько себя помню, всегда хотел овладеть каким-нибудь видом спорта. В молодости занимался гимнастикой и дошел до 1 разряда. Затем стрелял из мелкашки и даже победил на краевых стрельбах. Сразу тогда отправляли на Российские соревнования в Иркутск, откуда вернулся с призовым ружьем 32-го калибра.

Но коньки заняли мою душу и сердце целиком! От первых стартов до 1-го разряда, с юности и до сегодняшнего дня я не расстаюсь с этим потрясающим увлечением, хотя и других увлечений в жизни было немало.. Еще в 60-е годы прошлого века, в те времена, когда участвовал в конькобежных соревнованиях, всегда брал с собой в поездку камеру и после возвращения писал аналитические заметки о коньках, скороходах и тренерах. Делал кино-фото репортажи для Читинского телевидения, и не только о спорте, но и о других событиях. Например, об изготовлении и отправке холодильных машин читинскими машиностроителями в Москву для мавзолея В.И. Ленина или о выпуске 1000-го северного автомобиля в Забайкалье. Игровыми «шедеврами» не баловался. Предпочитал реальность. Признаюсь, начинал снимать исключительно ради гонорара, который, в те времена был больше заводского оклада инженера в три раза! Но потом по-настоящему увлёкся. За месяц сдавал в эфир до 15-17 двухминутных сюжетов. Снимал и зарисовки во время туристических поездок в ГДР, Болгарию, Югославию, Польшу, Северную Корею и Кубу. За фильм «Не мускулов ради» – о сдаче норм ГТО в забайкальской Железнодорожной больнице, в 1978 году на Всесоюзном конкурсе в Ворошиловграде мне присудили третью премию, вручили медаль, кубок и диплом.

Тема ГТО вообще очень серьёзно прошла через всю мою жизнь. Мы живем в Забайкалье, и крытых катков, до последнего времени, нам никто не насмеливался строить. Поэтому после таяния весеннего льда, приходилось коньки буквально зачехлять, а двигаться как-то надо, и вот тут-то в 1973 году «подоспело» многоборье ГТО! Острословы тогда называли: «спорт для пенсионеров и неудачников», я же считаю это универсальным проектом, позволившим тысячам наших граждан увлечься спортом и здоровым образом жизни. Попробовал и я. И буквально сразу у меня получилось занять второе место в зоне Сибири и Дальнего Востока с «путевкой» на чемпионат РСФСР. Хорошее начало! Правда, мастерский статус не дали: мол, старье! И это всего-то в сорок с небольшим! Но я не жалею: ведь за эти годы я научился не только бегать, но и с удовольствием плавать, стрелять, кидать гранату. Потом, в 2013 году для коллег-многоборцев я написал историческую повесть, которая теперь, в 2018 году уже подготовлена к третьему изданию.

Это будет уже седьмая моя книга. А в 2007 году я написал книгу «Конькам все возрасты покорны». В 2010-м – «Мы из «Скифа». В честь Олимпийской чемпионки Людмилы Титовой в 2010-м году составил буклет, который много лет спустя перерос в книгу «Малиновые сопки, золотой Олимп и голубые полюса. В этом году она увидела свет. Её я и принёс сегодня, чтобы вам показать».

Вот такой у нас с Анатолием Ивановичем получился интереснейший разговор. Он, наверное, ещё продолжался бы и дальше, но нашего собеседника уже догоняли нетерпеливые телефонные звонки. Как всегда Анатолию Ивановичу нужно было бежать по своим спортивным делам, кому-то помогать, что-то организовывать, какие-то важные ветеранские дела согласовывать и решать. О заслуженном отдыхе этот человек ещё даже и не начал мечтать!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.